Текст книги «Матрица Ландшафта»

Аннотация к книге:
Непедагогично, неполиткорректно, зато доступным языком и с картинками в книге рассказано о Матрице ландшафта, формующей жизнь по своему лекалу. Матрица ландшафта — это эргономика взаимодействия географического ланд-шафта и человека.
В данной книге образ «Матрицы ландшафта» — это инструмент, который в соответствии с особенностями эргономики восприятия людей, позволяет лучше донести до читателей понимание многомерности происходящих процессов; поз-воляет более наглядно показать алгоритмы, обуславливающие формирование всего, что нас окружает, — от геополитики и международных отношений до гра-достроительства и планировки каждой квартиры.
Книга «Матрица ландшафта» — не учебник, это скорее введение в опре-деленный образ мыслей. Основной лейтмотив в этой книге — градостроитель-ный, т.к. градостроительство — это одна из наиболее комплексных сфер дея-тельности, через которую ярко и зримо проявляется зерно Матрицы ландшафта.
Те, кто привык читать книги с середины (с «интересного места»), могут сразу открывать главу 14 «Выводы и решения». Но для связного понимания со-держания советуем всё же начинать чтение с первых страниц.
Книга предназначена для лиц старше 18 лет. Даже более предпочти-тельно прочтение данной книги при достижении 33 лет.


Copyleft. https://ru.wikipedia.org/wiki/Копилефт
Материалы проекта «Малоэтажная планета» созданы на основе принци-пов неавторской культуры, по какой причине никто не обладает в отношении них персональными авторскими правами. Приветствуется копирование и распростра-нение книги «Матрица ландшафта», в том числе с коммерческими целями. При всём при этом, важными являются два условия: нельзя присваивать себе в уста-новленном законом порядке авторские права юридическим или физическим ли-цом; нельзя искажать информацию настолько, чтобы это меняло её смысл. По возможности, указывайте ссылку на первоисточник.
Замечания, дополнения и предложения, связанные с содержанием данной книги, направляйте на почту: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

ЭПИГРАФ


«Мне был 31 год. Я работала акушеркой в больнице Джона Редклиффа в дородовом отделе-нии. За одну неделю у троих пациенток случились выкидыши. Они были на пятом и шестом месяце. Двух малышей нам чудом удалось спасти. Через неделю пять новых выкидышей. Уже на более ран-них сроках. Помню, я записывала женщину на первую консультацию и заметила, что на семь месяцев вперед у нас нет ни одной пациентки. Всё чисто. Я позвонила подруге, которая работала в больнице в Квин Шарлот, у них тоже не было но-вых беременных. Тогда она позвонила своей сест-ре в Сидней. И там тоже самое.
Вместо шума с игровых площадок в ушах стоит звон отчаяния. Что-то страшное тво-рится с миром, в котором не слышны детские голоса.»

Мириам (к/ф «Дитя человеческое»)


С благодарностью посвящается Барчукову Павлу Владимировичу,
основателю компании «Инвест-недвижимость» (п. Заокский, Тул. обл.)
и инвестору малоэтажного посёлка «М2о2»: без его поддержки
и управленческих решений эта книга никогда бы не появилась.


Матрица ландшафта
Введение


Поляну можно нарисовать только сидя на горе,
гору можно нарисовать только сидя на поляне?
Владимир Тарасов,
аудиокурс «Управление по Макиавелли»

Как художнику, когда он рисует пейзаж,
надо спуститься в долину, чтобы охватить
взглядом холмы и горы, и подняться в гору,
чтобы охватить взглядом долину, так и здесь:
чтобы постигнуть сущность народа, надо быть
государем, а чтобы постигнуть природу
государей, надо принадлежать к народу.
Никколо Макиавелли, книга «Государь»


Многие, кто хоть раз летал на самолёте, помнят те ощущения, когда после предвзлётных переживаний, созерцательно взираешь вниз на землю. Разгляды-ваешь занимательные узоры из линий дорог и рек, из лоскутов полей и лесов. С такой высоты на этом орнаментальном полотне города и посёлки, здания и дома играют едва заметную роль. На удивление, в этот момент многое в нашей жиз-ни начинает восприниматься несущественным, малозначительным, заботы и трудности растворяются. Приходят мысли: что всё не так уж плохо, что всё впереди, что многие проблемы таковыми по сути не являются вовсе… Приходят, например, рассуждения о промышленности и экологии: что много надуманного в конфликте между ними и что можно между ними найти компромисс, который яко-бы отыщется просто и быстро. Задумываешься: почему люди не осознают своего счастья, а погрязли в «рукотворном» облаке проблем и забот. Одним словом, начинаешь ощущать себя чуть ли не философом.


Не удивительно, что ещё сильнее такие философствования овладевают людьми, которые взирают на землю с гораздо большей высоты:
«Когда находишься на орбите и видишь землю в радиусе двух тысяч ки-лометров, то на тебя снисходит озарение. Ночью видны города, где милли-оны людей занимаются своими делами. На дневной стороне планеты за-метны такие природные явления как ураганы, похожие на огромные спирали над океанами. Амазонка протекала между моих ног целых пять минут подо мной; до самого моря простирался красивый зелёный ковёр. Над Амазонией вставало солнце, лес оживал, и, как обычно, начинал вдыхать и выдыхать. В итоге, я ещё больше полюбил нашу планету. Хотя, никогда не задумывался об экологии, когда находился на поверхности земли. Мне также стали нравить-ся люди. Меня словно оторвали от семьи и вернули назад.» — астронавт Пирс Селлерс.

«За пятнадцать минут до этого я был чуть ли не на границе кос-моса, а теперь оказался в райском саду. Мы на самом деле не ценим красоту нашей планеты.» — военный пилот США Джозеф Киттинджер, совершивший 16 августа 1960 г. прыжок с высоты 31 км, на которую он поднялся с помощью огромного воздушного шара.

Сигнал «пристегните ремни!» моментально возвращает в реальность. Все вокруг оживляются. Мелькают стюардессы. Дымка философствований бес-следно рассеивается. Резко вдыхаешь отрезвляющий запах реальности. В голове вновь запускается маховик текущих «не забыть»: забрать багаж, включить телефон, посмотреть погоду, проверить почту, созвониться с встречающими… Касание с землёй — ты снова подключён к системе.


Что это за феномен восприятия? И каков механизм его возникнове-ния?
Если не вдаваться в особые мудрствования, объяснения лежат на поверх-ности. Сознание попадает в непривычные для себя условия: созерцание объек-тов с запредельной для человека высоты, которое никогда не встречалось до этого в природе на всём протяжении эволюции. К этому также добавляется эф-фект парения над облаками, который у космонавтов сверх того дополняется не-привычным отсутствием гравитации. В итоге, восприятие отрывается от реально-сти, от взаимосвязей и жизненных обстоятельств и подвисает в прямом смысле этого слова…
В более меньшем масштабе, подобный эффект проявляется при созерца-нии пейзажей с горных вершин, холмов и небоскрёбов. В этом случае, связи об-рываются, но не полностью: консервативные силы остаются — такие как гравита-ция, климат и т.д. Они-то как раз и не позволяют оторваться всецело от реально-сти, а наоборот, помогают перезагрузить восприятие, отвлечься от суеты и при-нимать более разумные решения. Это как раз объясняет неотъемлемое во все времена стремление правителей и различных управленцев жить в горах, отды-хать на возвышенностях или на худой конец в небоскрёбах. Это действительно помогает более трезво и цельно оценивать ситуацию благодаря отключению от лишних деталей и забот, которыми так полна система жизненных обстоятельств:
«Жизнь на высоте — это, конечно же, шикарный вид. С таким видом голова работает лучше, мысли становятся масштабнее, а чувства острее.» — https://ria.ru/society/20170902/1501572643.html

Теперь другой пример. Более приземлённый, но опять также порождённый самолётами. Только теперь эффект будет создаваться за счёт неестественно быстрой по времени сменой условий — отдыхающий провёл две недели своего отпуска в Европе или в Америке. Там он дивился необычайной красоте и чистоте жизни: ухоженные домики, уютные дворики, чистые улицы, ровно подстриженные газоны, приветливые жители, вежливая прислуга и т.д. Многие без труда смогут продолжить этот список.

Душа от таких условий уже после первых же дней, как говорится, расцве-тает. Лёгкие наполняет ощущение свободы, а сознание — лёгкость бытия. И лишь изредка вскользь мелькают мысли: что вроде бы исходные условия те же самые — такая же земля, ландшафт похож, климат тоже не сильно отличается; машины на четырёх колёсах, люди в общем-то те же — две руки и две ноги. А жизнь такая непохожая, совсем другая… Рождается идея: и почему бы у себя на родине не устроить всё также, тем более, составные элементы те же. Отпуск заканчивается, всего несколько часов перелёта и возвращение обратно. И с первых же минут резкий контраст между образами жизни. Те же люди, те же машины, — дороги, — дома, — воздух, — солнце… Но обжигает суровая серость: пыль и грязь на ули-цах, угрюмые маски на лицах, унылый облик домов… Вроде бы, всё то же самое, но всё совершенно другое. Сознание первое время пытается решить для себя это недоразумение, но позже мириться с реальностью и вслед объясняет это для себя — что значит там условия (климат, ландшафт, люди…) не совсем одинако-вы.

И вроде бы всё складно, но некоторые примеры упорно не вмещаются в эту логику:
1). Когда всё же ландшафт и условия климата одинаковые.
Посмотрите внимательно на эти два пейзажа. Очевидно, что природно-климатические условия и слева, и справа идентичны. Но слева территория прак-тически не обжита, пустынна в инфраструктурном плане, а справа наоборот — обжитой край, всё цветёт и в инфраструктурном изобилии. Слева пейзаж из Ал-тая, справа — пейзаж альпийский.


Вот ещё два пейзажа с теми же адресами: сверху — Алтай, снизу Альпы:

Вот Алтайский пейзаж снова — который всё же ничем не уступает заморским по красоте:


Также есть множество свидетельств очевидцев послевоенных лет, побы-вавших в посёлках русских немцев — вроде бы, те же поля, те же леса, — кли-мат, — строительные материалы и т.д., а жизнь там совершенно другая. Чистые улицы, ухоженные дома и дворы, никто не мусорит, и всё обустроено…
2). Задача ещё более осложняется, когда жизнь коренных жителей единой местности различается в соседних деревнях до крайних противопо-ложностей. Например, видим на склоне две деревни. В одной неустройство, разруха и пьянство, а в соседней всё по-хозяйски, виден порядок и уход в быту. Попытки выяснить причину у местных жителей не находят объяснений. Только и слышишь в ответ: «ведь так изначе у них повелось…». Вот, например, фото де-ревни в Вологодской области (сверху) и деревни в Татарстане (снизу):


Показателен в этом смысле яркий пример — граница Финляндии и России. Здесь уж очевидно единство климата и внешних условий, но качественная разни-ца видна сразу же при пересечении границы. Самое удивительное, что в пригра-ничной области на финской стороне живут большей частью выходцы из России.
Такой же эффект проявляется, например, у белорусской границы: там явна зрительная граница условий жизни — дорожное полотно резко меняется на про-тивоположное. И здесь сразу находит себе объяснение стремление государств к сглаживанию визуальной разницы на переходах территорий смежных государств. На ответственных участках границы этому действительно уделяют должное вни-мание. В этом отношении интересно исследование, которое провела «Владиво-стокская семья Решетниковых в 1982 году проехала на своей машине из Влади-востока до Прибалтики и обратно. Во время поездки они вели дневник. Особен-но ценные записи из него — о магазинах и рынках, о ценах на еду и промтовары в десятках регионах России и семи республиках Союза. Несмотря на сложив-шееся общественное мнение о дефиците еды в позднем СССР, в каждом регионе всё было по-разному. Так, Прибалтика и Украина выглядели тогда продуктовым раем: несколько сортов колбасы и сыра, очень дешёвые фрукты, овощи и ягоды. А в Волгограде — мясо и масло по талонам (при этом масла — по 300 гр. на человека).
За июль-август 1982 года, если быть точнее, семья Решетниковых на ВАЗ 2102 в общей сложности проехала 21303 километра (семь республик Сою-за), сожгли бензина около 1800 литров (на него истратили более 700 рублей). Как они объясняли позднее, цены ими записывались сразу после покупок и «оши-бок быть не может». За время путешествия было исписано 5 тетрадей по 96 листов.» — http://ttolk.ru/2017/08/14/21-000-км-на-машине-по-ссср-в-1982-году-еда-и-цены/


И всё было бы складно, если бы подобные контрастные различия заканчи-вались бы только в плоскости ландшафта, территорий, климата. Как объяснить, когда также контрастно меняются люди. Притом, условия местности, климата, общества остаются прежними, а меняется лишь одно — к примеру, меняется ру-ководитель. Достаточно вспомнить известного государственного деятеля С.Ю.Витте (1849-1915), который при Александре III был образцовым хозяйствен-ником и государственником, а при Николае II неожиданно принял далеко не по-следнее участие в развале монархического строя. Когда его самого спрашивали, что надо сделать, чтобы «спасти Россию?» (эпизод имел место в период рево-люции 1905 — 1907 гг. непосредственно после оглашения манифеста 17 октября 1905 г.) — С.Ю.Витте указал на портрет Александра III, висевший в его кабинете, и сказал: «Воскресите его». (Витте С.Ю. Воспоминания. Т. 3, гл. 50).
Подобных примеров каждый из нас может достаточно вспомнить в своей практике. Примеров, когда все из известных условий одинаковы, а результат всё равно разнится вплоть до противоположного. Словно, есть некие невидимые слои, пласты обстоятельств и условий, которые не воспринимаются воочию и во-образить их можно лишь умозрительно.
Мы также на своём опыте выявили этот клубок условий. Увидели его в об-разе многомерной матрицы условий и обстоятельств. И назвали его МАТРИЦА ЛАНДШАФТА, о которой будет рассказано в этой книге.
Книга, похоже, получится не совсем обычной. Вещи и явления, о которых пойдёт речь, не сразу сложились в единый образ, оттого их непросто было уком-поновать в текстовой формат. Да так упаковать, чтобы записка получилась при-емлемого размера и не превратилась в толстую книгу: утомлять вас бесчислен-ными страницами тоже нет нужды. Сейчас и так ни у кого не хватает времени на освоение постоянно увеличивающегося объёма текущей информации. Из этих же соображений, в записке будет достаточно много картинок, схем и иллюстраций, т.к. плотность упаковки информации в картинках на порядки больше, чем это позволяет донести буквенный формат. Но картинка без текста тоже может остаться немой, оттого что будет изъято точное недостающее к ней пояснение, поэтому постараемся всё-таки выдержать баланс между текстом и картинками, чтобы книга не превратилась совсем уж в комикс.
По причине взаимосвязанности и взаимовложенности описываемых явле-ния, некоторые цитаты будут повторяться несколько раз в разных уголках книги. Встречающиеся иллюстрации-раскадровки (состоящие из нескольких фрагмен-тов) следует читать, как текст — построчно слева направо.

 

Мы тогда сделали первую попытку проанализировать
ситуацию в экономике, в финансах, в социальной сфере,
в судебно-правоохранительной сфере.
И я помню, как-то мы вечерами время от времени собирались,
и кто-то сказал фразу, что: «похоже, что у нас везде «Чечня»».
«Чечня» была не географическая, а «Чечня» была, по факту,
во всех сферах деятельности.

Герман Греф о состоянии страны в начале 2000-х гг.,
цитата из фильма Соловьёва В.Р. «Президент»
https://youtu.be/HyNcbVuDJyA?t=22m3s


Финансы — это оружие,
а политика — это умение вовремя спустить курок.
Из к/ф «Крёстный отец 3»

Мы видим, что экономика находится на… п… )))
Министр финансов РФ Силуанов А.Г. в интервью
на Петербургском международном экономическом
форуме в 2017 г. — https://youtu.be/_YX4NRtHF48


Вернёмся снова к тем доброхóтам, которые жадно наглотавшись европей-ских красот, по возвращении домой, слепо пытаются внедрить те порядки на свою родную почву. Прельщает их, среди всего прочего, благоустройство улич-ных и дворовых пространств. Они рассказывают окружающим о прелестях той жизни, приводят её преимущества. Есть даже примеры, когда подобные активи-сты действуют строго прямолинейно — переводят книги зарубежных планиров-щиков и раздают их местным градоначальникам в назидание. Мол, «смотрите и учитесь как правильно надо делать».
Например, книга «Urban Street Design Guide», которая по словам инициато-ров её перевода, «показывает, как можно переосмыслить значения улицы лю-бого масштаба, как можно совместить безопасность, общественную дея-тельность и приятное времяпрепровождение на улице… В книге много приме-ров того, как надо переустраивать разные типы городских улиц, перекрёстков и других пространств и подробное описание почему». По замыслу коллектива «Городские проекты», затеявшего её перевод, распространение материала среди градоначальников должно повлиять на ситуацию: «А также мы отправим 100 эк-земпляров книги мэрам крупных городов и 30 экземпляров книги в крупнейшие библиотеки страны». — https://planeta.ru/campaigns/4462/about

Но несмотря на ретивость подобных агитаторов, такие рецепты на новой почве не приживаются, и в итоге отторгаются безапелляционно. Разве что Москва и Санкт-Петербург способны впитать подобную литературу, но они уже давно и без неё движутся и развиваются в этом направлении.
Почему же так происходит? — попытаемся сейчас разобраться.
Вот фотография местности. Первое что бросается в глаза — это контраст-ная разница между её левой и правой половинами. Видно, что это единый ланд-шафт, и он одинаков по всем географическим характеристикам. Но условия жиз-ни в правой и левой половинах резко отличаются. Забор, проползающий посере-дине, подсказывает — это граница между государствами. В данном случае, меж-ду США и Мексикой. И по инерции, нетрудно сделать заключение — в Америке жизнь лучше, в Мексике — хуже, потому так всё и выглядит.

Но если ненадолго абстрагироваться, и посмотреть на данную местность академическим взглядом ландшафтоведа. Мы увидим, что морфологически это два разных ландшафта: справа — экономическое плоскогорье, слева — экономи-ческая низменность.
Сама собой напрашивается идея — а что если представить экономический ландшафт в виде привычного глазу рельефа? И дополнительный аспект — есть ли морфологические различия экономического ландшафта не только на границах между государствами, но и внутри самих государств?
За образец возьмём территорию России. При моделировании рельефа за-ведомо откажемся от общедоступных статистических данных, памятуя как «накручиваются» счётчики в такой статистике. А в качестве экономической харак-теристики возьмём транспортный каркас — сеть основных дорог и магистралей, как наиболее консервативный и объективный показатель уровня экономической деятельности. Условно примем, что наибольшей концентрации транспортной сети соответствует наибольшее количество экономической активности. Соответствен-но, области с наибольшей активностью преобразуются в положительные высот-ные отметки, и наоборот, меньшая активность — в отметки с отрицательными значениями. Иными словами, холмы и горы — положительная активность, низины и впадины — отрицательная. Наложим теперь всё это на карту России.

В итоге, получается вот такой рельеф.


Результат получился очень выразительным. На рельефе даже отсутствует необходимость в подписях того — где и что находится.
Совершенно отчётливо на поверхности выделяются Москва и Санкт-Петербург. Остальные регионы заметно уступают двум локомотивам. Кстати, те-перь вы понимаете: почему погода на радио Бизнес.FM даётся, как правило, только для Москвы и Санкт-Петербурга?
Эта картинка была сделана в середине 2014 г. И только недавно, в сере-дине 2017 г., удалось найти ей полноценное подтверждение. Совершенно слу-чайно внимание выхватило в интернете карту покрытия сотовой связи сети Ме-гафон. Она в открытом доступе давно существует в сети по адресу:
https://moscow.megafon.ru/corporate/help/offices/#coverage


И показатель экономической активностью в ней даже более достоверный — это сигнал сотовой связи. Вернее, рентабельность размещения вышек сотовой связи на той или иной территории. Совершенно очевидно, что инфраструктура мобильной связи следует в строгом соответствии с экономической выгодой. Тем более, если это Мегафон (один из атлантов «большой четвёрки»), где предвари-тельно все шаги чётко выверяются и детально просчитываются. Чем больше населения и чем больше его покупательная способность, тем больше концентра-ция вышек и качество сети.
Единственный нюанс: карта размещена в интернете лишь в крупном мас-штабе, — так, что её нельзя было ухватить взглядом целиком. Несложным мето-дом коврового скриншота единая карта была склеена: и она полностью совпала с той картой 2014 г. — на ней ярче всего выделяются московская и питерская аг-ломерации, тощая россыпь городов-миллиоников им заметно уступает. Карта от Мегафон даже более совершенна, т.к. содержит ещё больше достоверных дета-лей.

Карта: https://moscow.megafon.ru/corporate/help/offices/#coverage
Чтобы стало более понятно: там, где наложена штриховка, — там нет ниче-го! То есть там жизни нет совсем, кроме диких животных; максимум — несколько человек, подводить к которым сеть было экономически нерентабельно. Области фиолетового цвета — это сеть связи последнего поколения (4G) — наиболее рентабельные участки территории, т.е. при построении рельефа эти участки резко вздымаются ввысь.


Сотовая связь в этом случае — самый лучший и самый точный индикатор, сродни сканеру экономической активности. Однозначно, сотовый индикатор — не единственный показатель при сканировании экономического ландшафта. Для по-лучения более детализированного экономического ландшафта его можно допол-нить другими качественными и количественными индикаторами.
Дальнейшие выводы на основе этой карты пока отложим в сторону. А сей-час перейдём к следующему шагу.
Сейчас отскочим от масштаба государственного рассмотрения и взметнём-ся на уровень выше — на уровень планетарный; и попытаемся выявить индика-тор, сущностно отражающий рельеф экономического ландшафта различных госу-дарств. Задача сперва кажется невыполнимой. Прибегать к помощи сообщества экономистов тут бесполезно. В ответ можно будет только ожидать предсказуемую мантру — «это сложная и многофакторная задача, зависящая от сотни взаи-моувязанных компонентов, коррелирующихся с инфраструктурными аспекта-ми, волатильностью рынка и инновационным климатом, выявить которые мо-гут только высококвалифицированные эксперты после всестороннего анализа и мониторинга ситуации на мировых рынках» и прочую кучу заумных отговорок. Но оставим дзен-экономистов в их беспросветной медитации.
Обратимся к более практически полезным дисциплинам — например, к теоретической механике. В которой есть тема про обобщённую координату. Напомним её определение: «обобщёнными координатами называются незави-симые координаты, заданием которых можно однозначно определить положе-ние всех материальных точек системы». Если более простым языком: пред-ставьте себе механическую систему из множества тросов и катушек, где вы точно знаете, что если вы потяните трос вниз с силой в 1 Ньютон, то груз поднимется на 1 метр. И притом вы также знаете в какое точно положение займут все катуш-ки после перемещения троса.

Но как найти обобщённую координату для мировой экономики. Путём недолгих размышлений такая была найдена — это процентная ставка ре-финансирования. Действительно, совсем не нужно детально погружаться в ана-лиз экономики страны, чтобы понять здоровье её экономики. Достаточно просто взглянуть на размер процентной ставки: чем она ниже, тем более развита жизнь и более высокое благосостояние в стране и экономический ландшафт страны бо-лее равномерно распределён по площади государства; чем она выше, тем менее развита инфраструктура, чаще кризисы, а экономический ландшафт более кон-трастен в распределению по площади — сплошная пустыня с небольшой кучкой оазисов.

По состоянию на третий квартал 2017 процентные ставки ведущих стран мира выглядели так: https://www.fxteam.ru/forex/cb-rates/

Таблица: https://www.fxteam.ru/forex/cb-rates/

График: https://www.fxteam.ru/forex/cb-rates/
И довольно быстро была найдена уже почти готовая картинка изображаю-щая ландшафт мировой экономики. Как известно, сейчас энерговооружённость является наиболее объективным показателем развития экономики. По-простому, чем лампочек горит больше, тем более развитая экономика.

И что же мы видим в итоге, лампочки чаще и ярче горят в Европе, США, Японии, Китае, Индии. В России же бессменно горят ярче всего только 2 маяка — Москва и Санкт-Петербург, на остальной территории едва заметны лишь незна-чительные всполохи огней.
И если вернуться к той предыдущей картинке, построенной на основе кар-ты мобильной сети, то, как бы того не хотелось, пейзажи полностью совпадают.

Что важно заметить: ландшафты вещь не статическая, они меняются на протяжении времени. Изменения происходят также, как и в географическом ландшафте. Есть даже такое определение — геологическое время. Если ускорить воспроизведение, то станет заметно как поднимаются и опускаются горы, рожда-ются и пересыхают реки, вибрирует береговая линия. Экономический ландшафт изменяется также медленно во времени, едва заметно для человеческого глаза. Вот для примера экономический ландшафт России в середине 60-х годов 20 ве-ка. Распределение возвышенностей более равномерное, отсутствуют резкие пи-ки, что полностью соответствует ставке рефинансирования Госбанка в СССР, ко-торая менялась в диапазоне от 0,5 до 3% годовых. По сравнению с прежним, экономический рельеф современной России похож на страну Мордор.

Но оставим пока последующие выводы и рассуждения для дальнейшего рассмотрения.
Экономический ландшафт мы сейчас разобрали. Попробуем теперь по-строить тесно связанный с ним ландшафт — ландшафт демографический. Воз-можно ли построить этот качественно-количественный рельеф на основе данных о концентрации населения на единицу площади? — конечно, возможно.
В этом случае также возьмём исходные данные не из официальной стати-стики, а из более надёжного источника.

Социальна сеть ВКонтакте. В ней есть один инструмент — таргетированная реклама, в котором существует замечательный счётчик количества населения по городам и странам. Для России счётчик показывает 149 млн (это без учёта по-грешности 3-5% из-за ложных id-аккаунтов). Для городов первой двадцатки числа следующие:

В столбце за «1989 г.» данные из Всесоюзной переписи населения 1989 г. — http://istmat.info/files/uploads/17594/naselenie_sssr._po_dannym_vsesoyuznoy_perepisi_naseleniya_1989g.pdf
Что уже сразу видно: спайка агломераций Москва-Петербург даёт в сумме 37 млн. человек, что равняется 25% от всего населения — четверть населения страны, а в 20 городах-миллионниках проживает половина населения. Наносим полученные значения на карту и результат вполне ожидаемый. Опять небоскрёбы посреди пустыни — местность напоминает Дубай с его высотками средь песков.

Очень любопытен пятикратный рост в Краснодаре: сперва это даже похоже на ошибку. И за счёт кого же этот рост произошёл? — в главе 6 «Город-деревня» на это будет дан ответ, про тех, кто облюбовал этот регион…
«Названы самые привлекательные для переезда регионы РФ — са-мыми привлекательными в миграционном отношении регионами России оста-ются Москва и Подмосковье, а также Краснодарский край и Тюменская об-ласть. Об этом говорится в исследовании Института социального анализа и прогнозирования Российской академии народного хозяйства и госслужбы при президенте (РАНХиГС).
Число перемещений граждан внутри страны в этом году превысит 4 миллиона, то есть будет на уровне рубежа 1980-1990 годов и вдвое выше, чем в 2000-е годы, прогнозируют авторы исследования.
Что касается оттока населения, то он фиксируется в регионах Дальне-го Востока, многих регионах Сибири, Урала, Приволжского, Северо-Кавказского и Северо-Западного федеральных округов. В результате население концен-трируется в небольшом количестве регионов страны. Все они располо-жены в ее западной части, отмечается в исследовании.» —
https://rg.ru/2015/12/28/regioni-site-anons.html
«Москва настолько сильный, с точки зрения финансов, субъект, что может и давать даже взаймы федеральному бюджету. Поэтому, если серьёзно, то, действительно, Москва — один из крупных, с точки зрения бюд-жетной обеспеченности, самых мощных, таких, субъектов Российской Федера-ции. Здесь собрано и финансовые компании, здесь зарегистрированы крупные, такие, холдинговые компании, в том числе сырьевого сектора. Поэтому здесь большое количество высокоспециализированных специалистов, получающих высокую заработную плату. И вот именно притягивание сюда таких высо-кообеспеченных, высокооплачиваемых компаний, специалистов даёт и больше доходов этому субъекту Российской Федерации. А почему это про-исходит? Потому что, действительно, создаётся лучшая инфраструктура, создаются лучшие социальные инфраструктуры, инженерные инфраструтку-ры. Это всё притягивает сюда лучших людей, лучшие компании. И в ко-нечном счёте это развивает регион и даёт более высокие темпы роста города Москвы по сравнению с другими субъектами Российской Федера-ции.» — из выступления Силуанова А.Г. (министр финансов РФ) на Московском финансовом форуме, 08.09.2017 г. — https://youtu.be/GaSRJSlT9XQ?t=1h18m37s
Примечательна в этом отношении карта Москвы, на которую нанесено население других российских городов в соответствии с площадью, занимаемой ими — карта очень наглядная и заставляет задуматься — http://sashat.me/2017/05/28/will-moscow-ever-stop-growing/

А существуют ли ещё другие незримые ландшафты, присущие территории?
Юридический ландшафт. Промышленный ландшафт. Политический ландшафт. Дипломатический ландшафт. Финансовый ландшафт. Энергетиче-ский ландшафт. Транспортный ландшафт. Продовольственный ландшафт. Экологический ландшафт. Визуальный ландшафт. Образовательный ланд-шафт. Исторический ландшафт. Религиозный ландшафт. Мировоззренческий ландшафт. Ландшафт вооружений. Ландшафт военных конфликтов. Ланд-шафт питьевой воды… И так далее, почти до бесконечности.
Этих слоёв неимоверное множество. Они сложным образом переплетены, взаимно проникают и воздействуют друг на друга, образуя многослойный пирог причинно-обусловленных связей. Исторический ландшафт в своё время повлиял на экономический, географический сформировал промышленный, военный по-влиял на демографический… Между ландшафтами существует иерархия, притом у этой иерархии есть внешняя оболочка — декларируемая (фиктивная, нерабо-чая), а есть оболочка внутренняя — сущностная (действительная, функциональ-ная). Необходимо отметить: некоторые ландшафты труднее остальных визуали-зировать в виде рельефа, например, юридический или исторический, которые нужно разбивать на многочисленные подслои, чтобы собрать единую картину.

Одна из основных мыслей, которую хочется сейчас донести в книге — каждый участок земли обременён подобным пирогом незримых ландшаф-тов. Не бывает стерильной территории. Любая территория отягощена атрибута-ми. Это важно всегда помнить. Если вам, например, приглянулся своей красотой некий участок земли, то прежде чем строить мечты и планы с его применением, обязательно, прямо глядя на пейзаж, подгрузите в своём воображении все слои незримых ландшафтов, влияющие на эту землю. Непременно появятся ограни-чения: правила, условия, заинтересованные люди, кланы, предыстория, рейтин-ги, слухи и т.д.
И, как несложно догадаться, этот подход применим не только к земле, он касается зданий, вещей, людей — всего, что нас окружает и с чем мы регулярно взаимодействуем.
Но не спешите делать вывод, что этот пирог ландшафтов и есть Матрица ландшафта. Это не так. Связка ландшафтов это всего лишь проекция, загружа-емая в оперативную память при работе системы. Если быть внимательным, то заметна важная особенность: все упомянутые выше ландшафты — виртуальные, кроме одного — географического. Географический ландшафт — носитель объек-тивной среды, задающий консервативные законы функционирования. Все осталь-ные ландшафты производит человек.

Матрица ландшафта — это результат касания географии и человека, результат их взаимодействия. Матрица ландшафта — это эргономика взаи-модействия географического ландшафта и человека.
Чтобы лучше понять механизм этого взаимодействия, достаточно геогра-фический ландшафт заменить на компьютер. В этом случае Матрица ландшаф-та будет результатом касания компьютера и человека. Компьютер — это пла-стилин. От того, кто сядет за него зависит то, во что превратится компьютер. В зависимости от пользователя компьютер может стать — рабочей станцией для проектирования, или — печатной машинкой, или — игровой приставкой, или — домашним кинотеатром, или — примочкой для взрослых развлечений и т.д. И в каждом случае, зерном Матрицы ландшафта будет являться человек (пользо-ватель ПК). Но и от географии компьютера тоже многое зависит — мощность си-стемного блока, размер монитора также влияют на диапазон и качество возмож-ных состояний.
Дать графический образ Матрице ландшафта абсолютно невозможно. Ниже приведём несколько ассоциаций, чтобы настроить вас на её восприятие:



Советуем для настройки восприятия потенциала Матрицы ландшафта также посмотреть видеоролик с динамической интерактивной стеной «Hyper-Matrix»: «Созданная медиа арт группой Jonpasang из Сеула, Hyper-Matrix явля-ется инсталляцией для выставочного павильона Hyundai Motor Group в Корее. Инсталляция содержит в своей основе стальную конструкцию для поддержки тысяч шаговых двигателей, которые контролируют кубы размером 30 см, вы-двигающиеся из внутреннего фасада здания.» —
https://www.youtube.com/watch?v=vHkW9Kp2Clg

Фото: http://www.malbred.com/vj-sobytiya/hyper-matrix-–-tysyachi-fizicheskih-pikseley-v-180-gradusnom-vertikalnom-landshafte.html
Лучшей ассоциацией для восприятия образа Матрицы ландшафта будет картинка из серии 3D изображений (стереограмма), эффект которых далеко не всем удаётся увидеть при разглядывании. Люди, у которых получается настроить своё зрение, воочию начинают видеть объёмный предмет внутри столь же объ-ёмного пространства, притом, что всё это находится на плоской поверхности бу-маги. Остальным же приходится довольствоваться только рассказами от тех, кто этот объём увидел. Хотя и те, и другие смотрят на одну и ту же картинку. С Мат-рицей ландшафта дело обстоит так же: пока не настроишь своё восприятие — видно только отдельные стёклышки в беспорядочном калейдоскопе.

3D-стереограмма: http://kristof-blog.ru/post.php?id=17392
На данной 3d-стереограмме изображён объёмный верблюд, навьюченный тюками, который чётко выделяется на фоне стены с изрезанным верхом. Притом специально проверено: это одинаково хорошо видно и на мониторе компьютера, и на планшете, и на дисплее смартфона и даже в чёрно-белом варианте при рас-печатке на бумаге. Вот, что вы должны увидеть на 3d-стереограмме:

Что до эргономики взаимодействия, порождающей Матрицу ландшафта. Эргономика, к сожалению, по-прежнему воспринимается только как наука об обо-рудовании рабочего места и быта человека, в которой учитывается только кине-матика человеческого тела при осуществлении рабочей функции. Сейчас есть эргономика мебели, эргономика бытовых приборов, эргономика инструмен-тов, эргономика оружия, эргономика автомобилей, эргономика интерьера, но нет эргономики города, эргономики ландшафта, эргономики истории, эр-гономики политики и т.д.

Все искусственно созданные ландшафта имеют оперативный характер. Ес-ли представить, что вдруг исчезли все люди, то исчезнут и все ландшафты, кро-ме географического. Без человека природа спокойно обойдётся и войдёт в при-вычный для неё баланс.
Как и все отдельно взятые ландшафты, Матрица ландшафта изменяется во времени, она пластично реагирует на обстановку, защищается и поддерживает внутренний порядок, проводит внутри себя антивирусные операции и карантин-ные процедуры — одним словом, живёт и развивается.
Дальнейшее в книге повествование будет посвящено описанию Матрицы ландшафта. Описание будет разным: и общими мазками, и в прикладных дета-лях — главное, чтобы сформировалась цельная картина, дающая практически полезные знания механизмов и технологии взаимодействия с ней, вплоть до ко-нечных правил и точечных приёмов.
Здесь стоит уточнить: каждый из нас через свой жизненный опыт, получен-ное образование, ошибки и победы уже содержит в себе накопленные представ-ления о Матрице ландшафта. И это не обязательно именовать понятием, пред-ложенным в этой книге. Матрица ландшафта — это всего лишь образ, с помо-щью которого мы в этой книге пытаемся донести понимание многомерности ре-альных процессов. Этот образ — инструмент, который в соответствии с осо-бенностями эргономики восприятия людей, позволяет донести образ, пере-дать главное мета-сообщение этой книги. Сама жизнь намного богаче и разно-образнее и не умещается ни в какие сравнительные шаблоны. Книга поможет обогатить подобные знания, подкорректировать взаимодействие с объективной средой.

Основным лейтмотивом в этой книге будет градостроительный, т.к. градо-строительство — это одна из наиболее комплексных сфер деятельности, через которую ярко проявляется и зримо проступает Матрица ландшафта.

 



Матрица ландшафта. Основная часть
Глава 2. Эргономика границ

 


Географический ландшафт, который мы хорошо помним из школьных уро-ков по физической географии, для нас более привычен — рельеф, климат, почвы и т.д.
Вот перед нами знакомый географический ландшафт. Везде красиво и на первый взгляд всё равноценно — леса, поля, реки, горы… Из школьных уроков по экономической географии мы хорошо усвоили, что экономика тесно перепле-тена и зависит от географического ландшафта.

Чтобы проявить Матрицу ландшафта добавим недостающий элемент — добавим человека на эту территорию. Подгружаем для полноты картины клима-тический ландшафт с градиентом температур и получаем узор распределения населения по площади страны, который обладает ярко выраженным скоплением вдоль западной и юго-западной границы.

Сетка административного деления чётко повторяет карту климатических поясов — где теплее, там членения чаще.
Это очень напоминает пример логики и алгоритма бактерий, который был приведён в первой книге «Мера в урбанистике»:
«Британские ученые предложили новый способ планирования сети дорог, который использует плесень. Для этого они отметили кукурузными хлопьями на миниатюрной карте Великобритании крупные города. Затем карту поме-стили в питательную среду и в районе Лондона расположили колонию P. polycephalum. Размножаясь, этот вид протянул «щупальца» к другим насе-ленным пунктам, представленным хлопьями, стараясь при этом мини-мизировать длину «щупалец», чтобы быстрее и эффективнее добраться до еды. Полученная структура колонии во многих местах оказалась очень по-хожей на существующую сеть дорог.» — https://lenta.ru/news/2010/01/10/mould/

Для дальнейшего понимания этих явлений нам очень помогла наука ли-мология — наука о границах; на которую мы вышли совершенно случайно, наткнувшись на видео с Владимиром Каганским (в передаче Александра Гордона «Культурный ландшафт»: https://youtu.be/ByCT9f7rCxk), являющимся специали-стом в этой науке. Стоит отметить, что эта наука почти неизвестная, мало кто про неё слышал: книг почти нет, специалистов тоже, видео на это тему в интернете найти непросто.
Лимология объясняет эргономику границ, помогает понять влияние человека на формирование их рисунка их очертаний.
И как действительно потом оказалось, из рисунка границ можно вытащить (разархивировать) историю, войны, политику, менталитет и культуру, психологию человека — то есть те виртуальные ландшафты, которые прошиты в каждой тер-ритории.
К примеру, логика в природе и среди людей разная: есть озеро в лесу, на водопой к которому имеют доступ все дикие обитатели леса, территория обита-ния которых находится рядом с данным озером…

Удивительно, но наиболее устойчивые границы — это те, которые прове-дены по рубежам природных объектов — вдоль границы моря и суши, вдоль ли-нии рек, по горным хребтам. То есть по тем природным контурам, которые слож-но преодолимы для человека из-за особенностей его эргономики.
Чем больше у государства внешних границ с географическим барьером, тем устойчивее его положение и большая независимость и прыть во внешней по-литике. Лучше всего, если вся граница континентальная — вдоль моря. В памяти сразу сплывают Великобритания, Япония, Куба, Австралия и Новая Зеландия.

Соответственно, различные отростки от континента, выступающие в тело морское — потенциальные угрозы сепаратизма, если они ещё таковыми не стали. Здесь вспоминаются — Италия, Испания, Ирландия, Корея, Греция, Мексика, Дания.

Правда, этот закон перестаёт действовать, когда климат неэргономичен для человеческой активности (слишком холодно или жарко), тогда изрезанность береговой линии спокойна и стабильна. Вспомним, к примеру, северную границу России, цельность севера и востока Канады, всеобщую геополитическую фригид-ность по отношению в Антарктиде, реликтовую цельность Исландии.

Чем более изрезан край по береговой линии (множество бухт, заливов) и если там ещё к тому же тепло и сытно, то история такой земли будет полна вой-нами, междоусобицей и приграничными конфликтами. Межгосударственные ба-рьеры будут часто менять свои очертания: вспоминаем Европу и Средиземномо-рье в целом.

В случае, если граница бедна на физические преграды, а по разные сторо-ны баррикад люди разных культур и нравов, сулит тем соседям перемежающийся конфликт и регулярные столкновения. На границе между этими государствами люди будут наоборот стремиться искусственно создать физическую преграду — стены, рвы. Примеры — стена между США и Мексикой, между Израилем и Пале-стиной, великая китайская стена, линия Маннергейма.




Из особенностей контура границы можно вытащить также историю. Как правило, если граница выстрадана и за неё пролито немало крови, то она имеет сложный силуэт, скрупулёзно повторяющий очертания и рельеф местности. Если граница сырая, прочерчена относительно недавно, то граница слепа к рельефу местности, прорезана словно по линейке. Особенно сильнее это проявляется, если территория слабо заселена или её коренной народ был уничтожен. Из при-меров — примитивный пэчворк на территории Северной Африки, академическая прямолинейность в членении на штаты в Америке, граница между США и Кана-дой.


Если вернуться вновь к внутригосударственному масштабу, то при этом уровне детализации заметна усреднённая величина административных единиц с радиусом 75-80 км. Что объясняется историческими условиями формирования большинства из них — такое расстояние легко преодолеть всаднику, т.е. это во-прос эргономики при контроле над территорией.

И раз уж зашла речь про расстояния, то самое время перейти к дорогам, или точнее, к транспортному ландшафту. Ибо после границ, дороги играют наиболее важную роль в освоении территории.

 



Матрица ландшафта. Основная часть
Глава 3. Транспортный ландшафт

 


Обзаведясь удобным жилищем,
мы не замечаем достоинства общественных
центров как мест для взаимного общения и
почти целиком предоставляем наши улицы
и площади автомобилям, пешеход же вынужден
отступить на тесный тротуар, потеряв право
на свободное движение.
Добрососедские контакты, которые были
основой единства в старых городах, разрушены
ныне взрывной силой транспорта. Эти контакты
очень важны, и наше общество должно возродить
их в общественных центрах.
Вальтер Гропиус (1883-1969)

 

«Во всех странах железные дороги для передвижения
служат, а у нас сверх того и для воровства».
М.Е. Салтыков-Щедрин (1826-1889)

 


Транспортный ландшафт до этого нам уже встречался: на основе него был построен ландшафт экономический. Эти два ландшафта всегда существуют в связке друг с другом, но транспортный всё же первичный, т.к. без возможности перемещения торговля не образуется.

В свою очередь транспортный ландшафт формируется на базе географи-ческого. В его становлении также участвует ландшафт продовольственных и вод-ных ресурсов, в том числе и ландшафт питьевой воды — например, на рубеже более пустынных земель транспортная сеть заметно редеет.

Эргономика передвижения человека мало чем отличается от остальных представителей животного мира — преодоление пути всегда осуществляется по кратчайшему расстоянию. Также передвижение происходит отрезками, длина ко-торых зависит от ресурсов (продовольствие и вода для пополнения сил, возмож-ности транспорта), суточного ритма (это было особенно важно раньше, когда от-сутствие современного освещения затрудняло передвижение в ночное время).
В соответствии со всем этим и многими другими факторами формировался транспортный ландшафт. Дорожный каркас зарождался сперва для локальных задач (взаимодействие между соседями) и по наименее трудным маршрутам. За-тем из локального перерастал в межселенный → региональный → страновой → глобальный. Также преодолевались более сложные маршруты: если раньше лес-ные массивы были большим препятствием для передвижений и поэтому первые дороги прокладывались по наиболее открытым и ровным участкам географиче-ского ландшафта. Лесной барьер в этом смысле для Древней Руси был хорошим оборонительным буфером от чужеземцев, но это прекратилось при развитии под-сечного земледелия, которое проредило лесной заслон, устроив в нём бреши для последующего формирования транспортных коридоров для захватов и набе-гов. Раньше единственными коридорами в наш край были реки, русла которых одни были свободны от лесных покровов и угроз со стороны диких хищников и разбойников.

Все эти факторы достаточно полно объясняют эргономику урбанизирован-ного ландшафта и географию зарождения исторических городов. Все древние го-рода стояли на водных артериях, которые являлись для них транспортом и ис-точником питьевой воды. Эти факторы также объясняют почему более насыщен-ное историческое прошлое имеют регионы с более открытыми ландшафтами (т.е. без лесного покрова), тем более близкие к водным ресурсам — Древний Египет, Древня Греция, Месопотамия…

Эти факторы также объясняют столь тощий скелет транспортного каркаса на территории современной России. Объясняет, но не оправдывает. Возможно-сти современной техники и строительных технологий давно позволяют проклады-вать трассы в труднодоступных районах, но за последнюю четверть века транс-портный ландшафт практически не изменился. Причины происходящего подска-жет экономический ландшафт.

Сейчас очень подходящий момент затронуть важную взаимосвязь. Суще-ствует расхожий стереотип, что дороги — это всегда благо для экономики. Это заблуждение. Всё зависит от вида экономики; от экономического ландшафта, подстилающего транспортную сеть. При плановой экономике, дороги — инстру-мент развития, при капитализме — инструмент разорения. В первом случае, до-роги — это артерии для равномерного распределения ресурсов по всей террито-рии, во втором — это каналы для высасывания ресурсов из регионов и концен-трации в локальных точках. Одна и та же транспортная сеть при смене экономи-ческой парадигмы может мгновенно превратиться из инструмента развития в ин-струмент разорения:
«Хорошие дороги, каналы и судоходные реки, сокращая расходы на пере-возку, ставят отдаленные части страны в положение, приблизительно одина-ковое с участками, расположенными поблизости от больших городов. С этой точки зрения они представляют собою величайшее из всех улучшений… Они приносят выгоды городу, уничтожая монополию его ближайших окрест-ностей» — Адам Смит, книга «Исследование о природе и причинах богатства народов».
Наглядным примеров для этого может послужить транспортная сеть Рос-сии. До 90-х годов велось целенаправленное развитие регионов и распредели-тельной системы дорог, после известных событий по тем же самым дорогам все накопленные ресурсы были вывезены из регионов. Ресурсы производственные, человеческие и т.д.
Сейчас этот процесс не изменился: до сих пор из регионов вывозится то последнее, чем владеют регионы. Концентрируется, как правило, в Московской агломерации и в Петербургской. И поэтому появление различных транспортных экспрессов должно наоборот настораживать регионы, а не радовать. Конкретный пример — железнодорожные экспрессы, которые активно внедряются РЖД в по-следние несколько лет. Декларируется создание более быстрой и комфортной возможности транспортных перевозок, а в итоге, из-за сокращения времени по-ездки с 4-5 часов до эргономически удобных 1,5-2 часов, люди вместо работы в своём регионе устраиваются работать в Москву. И всё это на фоне борьбы с утечкой мозгов: в которой мы вроде бы препятствуем международной утечке моз-гов, но в то же самое время поощряем межрегиональную и междугороднюю:
«Согласно одному британскому исследованию, в котором были проанали-зированы данные по всему миру, — ликвидация дороги обычно приводит к улучшению местного хозяйства, в то время как новые дороги вызывают рост безработицы в городе (см. в частности: Cruse J. Remove it and they will disappear [Убери её, и они исчезнут] // Surface Transportation Policy Project Pro-gress VII [Прогресс VII. Стратегия в отношении наземного транспорта]. P. 5,7).» — Джеф Спек, книга «Города для пешеходов».
«Несмотря на то, что Петербург был столицей и в нём жил царь со всем своим семейством, многие считали этот город искусственным образова-нием, хотя бывшие москвичи и составляли значительную часть его населения. Особенно много москвичей переехало в Петербург после того, как в 1851 году была построена Николаевская железная дорога. Б. И. Чичерин в своих воспоминаниях пишет о том, как московский барин Пётр Павлович Свиньин, ко-гда все радовались постройке железной дороги, сказал: «Чему вы радуетесь? Теперь все сидят здесь, а будет железная дорога – все уедут».» — Г.В. Андреевский, книга «Повседневная жизнь Москвы на рубеже XIX–XX веков».

Теперь рассмотрим другой аспект транспортного ландшафта — появление средств передвижения новой технологической природы. Речь про появление массового морского и воздушного транспорта.
Морской транспорт после своего появления сильно переформатировал экономический и политические ландшафты. Спровоцировал перестановку сил: одни империи исчезли новые появились. Среди новых была Соединённые Штаты Америки.
Что такое Америка? Америка — это британские выселки. Морской десант Соединённого Королевства, вырезавший коренное население на североамери-канском континенте. Этот момент наглядно показан в фильме Мела Гибсона «Апокалипсис» 2006 г. — племена, погрязшие в распрях между собой, проиграли пиратам-крестоносцам, будучи не конкурентоспособными по развитию ландшаф-та вооружений и инженерной мысли:
«…две военные победы — захват Карфагена в 146 году до н.э. и Египта в 30 году до н.э. Они дали империи доступ к побережью Северной Африки — тер-ритории, столь же необходимой для выживания Рима, как американский Сред-ний Запад для Лондона 2000 лет спустя.
…Задолго до того, как на американском Среднем Западе появились пер-вые фермеры, европейские города кормились за счет плодородных равнин Польши, Литвы, Венгрии и Руси, а аппетиты этих городов в Средние века резко возросли.» — Кэролин Стил, книга «Голодный город».

Внутренняя транспортная сеть США, попеременно переходя то к физиокра-там, то к капиталистам, также становилась то инструментом развития, то инстру-ментом разорения. Довольны распространены и часто встречаются у людей убеждения, что вот в своё время американское правительство дальновидно ин-вестировало в регионы для развития инфраструктуры и дорог, в частности. Люди действительно после этого быстро переехали, осели там и стали развивать те регионы. Но это только половина истории. После того, как люди освоили терри-торию (открыли новые производства, добыли новые ископаемы, культивировали земли), по тем же самым дорогам все эти блага были вывезены оттуда в центры агломераций.
В целом, всё же разветвлённая транспортная сеть — это платформа для равновесного развития территории, если, конечно, проводимая политика направ-лена не на разграбление периферии. Без достаточного насыщения ландшафта транспортными артериями полноценного запуска маховика экономики произвести невозможно.

Сильное воздействие на эргономику географического ландшафта оказали самолёты. Эти вагоны с крыльями сильно сжали физическое пространство: даль-ние континенты стали близкими соседями. Влияние крылатого транспорта на ми-ровую экономику было колоссальное.

Для визуализации сложного транспортного ландшафта даже не потребова-лось прикладывать усилий — такая картинка была найдена в сети. Картинка за-мыкает в себе много исходных выводов по взаимовложенности экономического и транспортного ландшафтов и некоторых других. У более развитых регионов бо-лее насыщенные транспортные потоки. Бросается также в глаза резкая разница, проходящая почти ровно по экватору — богатство северного полушария на фоне скромности южного. В чём на помощь приходит географический ландшафт — от-сутствие материковой сплошности на южном полушарии, которое рассекается океанами, определило более низкое развитие этих регионов. А в момент, когда расстояния перестали иметь значения (воздушный трафик между Евросоюзом и США), южнополушарным континентам уже было не догнать северные по их раз-витию.

В дальнейшем мы ещё не раз вернёмся к транспортному ландшафту, осо-бенно при рассмотрении масштаба города. А сейчас перейдём к одному из наиболее важных и мощных — юридическому ландшафту.

 



Матрица ландшафта. Основная часть
Глава 4. Юридический ландшафт

 

Юрист с портфелем в руках — куда большая сила,
чем сотня вооружённых налётчиков.
Дон Вито Корлеоне (к/ф «Крёстный отец»)

 

Ведь чего греха таить, чтобы понять, что написано
в некоторых законах и подзаконных актах, нужно
перевести для нормального человека всё, что там
написано, с юридического на бытовой русский язык.
Причём перевод этот должен осуществляться
высококлассными специалистами, иначе
там вообще разобраться невозможно.
Путин В.В. (вступительное слово на совместном
Заседании Госсовета и Совета по нацпроектам
и демографической политике. 21 апреля 2014 г.).

 

Зачем тебе телефон, если у тебя нет рта?
Агент Смит (к/ф «Матрица»)

 

Когда у корпораций появляются проблемы
они нанимают дорогих адвокатов,
когда у корпораций появляются большие проблемы
они нанимают очень дорогих адвокатов.

 


Юридический ландшафт единственный искусственный ландшафт, ко-торый стремится подменить собой объективную реальность, подчинить се-бе консервативные законы объективного мира. Заменить земную гравитацию, своей юридической гравитацией.

Как уже было сказано ранее, юридический ландшафт является самым сложным для представления его в визуальном исполнении. Он настолько масси-вен и многослоен, что не позволяет себя прочесть, пока скрупулёзно не разде-лишь всё по деталям и слоям. Также в этом ландшафте диаметрально различа-ются внешняя оболочка — декларируемая (фиктивная, нерабочая) и оболочка внутренняя — сущностная (действительная, функциональная).
С декларируемой оболочкой все более или менее знакомы, поэтому сразу обратимся к сущностной. В определённое время в интернете появилась поня-тийная конституция, которая ближе всего отражает действительный юридиче-ский ландшафт.
«В России писаные и неписаные законы постоянно конкурируют друг с другом. Но, если писаным законам посвящены десятки томов юридических ис-следований, то неписаные законы остаются в тени, в прямом и переносном смысле этого слова. Я решил восполнить этот фундаментальный пробел и воссоздать ту конституцию, по которой на самом деле живет почти сто пятьдесят миллионов человек. В отличие от официальной Конституции, эту «понятийную» конституцию российские власти блюдут неукоснительно. В от-личие от официальной Конституции, эта конституция близка и понятна мил-лионам. В уважении к ней проявляется сегодня единство власти и народа. Представляю первый раздел основного закона современной России.

РАЗДЕЛ I. ПОНЯТИЙНЫЕ ОСНОВЫ КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ.
Статья 1. Сильный может все. Вся власть в России принадлежит силь-ным, власть сильных не может быть ограничена ничем, кроме силы.
Статья 2. Закон существует для слабых. Слабые обязаны исполнять законы, которые написаны сильными. Сильные не обязаны исполнять законы, которые они пишут для слабых.
Статья 3. Сильный не равен слабому. У сильного всегда виноват сла-бый. В отношении сильных действует презумпция невинности.
Статья 4. Сильные имеют права, слабые имеют обязанности. Сильные могут нарушать закон. Слабые тоже могут нарушать закон, но только в от-дельных случаях и если это не наносит ущерба сильным.
Статья 5. Сильные не могут злоупотреблять своими правами в отно-шении более сильных, чем они сами. Если сильный злоупотребил правом в от-ношении более сильного, чем он сам, он считается слабым, и к нему применя-ется закон.
Статья 6. Ни один сильный не может быть привлечен к ответственно-сти за преступление, которое он совершил, за исключением случаев, когда он нарушил право более сильного, чем он сам.
Статья 7. Слабые могут быть привлечены к ответственности за пре-ступления, которые они совершили, за преступления, которые совершили сильные, и даже за преступления, которые вообще никто не совершал.
Статья 8. Слабый не имеет права на защиту от сильного. Слабый яв-ляется сильным по отношению к более слабому, чем он сам. Попытка слабого защититься от сильного является преступлением.
Статья 9. Собственность принадлежит сильным. Сильные владеют собственностью с разрешения самого сильного. Слабые обязаны отдать свою собственность сильному по его первому требованию. Право сильного на соб-ственность слабого защищено государством.
Статья 10. Реальным гражданством обладают сильные. Сильные рож-даются от сильных, либо становятся сильными в силу родства или знаком-ства, а также в случае признания таковым другими сильными.
Статья 11. Споры между сильными разрешается по понятиям. Понятия имеют силу традиции. Понятия выше законов. В случае если понятия и законы противоречат друг другу, законы применяются в той части, в которой они не противоречат понятиям.
Статья 12. Власть сильных от Бога. Монопольное право объяснять, почему властью должны обладать сильные принадлежит Церкви. Церковь при-надлежит сильным - наряду с государством. Слабые должны ходить в Церковь.
Статья 13. Сильными руководит самый сильный. Самый сильный не из-бирается и не назначается, а самоопределяется. Выборы необходимы для то-го, чтобы заранее известный результат выглядел правдоподобным.
Статья 14. Сильные на местах сами управляются со слабыми. Одни сильные не вмешиваются в дела других сильных, если соблюдаются приличия. Вмешательство в дела других сильных допускается в пределах, необходимых для восстановления приличий. Пока сильные разбираются между собой, слабые обязаны молчать.
Статья 15. Право сильных распространяется на всю территорию Рос-сии. Слабые могут съехать, если успеют. Кто не успел, тот опоздал.
Статья 16. Законы сильных действует до тех пор, пока слабые сами не станут сильными.» — http://polit.ru/article/2012/04/11/constitution/
Комментарии здесь излишни, и аналогии с современным положением без-апелляционны. Её авторство приписывается Владимиру Борисовичу Пастухову, который в силу своей должности имеет представление о… Пастухов В.Б. (1963 г.р.) — член Московской городской коллегии адвокатов и Международной кол-легии адвокатов, член Совета по развитию Правительства Москвы, советник председателя Конституционного суда РФ.
Псевдо-справедливая начинка конституций — это только для усыпле-ния бдительности народных масс.
В отличие от «понятийной» конституции, которая умещается на одну стра-ницу, объём декларируемого законодательства на порядки больше. По данным портала правовой информации www.pravo.gov.ru законодательство Российской Федерации на середину 2017 г. состоит из 6693 документа. Именно столько раз-ного рода законов должен знать и выполнять каждый без исключения житель России. И это без учета Указов Президента, Постановлений правительства, вся-кого рода постановлений высших судебных инстанций, ведомственных приказов, инструкций, правил, региональных законов и т.п.
Условно примем, что средний объём каждого документа равняется 25 страницам. Получается 167 000 страниц, округлим до 150 000. Исходя из того, что средний размер книги составляет примерно 300 страниц, каждому человеку нуж-но знать и держать в голове содержание 500 книг.
Пример чтобы прочувствовать масштаб мероприятия: правила дорож-ного движения, которые даже с учётом картинок умещаются всего на 50 страниц. Освежите в памяти: сколько труда стоило, чтобы без махинаций сдать экзамен на знание этих 50 страниц? А здесь на кону 150 000 страниц.

Допустим, для того, чтобы прочитать одну книгу в 300 страниц, разо-брать подробно её содержание и усвоить материал, требуется 7 дней (неде-ля). В году 52 недели: на освоение материала выделим 50 недель — т.е. в год по 50 книг. Здесь самое время вспомнить общеюридический принцип — «не-знание закона не освобождает от ответственности по нему». Итого, чтобы стать законопослушным гражданином, нужно 10 лет посвятить загрузке за-конодательства в свою голову. И потом ещё регулярно отслеживать и перио-дически почитывать различного рода изменения в законодательство и коммента-рии.

Таким образом, для познания юридического ландшафта требуется 10 лет. Юридический ландшафт — это целый параллельный мир, описанный толь-ко в лексическом коде. Мир сродни лабиринту. Его невозможно никак по-другому изучить, представить, кроме как через последовательное чтение. А если ещё вспомнить про такую особенность слов, как их трактовку, и прибавить к это-му волшебство правоприменительной практики, — задача усложняется много-кратно.

Теперь обратимся к тому, как всё выглядит в реальности. Большинство в обществе законов не знает. Люди, понимая всю бессмысленность и бесперспек-тивность данного освоения, их даже не читает. Освоение законодательства огра-ничивается курсом правоведения в институте и несколькими прочитанными от-рывками из различных кодексов. Прочитавшие два и более закона — редкость. Более того, даже профессиональные юристы не знают полностью законодатель-ства, каждый из них специализируется в конкретной области права.
Как же тогда юридический ландшафт работает? Есть два метода:
Метод вслепую — обычный представитель общества изучает законода-тельство чаще всего, когда уже что-то нарушит и ему предъявят обвинение. Эти знания точечные, обрывочные. Обстановку и тяжесть последствий приходится принимать по факту, такой какая есть. Очевидно, что большинство живёт не по букве юридического закона, а по внутренним соображениям, по соображениям совести, на основе внутренних ощущений правоты.
Метод виртуозный — юридический ландшафт только в этом режиме начинает работать полноценно. Для обеспечения этого режима нужно быть или супер долгожителем (чтобы успеть прочитать весь объём законов), или субъек-том способным нанять юриста, адвоката, а лучше сразу несколько. Понятно, что сильные субъекты выбирают второе. Ведь кто такой юрист? Юрист — это стал-кер, поводырь в сумрачном царстве юриспруденции. Отряд юристов опера-тивно дают представление о театре военных действий, формируют тактику, стра-тегию, сценарий действий и добиваются результата. Подобных примеров каждый может достаточно вспомнить, когда субъект уверенно играет на грани фола и да-же в штрафной зоне, но в результате виртуозной работы взвода юристов, выхо-дит сухим из воды. Такова матрица юридического ландшафта.
Какие здесь выводы? Есть средства на взвод юристов — значит, есть пра-ва и, значит, больше перспектив. И наоборот…



https://ria.ru/infografika/20161117/1481606950.html
Не зря поговаривают, что следующая мировая революция будет против юристов. Для многих уже становится очевидна гибельность концепции юридиче-ского ландшафта, основанного на бесчисленных текстах и толкованиях.
А что в итоге? На текущий момент по результатам 25 летней деятельно-сти, армия юристов добилась того, о чём фашисты лишь только мечтали в 1941 г. — в России возрождено крепостное право — более 60% граждан порабощено ипотекой и кредитами. Размер общей задолженности уже составляет более 10 трлн. руб., из которых 5 трлн. руб. были спущены в 2016 г. коллекторским агентствам. И всё по закону.
«Особое место в коммерции занимал вексель – документ, фиксирующий долг. Вексель можно было предъявить ко взысканию, потребовав уплаты заня-тых денег. Когда плата вовремя не вносилась, наступала просрочка векселя. Вексель можно было опротестовать – официально заявить о неуплате по нему долга в срок. Такое действие могло поставить должника в весьма труд-ное, если в небезвыходное, положение. Существовало тогда слово «дискон-тёр», так называли скупщиков неопротестованных векселей. Личности эти были довольно жестоки и коварны.» — Г.В. Андреевский, книга «Повсе-дневная жизнь Москвы на рубеже XIX–XX веков».
«Коллекторы изнасиловали должницу на глазах семьи за микрозайм в 5000 рублей: в Новосибирской области коллекторы совершили разбойное нападение на семью из трех человек из-за долга по микрозайму в 5 тыс. рублей. Прокуратура региона подтвердила, что коллекторы, требовавшие вернуть долг по микрозайму, избили мужа и несовершеннолетнего сына должницы, а с ней самой совершили насильственные действия сексуального характера. — https://www.pravda.ru/news/economics/05-04-2016/1297328-collect-0/
«Коллекторы грозят публично казнить пермячку за микрозайм ее подруги: знакомая 40-летней пермячки взяла в микрофинансовой организации небольшой кредит еще в прошлом году. В кредитных бумагах она указала те-лефонный номер подруги, а в декабре прошлого года полностью выплатила всю сумму по кредиту. Несмотря на это и заемщице, и подруге-поручительнице до настоящего момента приходят смс-сообщения с требо-ванием немедленно погасить долг и угрозами жестокой расправой. В них говорится, что «тебе давали время решить вопрос, займ так и не погашен... Пиши завещание. В телевизоре скоро покажут, как твой труп сгоревший выно-сят, тебя казним показательно, чтобы другим кидать неповадно было», — та-кого рода сообщения регулярно поступают на номер женщины и ее подруги.» — https://www.pravda.ru/news/economics/11-02-2016/1291835-collect-0/
«Треть россиян не могут накопить денег на первоначальный взнос по ипотеке: около 30 процентов жителей страны, которые хотели бы купить квартиру в ипотеку, не могут накопить денег на первоначальный взнос.» — https://rg.ru/2017/03/19/tret-rossiian-ne-mogut-nakopit-deneg-na-pervonachalnyj-vznos-po-ipoteke.html


Если после этого ознакомления всё же попытаться построить рельеф юри-дического ландшафта, то это будет похоже на многоярусный лабиринт со мно-жеством замысловатых коридоров, потайных дверей и проходов, а также ложных дверей и лазеек, тайных комнат и убежищ. И социальная конструкция, изначальный смысл которой был донести до людей категории «ты туда не ходи — ты сюда ходи», превратилась в такую квазимоду.
Юридический ландшафт — инструмент сдерживания в мирное время. С приходом военного времени — его место занимает ландшафт вооружений. Об этом в следующей главе.



Матрица ландшафта. Основная часть
Глава 5. Ландшафт вооружений

 

…без собственного войска государство непрочно —
более того, оно всецело зависит от прихотей
фортуны, ибо доблесть не служит ему верной
защитой в трудное время.
Ибо вооружённый несопоставим с безоружным
И никогда вооружённый не подчинится безоружному
по доброй воле, а безоружный никогда не почувствует
себя в безопасности среди вооружённых слуг.
Никколо Макиавелли, книга «Государь».

 


Для нас часто невдомёк, что мы сейчас так мирно живём, едим, отдыхаем, лишь потому — что в это же самое время вооружённые войска несут постоянную службу и непрестанно стерегут границы и на суше, и на море, и в воздухе. Мы ча-сто об этом даже не задумываемся, увлёкшись шопингами, развлечениями, лай-ками в соцсетях и прочими атрибутами свободной жизни. Даже самая малая воз-можность гражданской беззаботности обеспечивается мощным щитом вооруже-ний. Не будь всего этого, тогда нам было бы не видать сэлфи в инстаграмах:
«Московское небо закрыли "Панцирями": главная задача зенитных ракет-ных полков ВКС России — противовоздушная оборона и прикрытие объектов высшего звена государственного и военного управления, промышленности и энергетики, группировок ВС РФ и транспортных коммуникаций от средств воздушно-космического нападения противника.» —
https://www.pravda.ru/news/districts/08-03-2016/1294501-sky-0/

 



Но так было не всегда. Задумываемся ли мы, почему сейчас современные города и посёлки не имеют оборонительных стен и укреплений, как это было раньше? Вспомним хотя бы средневековые европейские и древнерусские города, тот же Кремль. Прежде защитный пояс из стен и башен имел каждый город. По-чему же сейчас они отсутствуют?

Оборонительный барьер сегодня никуда не исчез, он просто стал каче-ственно другим. Если раньше это были каменные стены, то сейчас это стратеги-ческое вооружение. А началось всё в начале 60-х годов после появления ядерно-го оружия в советском союзе, в создании которого (речь про атомную технологию) далеко не последнюю роль сыграли так ненавистные либералам, товарищи Ста-лин и Берия.

Инфографика: кадр из фильма «Интервью с Путиным», режиссёр Оливер Стоун.

Не случись бы этого, тогда многие безумцы с немыслимыми планами не удержались бы от ими задуманного. Парадокс, конечно, — видеть сейчас как ту-совка, насквозь просаленная либерализмом, топчет память тех, кто обеспечил им современные условия комфортного и беззаботного существования. История учит только тех, кто у неё учится:
«Известный деятель прошлого, Уинстон Черчилль, он был ярым ан-тисоветчиком. Но когда началась вторая мировая война, то он был горячим сторонником сотрудничества с Советским союзом, а Сталина называл великим полководцем и революционером. После второй мировой войны, как из-вестно, именно Черчилль был инициатором Холодной войны. А когда Совет-ский союз испытал первую атомную бомбу, никто иной как Уинстон Черчилль заявил о необходимости сосуществования двух систем.» — Путин В.В. («Интервью с Путиным» часть 4, Оливер Стоун).
Для многих это покажется чрезмерным, но создание ядерного вооружения повлияло на градостроительство больше, чем все фантазии (утопии-антиутопии) и подвиги архитекторов вместе взятые. Без ядерного оружия города бы никогда не смоги настолько увеличиться в размерах и перерасти в мегаполисы, так как защитить такие большие по площади населённые пункты не смогла бы ни одна армия. И если быть внимательным, так оно и совпало по времени — только по-сле 60-х годов начался бурный рост мегаполисов.

Уже первые опыты использования ядерного оружия привели к пониманию, что если четвёртая мировая война и будет, то только с топорами и копьями. Также это усмирило многие народы и их завоевательную прыть. И в итоге, ядер-ное оружие с момента своего появления закрепило международные границы — сработало, как затвердитель границ, стабилизировало их. Никогда до этого не наблюдалось такого постоянства и неизменности межгосударственных рубежей.

Ядерное вооружение — это самый надёжный мирный договор из всех когда-либо заключённых за всю международную историю.
Закономерные выводы после первых опытов использования ядерного ору-жия заставили мировых игроков перейти к использованию только локальных кон-фликтов — когда «большую дубину» использовать нельзя, а отказаться от завое-вания, мародёрства и грабежа не хочется.
Также одним из сопутствующих эффектов такой стабилизации стало разви-тие международного туризма. А кто по-вашему сейчас в основном летает в само-лётах в одночасье ставшие приветливыми страны?
В целом, факт изобретения двигателя внутреннего сгорания очень сильно повлиял на частоту и масштаб военных конфликтов, а также на масштаб городов — зона влияния расширяется ровно до тех пределов, до которых может оперативно добраться субъект влияния. До появления двига-теля мировые войны были абсолютно исключены из-за невозможности быстрого перемещения войск через океаны и географические преграды в точку конфликта. Прежде, любая военная заварушка чаще всего была обречена остаться локаль-ной, т.к. издержки дальних союзников на перемещение своих войск в точку кон-фликта были несопоставимы с ценностью военных трофеев и последующих ди-пломатических выгод. И поэтому военные стычки угасали быстрее, чем к ним могли подоспеть союзники. Но когда цивилизация вооружилась двигателями, расстояния перестали быть помехой — две мировые войны произошли сразу же после активного освоения ДВС — приплыть, прилететь, приехать на общий спектакль военных действий — теперь не проблема. Результаты двух таких массовых сходок в XXI веке мы все прекрасно знаем. На размер Ме-гаполиса, как на орудие мирного захвата территории, двигатель повлиял таким же образом…



«Они с детьми погнали матерей
И яму рыть заставили…
У края бездны выстроили в ряд
Бессильных женщин, худеньких ребят.

Детей внезапно охватил испуг,—
Прижались к матерям, цепляясь за подолы.

— Спрячь, мамочка, меня! Не надо умирать! —
Он плачет и, как лист, сдержать не может дрожи.
Дитя, что ей всего дороже,
Нагнувшись, подняла двумя руками мать,
Прижала к сердцу, против дула прямо…
— Я, мама, жить хочу. Не надо, мама!
Пусти меня, пусти! Чего ты ждешь? —
И хочет вырваться из рук ребенок,
И страшен плач, и голос тонок,
И в сердце он вонзается, как нож.
— Не бойся, мальчик мой.
Сейчас вздохнешь ты вольно.
Закрой глаза, но голову не прячь,
Чтобы тебя живым не закопал палач.
Терпи, сынок, терпи. Сейчас не будет больно.—
И он закрыл глаза. И заалела кровь,
По шее лентой красной извиваясь.
Две жизни наземь падают, сливаясь…»

 

(Муса Джалиль, отрывок из
стихотворения «Варварство», 1943 г.).


И необходимо также отметить, что прежняя транспортная доступность Рос-сии, а вернее — её отсутствие, вкупе с климатом, полностью не соответствую-щим расчётному режиму работы транспортных механизмов, сыграли тогда поло-жительную роль в сдерживании экспансии двигателя. А есть ли у нас сейчас та-кое же преимущество? — двигатели стали менее прихотливыми более выносли-выми, да и баллистические траектории в дорогах совсем не нуждаются.

Также не стоит забывать, что на то время население было более равно-мерно распределено по территории страны: и насколько мы сейчас стали уязви-мее за счёт обезлюдивания деревень в пользу концентрационных мегаполисов?

Фото: http://artyushenkooleg.ru/wp-oleg/archives/14038
Следует признать, что современное градостроительство, увлёкшись более всего вопросами экономическими и художественными, совершенно не увязывает принимаемые решения в градостроительстве с вопросами во-енной стратегии и обороны. Слепо приняв на веру экономическую рентабель-ность за эталон оптимальности, урбанисты бездумно продолжают концентриро-вать население всего в одном единственном десятке агломераций страны. По-добная гражданская мобилизация только на руку для стратегических войск «условного» противника, т.к. это облегчает им службу, сужая список прио-ритетных целей. Финансисты из секты роста и рентабельности также не по-нимают этих простых вещей, бесструктурно толкая девелоперов-архитекторов-строителей на рост агломераций.
Но если хищник не рычит и не виден в зарослях индейских джунглей, то это не значит, что его там вовсе нет или что он стал вегетарианцем, — будьте увере-ны, едва заметив слабость и стратегическую уязвимость жертвы, нападение бу-дет незамедлительным и молниеносным. Тем более подобный хищник обладает по отношению к нам дополнительным внеконкурентным преимуществом по уров-ню своего потенциала, т.к. не вёл войн на своей территории. Война ошибок и ли-берального невежества не прощает:
«Американский генерал назвал Россию "экзистенциальной угрозой" для страны.» — https://ria.ru/world/20170926/1505623537.html
«Эффективная оборона невозможна без высоких знаний у военных специ-алистов как в области военной теории, так и в методике практической подго-товки войск к действиям в городских условиях и ведения боя; без знаний гра-достроителями теории и методики формирования условий для обороны поселений.
В настоящее время ни градостроители, ни военные не придают должного значения оптимальному планированию застройки поселений для размещения военного контингента. Взаимосвязи между градострои-тельством и военной теорией, к сожалению, на сегодняшний день прак-тически нет, что при обороне страны может сыграть негативную роль.
Решение указанной проблемы диктует необходимость разработки в гра-достроительной науке отдельного блока теоретических основ градострои-тельной деятельности в интересах обороны.
Военные специалисты сегодня считают, что города – это первооче-редные цели для ударов и их защита становится доминирующим аспек-том военного противоборства в XXI в. Новые ударные и оборонительные авиационные, ракетные и космические системы вооружения в совокупности с новыми стратегическими и оперативными концепциями фундаментальным об-разом меняют характер и содержание вооруженной борьбы, что диктует необ-ходимость постоянного и глубокого изучения возможностей градострои-тельного потенциала в военной области.» — Перминов Е.О., статья «Тео-рия и практика градостроительства в обороне страны» —
https://elibrary.ru/item.asp?id=15635538
На ландшафте вооружений мы закончим отдельное рассмотрение ланд-шафтов матрицы. По ходу повествования исключения сделаем только для пище-вого, визуального и социального ландшафтов. Основной принцип уже и так поня-тен. Ландшафты продуктивнее рассматривать в ансамбле, во взаимодействии и соподчинении друг другу. Для чего город является наилучшим полигоном для демонстрации полифонии ландшафтов.  
Матрица ландшафта. Основная часть
Глава 6. Город-деревня

 


«Взаимосвязь между едой и городом
бесконечно сложна, но есть уровень,
на котором всё обстоит очень просто.
Без крестьян и сельского хозяйства
городов вообще бы не было.
Кэролин Стил, книга «Голодный город»

 

И мне казалось, что только в деревне
и можно заметить, что начинается весна.
Мне казалось, что только там бывают
настоящие светлые, солнечные дни.
И правда, ведь в городе мы забываем
о солнце, редко видим небо, а больше
любуемся на вывески да на стены домов.

 

Бунин И. А., «В деревне», 1897 г.

 


Основным полигоном для дальнейшего рассмотрения Матрицы ланд-шафта будет являться территория России. Площадка наиболее нам известная и выводы от рассмотрения которой будут наиболее полезны в прикладном смысле.

Взглянем снова на экономический ландшафт, созданный прежде. И подтя-нем к нему ландшафт распределения населения по территории страны. Если прокрутить эти ландшафты в динамике по временной ленте за последние 150 лет, то можно явно увидеть график концентрации. В первые 50 лет изменений по-чти не происходит — доля населения на периферии больше, чем в городских центрах. Скачки роста городов заметны: до революции (приток рабочей силы для заводов и фабрик), затем в 30-е во время индустриализации, в середине 60-х (массовое строительство хрущёвок). Но самый резкий скачок начинается в 90-е г. после развала СССР — кривая уходит резко вверх, как гипербола. Данных для построения такого графика нам никто никогда не предоставит, т.к. ни один регион не признается, что его жители по факту живут и работают в Москве (или Санкт-Петербурге), хотя прописаны и официально числятся на их территории. Поэтому строим его примерно, от руки.

Наиболее близкий к этому эскизу график, который мы смогли найти в ин-тернете, относится к росту только населения Москвы: но, всё равно, он близок по характеру своими очертаниями.

График: http://sevbutovo.mos.ru/presscenter/news/detail/2898268.html
Такой резкий скачок объясняется коренным переформатированием Мат-рицы ландшафта из-за перестройки государства. Главным рычагом управления здесь является ставка рефинансирования, график роста которой полностью сов-падает с графиком концентрации населения — от 3% резко до 210%. Процентную ставку выкрутили на максимум словно ручку громкости на аудиоколонках.

График: https://ru.wikipedia.org/wiki/Ставка_рефинансирования_в_России

График: https://www.fxteam.ru/forex/cb-rates/

 


«Средняя рентабельность в обрабатывающей промышленности 5%. Процентные ставки в России мы видим, что носят абсолютно маргиналь-ный характер. Нигде в мире экономика не работает по таким процентным ставкам, то есть политика, которую проводят наши экономические власти, носит явно экзотический характер. Она противоречит всему сегодняшнему международному опыту.
У нас же созданы условия для обогащения спекулянтов. А чьи же это рога торчат в этой самой экономической политике? Я не согласен, что это рога номенклатуры. Кто у нас бенефициары этой политики? Финансовые спе-кулянты, которые манипулируют курсом рубля.
Зачем вкладывать в реальный сектор, если на манипулировании курсом можно получать фантастический процент? Поэтому и банки так ведут себя: берут государственные кредиты, которые создаёт цен-тральный банк и уходят на валютный рынок.» — из выступления Глазьева С.Ю. на МЭФ, 30 марта 2017 г. — https://youtu.be/btQhfMhaF5o
Город или деревня? В таких условиях это не вопрос образа жизни, это вопрос выживания. Города словно магнит притянули к себе основную массу ак-тивного и работоспособного населения, оставив в тылу только социально неза-щищённое население.

Когда форматирование было завершено, процентная ставка также резко была снижена. Но не до прежнего уровня, а до предела достаточного для под-держания полученного результата. Сейчас она колеблется на отметке 8-10%.
Механизм тут очень простой. В обществе существуют различные по при-быльности виды деятельности.

Таблица: http://www.rbc.ru/rbc500/
Четыре самых сверхприбыльных бизнеса — торговля финансами, торговля нефтью, торговля оружием и торговля наркотиками. Они чаще все-го монополизированы государством полностью или частично. Есть заведомо убы-точная деятельность — образование и воспитание детей, фундаментальные научные исследования, здравоохранение и т.д. Они, как правило, финансируются государством. Бизнес в итоге, чтобы справиться с процентной нагрузкой (про-центная ставка ЦБ, налоги, взятки) выбирает между этими сферами деятельно-сти. Чем процентная нагрузка выше, тем больше предпочтение отдаётся высоко-доходным сферам (близким к нефти и оружию). Чем процентная нагрузка ниже, тем больше бизнеса привлекают менее прибыльные сферы деятельности (соци-ально ориентированные).
Для снижения процентной нагрузки помимо выбора более прибыльного бизнеса используется дополнительный метод — повышение концентрации поку-пателей на единицу площади. Здесь также — чем больше клиентов, тем выше прибыль. И от уровня процентной нагрузки зависит порог рентабельности: сферы бизнеса, оказавшиеся ниже него, могут выжить только при увеличении концен-трации покупателей. Поэтому для предсказуемого снижения рисков бизнес стре-миться в города.
Вот так компактно, всего на два абзаца, уместился механизм влияния про-центной ставки на бурное формирование городов. Совокупная процентная нагрузка является действительной обобщённой координатой, фундаментальным параметром настройки основного массива ландшафтов Матрицы.
К чему же ещё приводит высокая процентная нагрузка? Запускаются сле-дующие процессы — межотраслевая конкуренция, отмирание менее при-быльных сфер деятельности, конкуренция за торговые площади с более высокой концентрации населения и т.д.
Рассмотрим некоторые:
1). Межотраслевая конкуренция. Соблазняя народ перестройкой, его ис-кушали чудодейственной силой конкуренции. Тогда приводилась в пример только внутриотраслевая конкуренция — побуждающая производителей соревновать-ся между собой в качестве, чтобы завоевать клиента. Конкуренция в итоге насту-пила, но конкуренция межотраслевая.
Пример межотраслевой конкуренции: здание детского садика пригляну-лось некому банку (банковский бизнес более выгодный и более сильный конку-рент) — через некоторое время детсад закрывается, здание достаётся банку.
Другой похожий пример: более сильному конкуренту нравятся более кра-сивые места в городе (как правило, это центр) — в результате сейчас обитателя-ми исторических центров всех городов являются банки, офисы нефтяных (сырье-вых) компаний, рестораны, магазины и т.п.:
«К сожалению, для Москвы данная проблема чрезвычайно актуальна: мо-нофункциональность присуща на только отдельно взятым улицам (ска-жем, на Тверской, которую, вообще говоря, можно считать лицом всего исто-рического центра, сегодня преобладают банки), но и целым городским райо-нам (не случайно они называются «спальными»).» — комментарий главного архитектора города Москвы и одновременно первого заместителя председате-ля Москомархитектуры Сергея Кузнецова к абзацу (на стр. 90) из книги «Города для пешеходов» (автор Джеф Спек).
2). Конкуренция за торговые площади с более высокой концентрацией населения. Территория города в сравнении с деревней обладает более плотным населением, но городская территория не везде однородна по этому признаку. Есть участки гипер-концентрированные, а значит более выгодные для торговли — это, как правило, вокзалы, выходы из метро, станции электричек, оста-новки общественного транспорта. Именно поэтому эти участки наиболее плот-но усеяны различными магазинами, кафе, рынками и т.д. Для них это своеобраз-ный допинг в торговом состязании: больше клиентов → больше оборот → больше прибыль.

Также внутри конкуренции за торговые площади используется дополни-тельная хитрость — ни для кого не секрет, что наиболее прибыльным из всех «продуктов» является алкоголь. Поэтому так называемые «продавцы», а по сути — алкогольные барыги, создают на прибыльных точках невиданное количество таких вот «продуктовых» магазинов и ларьков, в которых жалкая горстка продуктов питания лежит только для маскировки.




Фото: Более полутора тонн незаконного алкоголя изъяли в Хабаровске — неле-гальное спиртное и 60 литров жидкости с этикеткой косметического лосьона обнаружили в продуктовом павильоне, расположенном между поликлиникой и школой — https://www.hab.kp.ru/daily/26654.4/3674089/
3). Отмирание менее прибыльных сфер деятельности. Сельскохозяй-ственное растениеводство сейчас — вымирающий вид. Даже при условии низкого налога и господдержки. Процветает лишь более прибыльное животноводство — свиноводство, птицеводство, молочное производство. Даже то растение-водство, что ещё осталось, квази-отечественное — семена зарубежные, удобре-ния зарубежные, трудятся на полях выходцы из стран ближнего зарубежья.
Часто приходится слышать, что бóльшая часть населения планеты живёт в городах и это объективная тенденция. Но город городу рознь. Город в Европе и город в России — это разные форматы. Если отсечь в сторону мегаполисы, то европейский город больше похож на деревню с комфортными условиями. И такие города там равномерно раскинуты по всей территории и, соответственно, концен-трация населения там более равномерна. В России же процветают только мега-полисы, всё что вне их пределов (неважно, считаются ли они городами или де-ревнями) — затухает.
Город и деревня — это единое целое — как река, где есть исток, кото-рый питает русло, и озеро, куда поток впадает. Если пересыхает исток, пе-ресыхает и русло, а вслед за ним и озеро. При существующих параметрах настройки макроэкономики страны население предсказуемо перекочёвывает в мегаполисы, или в агломерации, как это сейчас модно говорить. Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челя-бинск, Омск, Ростов-на-Дону — кем они будут пополняться в последующее вре-мя, если демографический источник (деревня) скоро иссякнет?
«Село катится в многомиллионные городские агломерации — в де-ревнях, особенно в Нечерноземье, практически не осталось людей репродук-тивного возраста, только пожилые. Нет молодых, значит, некому обраба-тывать землю, работать на тракторе в поле. Оно зарастает подлеском или за копейки выкупается латифундистами из агрохолдингов, на которых вахтовым методом работают неместные работники. Падают налоги в мест-ные бюджеты, на которые сейчас обрушилась вся нагрузка по содержанию со-циальных объектов. Следовательно, условия жизни ухудшаются ещё сильнее, и из села вместе с детьми уезжают последние работники. Из-за оптимизации закрываются школы, клубы, медпункты, почта. Село умирает… Эти факты констатирует заведующий кафедрой экономической и социальной географии России географического факультета МГУ доктор географических наук, про-фессор Вячеслав Бабурин.
Несколько лет назад активно вбрасывалась идея создания нескольких многомиллионных городских агломераций. Туда должны переехать жители села и сельских поселений – а это более 37 миллионов человек. Тогда это даст ко-лоссальную экономию бюджета. Сейчас эта идея на словах не поощряется, но на деле активно претворяется в жизнь.
Начало положила Великая Отечественная война. Это и призыв в армию, и последствия оккупации, и переезд в послевоенное время в Калининградскую область, в Крым, на Северный Кавказ. Москва и Ленинград как гигантские пылесосы выкачивали наиболее активные и молодые трудовые ресурсы с половины страны. Но в те годы уровень рождаемости в сельской местности был выше, чем в городах, и в какой-то мере компенсировал отток населения.
Сегодня он либо сравнялся, либо стал ниже, чем в городе. Рожать про-сто некому. Сокращение рождаемости до 9% ежегодно. Демографическая пирамида подрубается: детей нет, молодые уезжают, пожилых уносят на погост.» — http://argumenti.ru/society/2017/10/552148
* * *
Здесь мы сделаем врезку, посвящённую вопросу концентрации, а точнее кадровому составу этой концентрации по профессиям и роду деятельности.
Начнём с цитаты: «Каждый раз, подлетая к Москве, думаешь — что все эти люди делают?.. Какая это нагрузка на экономику. Всегда, когда я приле-таю сюда, удивляюсь. Это реальная проблема. Воронка, созданная во време-на сырьевого бума, больше не будет работать. Москву надо не расширять, а думать, что с ней делать. Там неплохие человеческие ресурсы, и следует подумать над расселением» — Олег Дерипаска, генеральный директор компании «РУСАЛ» — https://youtu.be/Qu0S2V5rk0A
После этой цитаты мы задались вопросом — а чем же действительно люди занимаются в городах, куда они ездят на работу, кем там работают? Как всегда, в такие моменты дефицит с исходными данными. Для этого мы ре-шили использовать метод сечений — уже отлично доказавший в сопромате свою надёжность. Сечение ландшафта занятости населения в мегаполисах полу-чилось достать без особых проблем — в этом помог сервис Яндекс.Работа, на основе которого и было получено искомое сечение — https://rabota.yandex.ru/search?rid=213
В этом сервисе, помимо общего числа вакансий, есть возможность филь-тровать вакансии по отраслям: чем мы и воспользовались при формировании таблицы занятости по городу Москва.

Сечение делалось 20 сентября 2017 г. — цифры были такие:

Мы сгруппировали все отрасли в три категории: в первой категории «Про-дукт» — те, кто производит реальный продукт в городе, в «Офисном планктоне» — те, кто обитает в аквариумах из стекла и бетона, в категории «Обслуга» — те, кто обслуживает первые две категории и город в целом. То есть четверть насе-ления — что-то производит, остальные три четверти — сфера услуг.
Потом сравнили получившееся соотношение с тем, которое было в Москве примерно 130 лет назад — на рубеже 19 и 20 веков. Цифры не совсем точные, но примерную картину составить можно:
«Более половины населения составляли рабочие фабрик, заводов, а также строители, рабочие транспортных и других предприятий. Сюда же относились подёнщики и безработные, которых насчитывалось примерно 18 тысяч человек. Жили они в основном за чертой Садовых улиц, на окраинах. Около 80 тысяч человек, или 11 процентов населения, составляла домашняя прислуга – горничные, кухарки, дворники и пр. Мелкие торговцы и ремесленни-ки, имеющие одного двух приказчиков или работников, составляли 5 процен-тов населения (33 тысячи). Ещё меньшие группы населения составляли во-енные и полицейские (около 26 тысяч), чиновников и служащих разных учре-ждений насчитывалось 10,5 тысячи, духовенства – около семи тысяч, педа-гогов было около 13 тысяч, несколько меньше медиков и юристов, свободных художников – их насчитывалось около семи тысяч и около восьми тысяч – рантье.» — Г.В. Андреевский, книга «Повседневная жизнь Москвы на рубеже XIX–XX веков».

В итоге, если сравнить два этих сечения, то хорошо видно, что производ-ство реального продукта сократилось в мегаполисе в 2,5 раза, зато планктон вырос в 3,5 раза, обслуга осталась почти в той же пропорции.
* * *

 


Учитывая это, экономический ландшафт Европы однороден — холмы и го-ры, экономический ландшафт России запредельно контрастен — пустынный ка-ньон с кучкой возвышающихся скал.
Контрастность ландшафта российской действительности рождает трудно-сти и при управлении. Географическая наука, при очевидной контрастности рель-ефа, всегда чётко различает пустыни и горы, равнины и скалы, потому что это разные объекты — их жизнь качественно отличается друг от друга. В горах осо-бый климат, большее разнообразие экосистем (вертикальная поясность), богаче флора и фауна, чего не скажешь про пустыню. Юридическая и политическая наука до сих пор нечувствительны к подобной разнице.
Пример. На территории вводится некое правило (на иллюстрации прямо-угольник чернильного цвета), за нарушение которого полагается штраф в разме-ре 5 000 руб. Для жителей основной части страны — это будет действительно сдерживающим фактором, т.к. штраф такого размера существенен для их уровня дохода. Для большей же части обитателей мегаполисов — этот всего лишь тариф, плата за нарушение, потому что их доходы на несколько порядков выше.
Как в таком экономическом ландшафте возможно построить адекватное ре-гулирование? Власти, понимая эту объективную картину, осторожно пытаются вводить повышающие коэффициенты для Москвы и Санкт-Петербурга. Но это до-статочно шаткий путь, и к тому же не совсем соответствующий конституции. Хотя уже давно высказываются предложения, чтобы ввести расчёт размера штра-фов для каждого гражданина на основе процента от размера полученного дохода за прошедший календарный год. Как определять уровень дохода, под-скажет налоговая служба. Тогда штрафы будут адекватно и эффективно воздей-ствовать на все слои населения.


Вопрос: помните такие надписи на продукции — «Не для продажи в Москве»?
«Дело в том, что в последнее время появилась мода выпускать дешёвые лицензионные диски с надписью «не для продажи в городе Москве», на которых есть только реклама, фильм с русскоязычной дорожкой и ВСЁ (даже меню нет, не говоря уже про бонусы). Московский тираж: упаковка прозрачный бокс (стек-ло), наличие бонусов, анимированое меню, звук DTS или DD, иногда буклет.
…это не мода такая пошла, а лицензионный продукт «различается» на столичный и региональный. Вы наверно замечали, что игровой контент выпус-кается в стандартной упаковке (джевел коробка) и подарочном издании (DVD-бокс с дополнениями). Стоимость последних, как правило, в 1,5-2 раза вы-ше, при этом их редко можно увидеть на прилавках региональных магазинов, т.к. спрос и платежеспособность населения ниже. В столице же уровень цен и заработных плат совсем иной, поэтому для москвичей предусмот-рено другое издание фильмов, музыкальных альбомов и т.п.» — http://www.superotvet.ru/questions/42240/что-означает-надпись-на-dvd-не-для-продажи-в-городе-москве
Обратный пример. На территории вводится некоторый ценник на приоб-ретение активов (предприятия, земля, недвижимость — одним словом, классиче-ские объекты приватизации), который непомерно высок и из-за чего посилен только для узкой прослойки. Вот, во что это выльется (смотрите иллюстрацию ниже). После такой иллюстрации фраза из разряда «москвичи скупили всё в Краснодаре…» становится более осязаемой: финансовая элита покрыла собой (словно тень от этого громадного прямоугольника марганцевого цвета), подмяла под себя наиболее привлекательные активы на территории России, установив на подвластной территории «московское иго».

Из-за непомерно высокой ключевой ставки подобные перекосы есть почти во всех сферах деятельности.
К примеру, — проектирование городских улиц. Чему будет отдано пред-почтение в городе: автомобильной полосе или пешеходной дорожке? Конечно, автомобильной части, потому что автомобильные полосы приносят прибыль, а пешеходные — нет. Проектировщики дорог, дорожные строители, производи-тели строительных материалов, производители автомобилей, представители нефтяного бизнеса, владельцы автозаправок, владельцы автосервисов, службы ремонта дорог и т.д. — все из этого перечня получают прибыль от увеличения площади асфальтового покрытия. И тех, кого до сих пор удивляют необъятные просторы асфальто-битумных полей в наших городах, вот вам причина данного явления. Соответственно, статус пешехода в городской среде уже заведомо определён — он не приносит прибыль и, соответственно, его интересы в расчёт не берутся. И поэтому никаким инициативным урбанистам никогда не удастся поменять эту расстановку сил в благоустройстве городов, так как корен-ная причина находится за пределами их компетенции, а часто и за пределами их понимания. Дорогам ещё будет уделено внимание, поэтому здесь про транспорт-ный ландшафт закончим.
Рассмотрим причину: почему внутри городов невозможно существо-вание земледелия, даже частного? Стоимость земли в городах строится по простой формуле — чем больше концентрация людей на единицу площади, тем дороже земля. Можно ввести даже термин: удельная прибыльность гектара земли.

Наглядный пример. Вот городской участок площадью 18 соток под 25-этажным зданием. На каждом этаже примерно по 10 квартир, средняя стоимость каждой примерно по 4 млн руб. Итого, 250 квартир или 1 млрд руб. прибыли. Сможет ли участок для земледелия в 18 соток составить конкуренцию по при-быльности с таким видом бизнеса?
«Разрастание городов вздувает цены на землю, делая коммерческое растениеводство в их окрестностях экономически нерентабельным (по-ля фильтрации в Женвилье прекратили работу в 1980-х именно по этой при-чине).» — Кэролин Стил, книга «Голодный город».
И стоит ли теперь удивляться случаям, когда малоэтажные сектора целы-ми кварталами неожиданно сгорают внутри города? — «При крупном пожаре в Ростове-на-Дону пострадало почти 120 домов» (21.08.2017 г.) —
https://ria.ru/incidents/20170822/1500821600.html

Соответственно, чем больше удастся привлечь в город людей, тем дороже будет стоимость земли — чем больше спрошающих, тем дороже предложения. И это связано не только с увеличением доли покупателей среди вновь прибывших, но по большей части связано с увеличением доли обслужива-ющего персонала полезных для бенефициаров города. Также, в результате сверхконцентрации, людской труд в городах обесценивается из-за большого чис-ла предложений на мегаполисной бирже труда.
Да, это придётся признать, город — большая и сложная машина. И более 2/3 населения городов — обслуживающий персонал для поддержания функцио-нальности города, а также они служат его декоративным наполнителем для анту-ража. Удел для этой большей части предопределён алгоритмом города, а все ре-кламируемые мифы о доступности построения собственного бизнеса и достиже-ния комфорта — лишь для привлечения и заманивания людей в города. Случаи успеха статистически малы, и ими можно пренебречь как погрешностью (редкие истории успеха пиарятся в качестве рекламы), основной удел для большинства — рутинный и монотонный труд по обслуживанию меньшинства с локализацией проживания в спальных районах.
И что в итоге? — людская концентрация велика и цены на землю и не-движимость соответственно высоки. Из-за этого право на жизнь в городском ландшафте имеют сферы деятельности, прибыльность которых способна пере-крывать издержки по оплате земли и недвижимости, а все остальные виды дея-тельности выдавливаются на периферию или вовсе уничтожаются в городской среде.
По этому правилу, земледелие, как деятельность с невысокой прибыльно-сти, невозможно в городе и выдавливается из него. А о малоэтажной усадьбе на своём земельном участке и говорить не стоит — это абсолютно не рентабельно в черте города.
Этим же правилом может быть объяснима уплотнительная застройка: скверы, сады, дворовые территории — юридически и экономически самые безза-щитные участки в городской среде; поэтому именно они попадают под нож за-стройки одними из первых. А попытки различного рода активистов уберечь дан-ные территории всегда непродолжительны и безрезультатны. У парков, садов, скверов нет полноценного юридического собственника и поэтому в первую оче-редь через них прокладывают новые магистрали, дороги, трубопроводы и т.д. Как один из примеров, участь Удельного парка в Санкт-Петербурге быть разрезанным городской магистралью, что санкционировано аж самим Генпланом.

Это — ни плохо, ни хорошо — это данность городской жизни, своеобразная плата за комфорт, позволительный лишь при условии учёта интереса многих, но интересов лиц финансово и юридически Сильных в первую очередь — смотрите снова «Понятийную» конституцию».
«Ну, а с другой стороны, проблема пробок связана ещё с тем, что наши власти очень гибкие, чрезмерно. И есть такие, как бы назвать их, девело-перы, которые рулят этой властью. Во многом транспортные решения связаны с деятельностью этих девелоперов и с их пожеланиями пропус-кать через себя огромные объёмы работы. И, к сожалению, наши власти… это один из серьёзных… может быть он и был бы рад послушать нас, профес-сионалов… да слишком давление империалистов…» — Александр Высоковский (основатель и первый декан Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ), лекция «Нужны ли городу его жители?» 15 марта 2013 г. — https://youtu.be/0dTdiW6a3uM?t=1h57m30s
В том же ключе проигрывает конкуренцию жилая площадь в центре городов в пользу офисов. Коренное население выселяется из исторического центра в спальные районы, а на освобождённые площади заселяется офисный планктон. В качестве жителей в центре остаются лишь те, у кого платёжеспособность до-статочно высока, чтобы отстоять право на проживание в центре — т.е. средств хватает, чтобы оплатить Пошлину на право проживания в историческом центре. И карта из Яндекс.Исследования подтверждает это: рабочие места сосредоточены в основном в центре городов; «рабочие» в смысле — офисные: https://yandex.ru/company/researches/2016/home_work

 


Косвенное исследование Яндекса, проведённое на основе поисковых за-просов за весну 2017 г., также подтвердило эти выводы:
«Москву в целом можно разделить на три большие области — в за-висимости от того, что ищут больше или меньше. Первая — это централь-ные районы. Здесь чаще задают запросы, связанные с офисной работой и об-разованием, городскими развлечениями, покупкой одежды. Вторая — промзо-ны и крупные магистрали: тут выше интерес к производству и строитель-ству, транспорту, банкам, автомобилям, электронике, инструментам. Также, судя по поисковым запросам, здесь больше слушают музыку и смотрят порно. Третья область — спальные районы, в них чаще ищут кино, игры и другие развлечения в интернете, а также спрашивают про разные домашние дела.» —
https://yandex.ru/company/researches/2017/msk_mobile_map

Внимательные читатели также заметили, что малоэтажные здания проиг-рывают перед многоэтажными. Причина та же — меньшая прибыльность. В го-родском ландшафте, сформированным под диктатом чрезмерно высокой ставки ЦБ, каждый объект ниже 7-10 этажей в глазах бизнесмена — упущенная прибыль. И это к многочисленному вопросу об облике российских городов и их неумолимой участи быть многоэтажными.

Хорошо. Причину отторжения городом земледелия и усадебной за-стройки рассмотрели. Теперь разберём — к чему же это приводит? В первую очередь, это приводит к появлению пояса дач и огородов вокруг города, только за пределами которого и начинается как раз пояс сельскохозяйственных земель и предприятий. Во-вторых — к тому, что большая часть населения города не про-изводит продукты питания, а вынуждено питаться тем, что подадут в гипермарке-тах. объективно, город — это потенциально уязвимая крепость. Город не выдер-жит и более двух недель пищевой блокады. Притом, эта пищевая блокада абсо-лютно рукотворная, в которую город самовольно себя поместил:

 

«Порой для раскрытия продуктивных возможностей города требуется, чтобы нормальное снабжение едой нарушилось. В 1970-х крах государственной сельскохозяйственной системы в Советском Союзе побудил миллионы россий-ских горожан перейти на самообеспечение: начать выращивать фрукты и овощи на бросовых землях в окрестностях городов. Со временем люди начали строить на этих участках домики, чтобы проводить там выходные — эта привычка пережила и крах советского режима. Сегодня примерно четверть го-рожан в России имеет небольшие дачи, — бюджетный вариант элегантных летних резиденций городской элиты XVIII века. Майские праздники ежегодно становятся периодом массовой миграции, когда миллионы людей покидают го-рода, чтобы вскопать и засеять грядки. Санкт-Петербург является столицей пригородного земледелия в Европе: 2,5 миллиона его жителей в той или иной форме занимаются сельским хозяйством либо на частных дачах, либо в садо-водческих товариществах — поселках, объединяющих от 50 до 600 индивиду-альных участков с общими объектами коммунального хозяйства. Некоторые горожане выращивают овощи и зелень даже во дворах многоквартирных до-мов.» — Кэролин Стил, книга «Голодный город».
Про пояс дач и огородов подробнее. Пояс этот начинается от МКАД на глубину до 50 км. Этот пояс неоднороден и внутренне противоречив. Внутри него всегда неизбежна борьба между двумя антагонистичными сторонами. Большая часть рассматривает пригородской пояс как объект земледелия, меньшая часть — как площадь для виллостроения (своё основное место проживания):
«Во время кризиса малообеспеченные россияне переключаются на деше-вые магазины и начинают превращать свои дачные участки в огороды, чтобы иметь собственные бесплатные овощи. Треть населения (33%) призналась, что уже начала или собирается выращивать больше овощей и фруктов на сво-ем приусадебном участке.» — https://www.pravda.ru/news/economics/08-02-2016/1291381-magazin-0/
Рассмотрим это повнимательнее на макете Москвы. Из-за того, что роза ветров Москвы устойчиво показывает основное направление с запада на север (следовательно, воздушный бассейн на Западе чище). Поэтому исторически так сложилось, что элита своей вотчиной выбрала западный сектор Подмосковья (Рублёвка, Барвиха, Одинцово, Истра). И территория на глубину 10-30 км к запа-ду от МКАД расцвела дворцами, где живут, а на работу ездят в Москву. Соответ-ственно земельные участки там порой подороже будут, чем в самой Москве.


И земледелие там на этих виллах также нерентабельно и даже постыдно: газоны и ландшафтный дизайн не в счёт. Странное это, конечно, зрелище — ви-деть, как «стерильные» гектары земли в угоду моде бесплодно простаивают под газонным ковром. Выращивать продукты на своей земле считается в той среде зазорным занятием, а вот питаться продуктами, привезёнными из теплиц за ты-сячи километров и выращенными промышленным способом — писк моды и сно-бизма:
«Начиная с 1980 года, небольшая прибрежная равнина в 30 км на юго-запад от испанского города Альмерия превратилась в крупнейшее сосредото-чие теплиц в мире, занявших почти 26 000 га. Здесь ежегодно выращивают не-сколько тысяч тонн тепличных овощей, таких как помидоры, перцы, огурцы и кабачки. Более половины общего объема свежих фруктов и овощей на европей-ском рынке выращиваются в здешних теплицах, принося экономике Альмерии ежегодный доход в 1,5 миллиарда долларов.» — http://trinixy.ru/132150-gorod-teplic-na-ispanskom-poberezhe-26-foto.html

«Хотя сегодня мы не живем за крепостными стенами, мы зависим от тех, кто нас кормит, не меньше, чем горожане древности. Скорее даже больше, ведь наши нынешние города — это зачастую разросшиеся агломера-ции такого размера, который еще сто лет назад показался бы немыслимым. Способность сохранять продовольствие и транспортировать его на большие расстояния освободила города от пут географии, впервые создав возмож-ность для их строительства в самых невероятных местах — посреди Аравий-ской пустыни или за полярным кругом. Впрочем, независимо от того, считать ли такие примеры крайними проявлениями безумной гордыни городской цивили-зации, эти города — отнюдь не единственные, что полагаются на продоволь-ственный импорт. Это относится к большинству современных городов, ведь они давно переросли возможности собственной сельской округи.
…большинство городов доиндустриальной эпохи были, по современным меркам, весьма невелики. Максимальное расстояние, на которое было ра-зумно перевозить зерно по суше, составляло 30 километров — день пути на телеге, этим ограничивалась ширина аграрного пояса вокруг города. В соответствии с законами геометрии, чем больше разрастался город, тем меньше становилась относительная площадь этого пояса
… До XIX века местоположение городов и пределы их роста определя-лись наличием продовольствия или природных условий, позволявших его подво-зить. Но благодаря железным дорогам города стало можно строить фактически где угодно, а их размер ничем не ограничивался. Рухнул един-ственный барьер, испокон века препятствовавший разрастанию горо-дов.» — Кэролин Стил, книга «Голодный город».
Другие сектора в этом поясе (также более экологически чистые и визуально привлекательные) в конкурентной борьбе завоёвывают финансово и юридически Сильные (но уже послабее обитателей западного сектора или те, кому в том при-вилегированном секторе не досталось места). Только после такого закрытого зе-мельного аукциона, оставшиеся сектора достаются консервативно приверженным земледельцам дачного формата, и то под потенциальной опасностью быть от-жатыми в пользу Сильных виллостроителей. Более всего защищены от этого земельного рейдерства дачники юго-восточного сектора, как самого экологически загрязнённого района.

В этих обстоятельствах появились дачники формата «100+». Это те, кто в сложившихся обстоятельствах, выбрали участки для земледелия на рас-стоянии 100 км от МКАДа. Конкуренции меньше, земля дешевле, благо автомо-биль позволяет с комфортом добраться. А 1,5-2 часа в пути как компромисс, но с которым можно смириться. Встречаются даже примеры дач на расстоянии 200-300 км от МКАД. Формат «100+» будет жизнеспособен до тех пор, пока цены на бензин держатся на относительно низком уровне. Дальнейшее дорожание топлива неизбежно приведёт к отмиранию этого формата: дом и дача на рассто-янии 100-150 км и более друг от друга — расточительная и нежизнеспособная ди-кость современного мира:
«Последние 150 лет мы живем в «нефтяную эру» — эпоху беспреце-дентной дешевизны энергоносителей, позволяющей нам ездить на ав-томобилях, летать на самолетах, вести войны, ходить зимой по дому в од-ной майке и жевать при этом бутерброд, стоящий буквально гроши. Но вскоре всему этому придет конец. Существуют разные мнения о том, когда именно это случится, но большинство специалистов согласны в одном: «пик нефти» — момент, когда дальнейшее увеличение ее добычи будет уже невозможно, — не за горами.» — Кэролин Стил, книга «Голодный город».
Важно понимать, что дача служит не только для упражнений в земледелии, она также обязательно служит психологической отдушиной для восстановления от стрессов и напряжений, неминуемо накапливаемых в условиях городской сре-ды.
Теперь подробнее затронем производство продуктов питания. Прогулива-ясь в один из дней по городу, оглянитесь внимательно на прохожих вокруг — для того, чтобы прокормить каждого горожанина, которого вы встречаете на пути, кто-то за пределами города выращивает за него и для него продукты. Иначе говоря, абсолютно за каждым жителем города за его пределами закреплено несколько гектар земли и несколько людей, обрабатывающих её. Ведь в черте города вы-ращивать продукты просто негде, соответственно, каждый горожанин является непризнанным помещиком, имеющим свои земли и несколько душ за «МКАДом».
«Жизнь в городе всегда обходилась окружающей среде дороже, чем жизнь непосредственно на земле, не только потому, что горожане тратят много энергии, но и потому, что еда для городов по необходимости поступает издалека. К примеру, на обеспечение продовольствием европейских городов, по последним оценкам, приходится до 30% их экологического следа» — Кэролин Стил, книга «Голодный город».
Запросы и вожделения некоторых горожан, требуют для этого даже сотни гектар и сотни душ. А есть те, коих большинство в городе, возможности которых не позволяют оплатить помещичьи атрибуты. И на помощь им приходит совре-менный пищепром, поставляющий доступные по цене эрзац-продукты (фруктовые муляжи, комбикормовый пластилин и прочее), поставляемые через продуктовые сети:
«Если учесть, что для города размером с Лондон каждый день необходи-мо произвести, импортировать, продать, приготовить, съесть и утилизиро-вать 30 миллионов порций еды и что нечто подобное должно ежедневно про-исходить во всех городах планеты, поневоле поразишься, как горожанам вооб-ще удается поесть. Чтобы прокормить города, нужны поистине титани-ческие усилия.» — Кэролин Стил, книга "Голодный город".
Пищевому ландшафту в дальнейшем посвятим отдельную главу.

 


Матрица ландшафта. Основная часть
Глава 7. Город как предмет капиталовложения

 


Градостроительство — это социология в камне.

 


Вот это твой привычный мир. Таким он был в конце двадцатого века.
Сегодня он существует только в виде нейро-интерактивной модели.
Вы все живёте в мире грёз, созданном, чтобы подчинить вас.

 

Морфеус, к/ф «Матрица»

 


С непривычки глаз спотыкается от заголовка: вместо ожидаемого «объект» капиталовложения употреблено «предмет» капиталовложения. Город, действи-тельно, именно предмет капиталовложения. Всё, что внутри города, считается объектами капиталовложения, и оно будет являться таковым только до тех пор покуда люди поклоняются городу. Город — это религия; религия со своим символом веры, своими идолами, своими храмами в виде торговых цен-тров, и самое главное — со своей паствой.

Современные храмы — это торговые центры, именно туда двигаются со-временные паломники крестным ходом —
http://www.gorodpavlodar.kz/News_4355_3.html

 


Именно поэтому в город вкладывают именно как в предмет капиталовло-жения, укрепляя веру в него среди фанатиков этой религии. И многие субъинве-сторы, смиренно вкладывающие в недвижимость и прочее, тоже относятся к чис-лу этих приверженцев.
Только религиозным фанатизмом может объяснить феномен, когда цена за сотку земли в городе и в 100 км от него может различаться на порядки. Разница может быть в 5-6 нулей, а иногда и в 8-10…
Примеры для затравки. Джинсы, сшитые в Китае на разных фабриках, мо-гут различаться в цене в несколько раз только из-за того, что на одних есть бирка раскрученного бренда. Если фрукты, выращенные в деревне, привезти в город на прилавок престижного магазина, их стоимость может также подняться в несколь-ко раз.
В ипотечном исчислении стоимость квартиры может равняться цене в 30-35 лет жизни. И чем тогда отличается секта, в которой психологически обработанные люди бесплатно отдают свои квартиры, от секты, в которой люди ради той же квартиры кладут на плаху большую часть своей жизни? И смысл вечной ипотеки — жить ради квартиры, чтобы посмертно оставить её в наследство:
«Не поверите, но некоторые заемщики рассчитывают на две вещи – они считают, что банк просто заберет квартиру в счет долга, а потом вернет все оплаченные деньги. Конечно, не все так думают, но есть люди, которые в это верят всеми фибрами души. Очень жаль, но всегда приходится разочаровывать людей.
Давайте поясню, почему заемщику не вернутся те или иные суммы.
Должнику не вернут проценты. Все уплаченные проценты по кре-диту – это плата за пользование денежными средствами банка и вер-нуть эти деньги невозможно. Если возвратиться к нашему примеру с семь-ей, то выходит, что два миллиона девятьсот тысяч рублей они выбросили на воздух.
Тело кредита также вернуть невозможно, потому что это деньги банка, а не заемщика. Нельзя вернуть того, что человеку не принадлежит.
Первоначальный платеж – это вообще плата продавцу жилья по догово-ру купли-продажи. Никакого отношения к просроченному кредитному договору эти деньги не имеют, и никто их возвращать не будет.
Материнский капитал, если он был потрачен на приобретение такой квартиры, тоже не будет возвращен...» — Евгений Рякин, книга «Кредитные ис-тории» (скачать книгу: http://kreditsovet.ru/kreditnye-istorii.pdf)


Акция из проекта «Голая правда» (фото справа), на фоне отделения Сбер-банка, с целью привлечь внимание общественности к росту ипотечных ставок:

Город — это бизнес. Город — очень высокодоходный бизнес. И если вспомнить фразу, что ради прибыли в 300% капитализм пойдёт на любые пре-ступления, то вообразите теперь агрессивность методов капитализма, памятую о прибыльности города в 10 000% и более:
«— Похоже, это дерьмо сбросят на нас?
— Как?
— Они найдут способ. Я 10 лет работаю в этой компании и знаю, о чём говорю. Когда придёт конец, им главное — не потерять деньги, пусть их потеряют все остальные. Но только не они.» — цитата из к/ф «Предел рис-ка».
Большинству понятен механизм классического инвестирования в город как в объект капиталовложения: инвестирование в жилой дом, в складской терми-нал, в торговый комплекс, в гостиницу и т.д. Но как устроен механизм инвестиро-вания в город как в предмет капиталовложения? Совершенно верно, что инве-стирование происходит в нематериальную сферу. Инвестируют в имидж и статус городской жизни, и в её атрибуты. И как правильно подсказывает интуиция — су-ществует особая рекламная кампания для этого пиара.
Как же реализуется этот пиар? Реализуется широкомасштабно через са-мый мощный инструмент — через телевидение. Телевидение — это очень доро-гой инструмент, многомиллионный бизнес, который не каждому по карману. По-лезно здесь для осознания его мощи посмотреть мастер-класс телеведущего Максима Шевченко для студентов Высшей школы телевидения МГУ, 21 сентября 2011 г.:
«...В телевидении есть несколько аксиоматических вещей, которые не нуждаются в доказательствах. Это самое мощное средство массовой про-паганды, которое воздействует на умы максимально большого количе-ства людей. Ни интернет, ни газеты не сравняться с телевидением по сте-пени охвата аудитории и по масштабности проникновения в сознательное, а в особенности в бессознательное массовое в ближайшее десятилетия... Вот вы представьте себе, дом — это то, что человек ассоциирует со словом "моё", закрытое. «Моё пространство — моя крепость», как говорят англичане... И в этом пространстве находится некий объект, квадратный или плоский. Этот объект обладает с человеком особыми отношениями, потому что, во-первых, первый акт выбора — человек внутри себя постоянно находится в дилемме — смотреть или не смотреть? Есть люди, которые выбирают — телевизор не смотреть.
Я, например, телевизор практически не смотрю. Потому что, когда я знаю, что я смотрю телевизор много это значит, что у меня какие-то про-блемы психологические. Это значит, что я заменяю интеллектуальную рабо-ту, активное творчество, активную жизненную позицию — пассивной позицией просмотра чужой работы, чужого творчества, чужого деланья... Просто раз-влекательные программы я не смотрю, никогда. Но я не являюсь телевизион-ной целевой аудиторией. Приходя в мой дом, телевизор для меня не является главным партнёром по диалогу. Но остальные люди живут не так...
Телевидение — это круглосуточное вещание самого разного контента, которое ведётся на тысячах телеканалов и доступ к этим тысячам телека-налам сегодня есть практически у большей части населения…
Телевидение — это пространство большого соблазна, которое даёт лю-дям, которые его делают, ощущение некой власти, но это псевдо-власть, это в какой-то мере — договор с дьяволом. Поскольку вы залезаете в чужие чело-веческие души, вы входите в дома людей, куда вот так вот вы не можете вой-ти просто. Вы не можете войти, открыв дверь ногой, и начав так, взяв чело-века за пуговицу и посадив его в кресло, начать ему чего-нибудь впаривать, там про политику или шутить с ним, например, чтобы он рассмеялся. Но че-рез телевидение вы входите к нему в дом, вы вламываетесь. Он беззащитен перед вами, потому что он доверяет вам. Люди доверяют телевидению... И этим доверием пользуемся мы, те, кто делает телевидение...
Телевидение ведь в руках истеблишмента — это инструмент вла-дения сознанием и бессознательным толпы, огромной массы людей. Как видят мир те, кто заказывает и проплачивает телевидение. Телевидение — это дорогостоящая вещь. Средний телеканал вещательный — это десятки миллионов долларов, это ещё дешёвый телеканал. Хороший это уходит за сотню. Это очень дорогая вещь, это дорогое оружие и дорогое удоволь-ствие…» — https://youtu.be/gUa_MNdQd1A
И теперь, если вспомнить лейтмотив всех телеканалов, то становится по-нятным — они рекламируют город как образ жизни. Через фильмы, передачи, шоу, через рекламу атрибутов (роскошь, автомобили, развлечения) пиарится го-родской образ жизни.
Напрашивается соответствующий вопрос — кто же здесь бенефициар, вы-годополучатель? Смотрим по тексту главы выше — про самые прибыльные виды торговли. Только в городе финансы, нефть, оружие и наркотики обретают свою полновесную стоимость. Проверить это не так уж и сложно. К примеру, есть в ин-тернете такой просветительский проект «Научи хорошему» (www.whatisgood.ru), команда которого разоблачает контент, льющийся с телеэкранов. Реакции бене-фициаров на их деятельность команде проекта «Научи хорошему» долго ждать не приходится — компания Газпром-Медиа (GPM RTV), которой принадлежит те-леканал ТНТ, регулярно подаёт жалобы и блокирует их видеообзоры на YouTube или Vimeo, или даже блокируют сразу целый канал на этих видеохостингах.


Но как известно, основным бенефициаром телевидения является полити-ческая власть. Также не секрет, что практически все телеканалы в современной России принадлежат либералам. Они благодаря телевидению достигают стаби-лизации политической ситуации в городах (во все времена главных зачинщиков революций) посредством отвлечения масс на развлечения.

 


Матрица ландшафта. Основная часть
Глава 8. Пищевой ландшафт

 

Архитектура представляет собой самое полное
воплощение человеческого обихода, что её
социальный контекст — это политика и культура,
материальный — ландшафт и климат.
Кэролин Стил, книга «Голодный город»

 

Народ, губящий свою почву, губит себя.
Франклин Т. Рузвельт (1882-1945)

 

Все мы, занимающиеся чем угодно, кроме сельского
хозяйства, — просто дезертиры, бросившие свой плуг.
Уильям Коббет (1763-1835)

 


В главе 6 «Город-деревня» мы уже определили, что город в процессе свое-го развития вымывает со своей территории площади для земледелия и начинает питаться за счёт выращенного продовольствия на периферии. Как это будет вы-глядеть, если эту картину представить в виде рельефа? Построим пищевой ландшафт.
И в отличие от экономического в пищевом ландшафте будет почти всё наоборот. На месте двух горных пиков Москва-Петербург будет ровная пустыня, а если ещё более обострить, то лучше сказать впадины, так как они к тому же ос-новные поглотители продуктов питания. А по мере удаления от городов и мега-полисов рельеф пищевого ландшафта будет всё более подниматься вверх, до-стигая максимальных значений на межселенных территориях — на равном рас-стоянии от городов. В масштабе всей страны сгущение возвышенностей по по-нятным причинам будет сосредоточено в более южных районах — Краснодарский край и т.п. А районы с более холодным климатом будут с рельефом менее выра-зительным, сходящим на нет по мере приближения к северным границам.


Но есть одна существенная особенность современного пищевого ланд-шафта, которая своим появлениям обязана экономическому и транспортному ландшафтам в первую очередь. Пищевой ландшафт помимо территории госу-дарства имеет острова за пределами своих границ. Апельсиновые острова в Ис-пании, яблоневые — в Польше и Молдавии, картофельные — в Египте, редиско-вые — в Израиле, мандариновые — в Турции, гречневые — в Китае, мясные — в Австралии и т.д. Самое поразительное — более 60% возвышенностей рельефа пищевого ландшафта страны находится на этих островах. Учитывая это, всякого рода вегетарианцам и сыроедам, корректнее было бы себя называть — импор-тоедами. До тех пор, пока представители такой тусовки не начнут питаться про-дуктами, выращенными своими силами на своих же земельных участках, они сущностно таковыми и останутся. Из-за соображений дипломатического такта эти острова не показаны на картах пищевого ландшафта. Кстати, такие же внешние острова есть и у экономического ландшафта, только более гористые и обширные:
«Россияне хранят в офшорах активы на сумму, равную 3/4 валового национального дохода страны, или около 60,75 трлн руб. 1% самых богатых владеет до 25% национального дохода, говорится в докладе исследователь-ской организации США. Объем офшорного капитала россиян превышает при-мерно в три раза уровень валютных резервов страны. К 2015 году объем ак-тивов, выведенных в офшоры, составил около 75% от национального дохода страны. То есть за рубежом — в Великобритании, Швейцарии, Кипре и других подобных офшорных центрах — содержится столько же финансов бо-гатых россиян, сколько все население России держит внутри своей страны. Отмечают авторы и неравенство в доходах в России, оно росло с 1990 годов. Сейчас 1% самых богатых россиян владеют 20–25% национального дохода.» — http://www.rbc.ru/economics/23/08/2017/599d1b159a7947429264a69d
«Все знают, что люди, которые кладут деньги в швейцарские бан-ки, необязательно руководствуются любовью к альпийскому воздуху. До-кументы, полученные нами, показывали, как миллионные состояния укрывают-ся от налогового законодательства. Это разъяснялось на конкретных приме-рах. Речь шла о состояниях от пяти до сотни миллионов долларов – с клиента.
Банк действовал с умопомрачительной изощренностью. Сложней-шая система дочерних обществ и финансовых трансакций надежно пря-тала деньги клиентов на Каймановых островах – и не только. Банк вуали-ровал денежные потоки не только в интересах клиентов, но и сам весьма се-рьезно на этом обогащался. Я был впечатлен хитроумием людей, приду-мавших такую систему.» — Даниэель Домшайт-Берг, книга «WikiLeaks изнут-ри».
«Ураган "Ирма" угрожает недвижимости Абрамовича и Брэнсона на Карибах.» — https://ria.ru/world/20170906/1501872655.html
Здесь будет уместно провести сущностную границу между городом и де-ревней. Примерно последние 200 лет идут самые жаркие споры и дебаты вокруг проблематики города и деревни. Но до сих пор так никто и не удосужился дать определения — чем же отличаются между собой город и деревня? Прежде эта неясность в определениях сглаживалась внешней разницей: город — более ком-фортный с бетонными и каменными многоэтажными зданиями, а деревня — ме-нее комфортная, с деревянными малоэтажными зданиями. Теперь же с развити-ем технологий всё перемешалось. Сейчас любой дом в деревне можно за неде-лю оборудовать всеми удобствами и благами — душ, ванна, туалет и канализа-ция, газовое отопление, горячая вода, кондиционер и вентиляция и т.п. Благо, все хозяйственные магазины завалены необходимым для этого оборудованием, и оно стало доступно для большинства. Так собственно уже многие и начинают де-лать — привносить комфорт в свои дома.
А попадая в коттеджный посёлок Подмосковья, посещают двойственные ощущения: вроде бы внешне деревенский пейзаж, но по формату жизни и удоб-ствам даже более городской, нежели в столице. И наоборот, достаточно отъехать 200 км от МКАДа и среда в провинциальном городке ощущается наоборот дере-венской, хотя здания, вроде, многоэтажные панельные.
Для себя мы выявили единственный критерий, различающий город и де-ревню. И пока он не давал сбоев в определении.
Критерий такой — если более 50% продуктов вы потребляете из мага-зинов, то вы автоматически становитесь городским жителем; если более 50% продуктов питания вы выращиваете сами на своём земельном участке или на даче, то являетесь деревенским жителем.
К примеру, жила себе деревня, жители которой питались пищей со своих участков. Затем в деревне открывается продуктовый супермаркет, и через год-другой бабушки и дедушки, забросив труд на участках, стали потреблять более дешёвые продукты с прилавков супермаркетов — когда этих продуктов становит-ся больше половины в их рационе, они автоматически становятся горожанами. И в коттеджных посёлках та же ситуация, только там уже изначально площадь всех участков покрыта сплошным газоном, земля там бесплодна, ничего не рождает, лишь только радует глаз. А в провинциальных городах встречается обратная кар-тина, которая была наиболее яркая в послеперестроечные времена — люди вы-живали только благодаря продуктам, выращенным в своих садах и огородах, яв-ляясь по сути деревенскими жителями:
«Горожане в доиндустриальную эпоху не только регулярно бывали в деревне — многие из них приносили её с собой в город. Люди обычно дер-жали в домах птицу и свиней, а в надворных постройках часто хранились зерно и сено. Дома многих горожан напоминали крестьянские усадьбы — и это нравилось не всем. Немецкий экономист Эрнст Людвиг Карл, живший в XVIII ве-ке, с негодованием писал о «больших скоплениях навоза», загромождавших ули-цы тогдашних городов Германии, и предлагал «изгнать из городов… земледе-лие и передать его в руки тех, кому это подобает». Но, несмотря на подобные протесты, люди и в XIX веке продолжали производить продовольствие в горо-дах — даже таких больших, как Лондон. В 1856 году английский историк Джордж Додд описывал «поразительную свинарню в Кенсингтоне» следующим образом: «Она представляет собой группу запущенных до трущобного со стояния доходных домов. Там проживает от 1000 до 1200 человек, и все они занимаются разведением свиней. Число последних, как правило, пре-вышает количество жителей в три раза; свинарники располагаются между жилыми постройками. У некоторых обитателей свиньи живут прямо в домах и даже под кроватями».

Ни один горожанин доиндустриальной эпохи, как бы он ни относился к сельскому хозяйству, не мог позабыть о его существовании. Как отмечает историк общества Фернан Бродель, «город от деревни никогда нельзя было отделить так, как отделяется вода от масла: в одно и то же время су-ществовали разделение и сближение, разграничение и воссоединение». — Кэролин Стил, книга "Голодный город".

Пищевой ландшафт выстраивается из двух начал. Первое — это культура производства пищевых продуктов, второе — это культура их потребления. Для более подробного знакомства с первым началом мы советуем прочитать две кни-ги — «Голодный город» (Кэролин Стил) и «Осторожно, вредные продукты» (Ми-хаил Ефремов). Про культуру потребления полезно будет посмотреть цикл ви-деолекций врача Михаила Советова («Школа здоровья Михаила Советова» — https://www.youtube.com/channel/UC04o5fXkix28CysfD25Ka9w). Этот врач прорабо-тал 12 лет в официальной медицине, но после, разочаровавшись в её методах, перешёл в натуропатическую медицину. На основе своего опыта он создал бес-платный обучающий интернет-проект (о здоровом образе жизни, о различных си-стемах и методах оздоровления организма), в рамках которого он записал более 50 видео, свободно доступных в интернете.
В завершении этой главы приведём несколько цитат из книги «Голодный город», повествующих о масштабах современного пищевого бизнеса: «Совре-менная пищевая промышленность — это бизнес, а не экологический пат-руль. Пока выручка превышает расходы, ее все устраивает.
…Страны-производители, как в свое время и мы на Западе, яростно от-стаивают свое право эксплуатировать природные ресурсы, а тем временем разрушительное влияние сельского хозяйства достигло невиданных масшта-бов. Современный агробизнес нацелен на краткосрочную выгоду, и забота об окружающей среде ему абсолютно несвойственна. В результате джунгли Амазонии выжигаются, чтобы освободить место для выпаса коров и посадок сои, а леса Борнео (единственная на планете естественная среда обитания орангутанов) расчищаются под пальмовые плантации.

Фото: PARALLEL - фото со спутников и дронов — https://vk.com/noparallel

…Сегодня для сельскохозяйственных нужд ежегодно вырубается 1,7 миллионов гектаров амазонских джунглей, но при этом невероятные 20 мил-лионов гектаров существующих пахотных земель приходят в негод-ность из-за засаливания почв и эрозии.
…Когда-то ядром города был рынок; теперь мы строим супермаркет в чистом поле, окружаем его жилыми домами и называем это городом.
…А поскольку без еды мы обходиться не можем, торговые сети держат нас за горло. Где бы они ни строили свои супермаркеты, мы волей-неволей следуем за ними. Контроль над пищей означает контроль над простран-ством и людьми — эту истину хорошо понимали наши предки, но мы, похоже, подзабыли.
…Супермаркеты были изобретены в начале XX века американскими пи-щевыми корпорациями, которые искали способ обеспечить максимально рен-табельный сбыт больших объемов своей продукции, пригодной для длительно-го хранения.


…Мы настолько привыкли к тому, что чуть ли не любые продукты до-ступны нам круглый год (журналистка Джоанна Блитмэн называет этот фе-номен «вечным глобальным летом»), что часто забываем, какие феноме-нальные усилия необходимы, чтобы доставить их к нашему столу.
…Еда ведь не слишком пригодна для транспортировки на большие расстояния. Это органика в традиционном смысле слова, а значит, она быстро портится, если не приготовить ее для хранения: завялить, засо-лить, подкоптить, консервировать, бутилировать, заморозить, газировать или облучить.
…Сегодня промышленно развитые страны мира, по сути, пред-ставляют собой один гигантский город, а весь остальной мир — его сельские окрестности. В этой новой «мировой деревне» мы все едим одну и ту же еду, поставляемую одними и теми же компаниями и продающуюся в од-них и тех же магазинах — в таких условиях смитовские законы конкуренции пе-рестают действовать. На протяжении всего XX века консолидация в пищевой промышленности носила поистине безудержный характер. Сегодня 30% об-щемирового оборота продуктов питания контролируют всего 30 компа-ний: эта изящная в своей симметричности статистика выражает бес-прецедентное влияние крупных концернов на продовольственное снабже-ние. Столь же устрашают данные о годовом объеме продаж крупнейших из этих компаний: в 2005 году Nestlé, Philip Morris Co. Inc. (Kraft) и ConAgra Foods продали продукции на 61 миллиард долларов, 34 миллиарда долларов и 14 мил-лиардов долларов соответственно.

…Снабжение сегодняшних городов — действительно очень большой биз-нес, но, как еще в XVII веке убедились польские земледельцы, всерьез зарабо-тать в нем можно, только если правильно себя поставить. В современной пищевой отрасли влияние фермеров как никогда мало: все решают те, кто контролирует систему снабжения. В 1996 году специалист по продо-вольственной политике Марион Нестл подсчитала, что лишь 20% средств, потраченных американцами на питание, достается сельскохозяйствен-ным производителям, остальное на добавленную стоимость: «перера-ботку, упаковку, рекламу и прибыль». В современной пищевой индустрии крупные концерны — это огромный хвост, виляющий совсем небольшой соба-кой.
…Например, в 2002 году сеть Wal-Mart решила снизить цену на бана-ны сразу на треть — это был чисто рекламный ход, поскольку потреби-тели, как давно известно в отрасли, покупают бананы в одном и том же коли-честве независимо от их розничной цены. Такое решение немедленно привело к общемировому обвалу цен на этот товар. Другие розничные сети вынуж-дены были последовать примеру Wal-Mart, выкручивая руки поставщикам, а те, в свою очередь, переложили убытки на плечи производителей в странах Карибского бассейна, которым в результате заплатили за вы-ращенные бананы меньше себестоимости.
…Но штрафовать транснациональные корпорации за картельные со-глашения все равно что наказывать футболистов за бранные слова во время матча. Выплата штрафов — просто один из характерных для бизнеса рисков. Если посмотреть на взаимоотношения Wal-Mart с правосудием за по-следние годы, то компания предстает рецидивистом, с маниакальной настойчивостью собирающим приговоры: в ее копилке множество разнооб-разных исков, в том числе и крупнейший в истории — за то, что она недопла-чивала 1,5 миллионам своих сотрудниц. Корпорации вроде Wal-Mart ведут се-бя так, словно закон для них не писан, и пока их прибыли превышают штрафы с таким запасом, как сейчас, у них есть для этого все основа-ния.
…Современная пищевая промышленность живет по собственным законам: это транснациональный картель со своими нормами, обладаю-щий бóльшим политическим влиянием, чем национальные правитель-ства, и столь же огромными банковскими счетами. В конечном итоге кон-троль над продовольствием — это и есть власть, и за последнюю сотню лет она неуклонно переходила из рук государства (не говоря уже о городах, ферме-рах и потребителях) в лапы элитной группы крупнейших корпораций.» — Кэро-лин Стил, книга "Голодный город".
О том, как элементы различных ландшафтов Матрицы встраиваются в го-родскую ткань, рассмотрим в следующей главе 9 «Эргономика города».

 



Матрица ландшафта. Основная часть
Глава 9. Эргономика города

 

После того как транспортные средства преодолели
скоростной барьер 15 миль [ок. 24 км] в час, во всём мире
стали ощущать нехватку времени на дорогу
Иллич Иван (1926-2002), австрийский философ и
социальный критик хорватского происхождения

 

Марс. Красная планета. Там есть воздух, и есть жизнь.
Но она умирает, и тому причиной город Заданга.
Заданга — город-хищник. Он движется, он ненасытен,
он отнимает у планеты энергию и жизнь.
цитата из к/ф «Джон Картер»

 

С первыми лучами солнца утро прокатывается гигантской волной по терри-тории всей страны. Гребень утреннего пробуждения проходит по всем городам с востока на запад. От города к городу эстафетой передаётся звук запускающихся двигателей. Дороги прогреваются, постепенно оживая и приходя в движение. Ес-ли пренебречь списком достопримечательностей, то все города выглядят оди-наково — дороги устланы битумной пастилой, по которым непрестанно несутся автомобили. Именно дороги, а не объекты достопримечательности, формируют портрет современных городов — асфальтовый ковёр, поток ма-шин, светофоры, перекрёстки, знаки, разметка и т.д. Дома, дворы, кварталы, культурные достопримечательности — всего лишь как антураж, существующий на заднем плане.


В первой главе было упоминание про эргономику: что сейчас существует только эргономика бытовых вещей, эргономика инструментов, эргономика инте-рьера, эргономика зданий, но нет эргономики города. Эргономика города — это условия, чтобы город был удобным для жизни людей. По сути, эргономика города — это производная Матрицы ландшафта, её прикладная составляющая в применении к мегаполису.
Изначально при проектировании, городá были ориентированы на эргономи-ку человека, но с приходом рыночной экономики эти города оказались во власти эргономики автомобиля:
«Когда в 1912 году в городе уже насчитывалась целая тысяча ав-томобилей, то несчастные случаи с ними стали происходить ежедневно. Причины этого, по мнению знатоков, заключались в том, что из-за отсут-ствия хороших автошкол подготовка водителей была крайне слабой. Отмеча-лось, что в отличие от западных стран у нас отсутствуют единые правила движения автотранспорта, а порядок его определяет местная администра-ция, что автомобили у нас не проходят технический осмотр, не установлена максимальная скорость их движения по улицам города, номера автомобилей не освещаются в тёмное время суток и пр.
Сколь ни прискорбно, но едва появившись на свет, автомобили дей-ствительно стали не только удивлять граждан своим видом и своими способностями, но и приносить несчастья.» — Г.В. Андреевский, книга «Повседневная жизнь Москвы на рубеже XIX–XX веков».
Массовая миграция автомобилей захлестнула города в начале 2000-х го-дов. Города не были рассчитаны на такое количество автомобилей. Эта волна превратилась в автомобильное иго для жителей. Города захлёбываются от стада машин и дорожной пыли. И если раньше по городу приятно было гулять, то сей-час это невозможно. Была нарушена изначальная эргономика города, исходно ориентированная на человека.

Если выразиться более кратко: эргономика человека и эргономика ав-томобиля технологически несовместимы. Несовместимы в первую очередь по скорости движения. Автомобиль был запущен в города без предварительного технологического переоборудования последних. Если тротуар был ещё вполне достаточным для технологического разделения (обусловленного скоростями) пе-шеходной среды и среды конного транспорта, то тротуара для разделения пеше-хода и автомобиля, как барьера между несовместимыми технологическими сре-дами, абсолютно недостаточно. Слишком велика разница скоростей движения человека и машины — разница в целых 60-75 км/ч. И продолжать, как и прежде, полагаться на тротуар — это заведомо безответственное программирование ка-тастроф и аварий в городской среде:
«Из средневековых документов очевидно понимание градостроителями того, что застроенное пространство должно быть функцией ширины улицы. Леонардо да Винчи считал, что наиболее предпочтительным является соот-ношение 1:1. Этому противоречит опыт создания некоторых современных го-родов, в которых ширина проезжей части и тротуаров осталась неизмен-ной, как и века назад, в то время как высота зданий многократно увели-чилась. В большинстве случаев ширина тротуаров фактически была уменьшена, чтобы создать более благоприятные условия для движения транспорта.

В конце XVIII в. в результате усугубляющейся концентрации и специали-зации производства в городах всё больше начинают использовать кареты, ди-лижансы и другие транспортные средства на конной тяге. Развитие этих, преимущественно индивидуальных и ещё не совершенных средств внутриго-родского транспорта, определило пространственный рост городов и оконча-тельное обособление проезжей части от тротуара. Пешеходное движение (со скоростью 4-5 км/ч) отделяется от транспорта (со скоростью 18 км/ч) бордюром и различными уровнями проезжей части и тротуара. Со-седство пешеходов и транспортных средств на конной тяге, двигаю-щихся с небольшой скоростью по сравнению со скоростью машин более позднего периода, было ещё возможно.
Автомобиль захлестнул города и чрезвычайно усложнил их проектирова-ние. Несмотря на то, что преимущества отдаются пешеходам, появление ав-томобиля вызывает множество отрицательных последствий. Он явился си-лой, которая наложила свой отпечаток, на любой аспект городской жизни, раз-рушив многие её элементы, связанные с социальными и культурными тради-циями жителей этих городов. Выхлопные газы загрязняют воздух, а шум нарушает сон, препятствует общению и нормальным контактам. Автомо-биль становится причиной непрерывного увеличения числа транспорт-ных происшествий, наездов на пешеходов и затруднений их движения в горо-де. Автомобиль диктует свой масштаб градостроительных решений, претендуя на огромные территории, необходимые для движения и паркирова-ния.

Автомобиль втискивает пешехода в ограниченное непрерывно со-кращающееся пространство тротуаров, уменьшая возможности соци-альных контактов и обзора окружающей среды. Так, в современном городе автомобиль, который в соответствии с намерениями своих создателей дол-жен был обеспечить человеку возможность быстрой смены местопребывания, нарушает свободу и возможность безопасного передвижения пешеходов, осо-бенно в центральной части городов.

Во многих городских центрах с большой плотностью застройки, чтобы обеспечить автомобильное движение, ширина тротуаров резко уменьшается. Это приводит к ослаблению интенсивности пешеходного дви-жения. На более широких проезжих частях улиц увеличивается вероятность возникновения конфликтных ситуаций между пешеходами и транспортными средствами на уличных перекрёстках, что уменьшает их пропускную способ-ность. Потенциальная интенсивность пешеходного движения по тротуарам центральной части города уменьшается ещё больше вследствие различных расположенных на них препятствий (урны, насаждения, электрические и другие столбы, торговые павильоны, различные устройства, шахты и решётки ко-лодцев, паркированные автомобили).

В результате создавшейся обстановки в городских центрах современных городов организация пешеходного движения стала «фактической необхо-димостью», как удачно её охарактеризовал Ф. Пипер (Pieper, F.). Пешеходное движение в настоящее время становится такой же актуальной проблемой, как и проблема массового скоростного транспорта.» — Велев П. С., книга «Пеше-ходные пространства городских центров» (обращаем внимание, что издана она была ещё в 1983 г.).
Вот наглядный пример, чтобы лучше прочувствовать суть технологической несовместимости. Вспомните любой большой торговый центр, в котором уже по-чти каждый бывал хоть раз. Как известно, территория всех торговых центров пол-ностью пешеходная: широкие коридоры, по которым неспешно прогуливаются люди, совершая покупки. Если и встречается техника, то она обязательно дви-жется очень медленно — это, как правило, мини-техника для мойки полов или паровозики для детей. А теперь представьте, что внутрь этого торгового центра загнали табун лошадей и отпустили их там на волю. Что в итоге произойдет?

Лошади технологически несовместимы с людьми ни по скоростям, ни по массе тела, ни по предсказуемости и управляемости. Да они там просто переда-вят всех покупателей.

То же самое произошло и в городах, где автомобили подмяли под себя всё пространство. И если в приведённом сравнении для трагедии хватило бы и сотни лошадей, то сейчас у каждого под капотом чугунной кареты по сотне лоша-диных сил и более.
Далее мы эти процессы рассмотрим повнимательнее и подробнее остано-вимся на деталях происходящего.
А начнём с того, что перенесёмся примерно на 200 лет в прошлое. В те времена, когда дорога из Петербурга в Москву была возможна только на лоша-дях, и по праву называлась путешествием. Тогда средняя скорость междугород-него конного транспорта была 8 км/ч, за сутки в среднем проезжали около 70 км. И в соответствии с такой технологией движения вдоль этого пути рождалась ин-фраструктура — деревушки или почтовые станции через 25-50 км, в которых бы-ло нужно дать отдохнуть лошадям, или сменить их, отдохнуть и перекусить са-мим людям:
«Граждане, как и почта, добирались из одной столицы в другую сперва, как придётся, потом – в почтовых каретах, а с 1820 года, на дилижансах. По-началу ездили «на долгих», то есть не на сменных, а на одних и тех же лоша-дях, которым надо было отдыхать в дороге, – тогда поездка длилась четверо с половиной суток. Потом стали ездить «на перекладных», которых меняли примерно через каждые 70 километров, – и на дорогу уходило не менее двух с половиной суток. Для такой поездки в местной полиции выписывали подорожную, то есть свидетельство, дающее право на определённое, соот-ветственно чину и званию, количество лошадей. Если ехали по личной надобно-сти, то предварительно вносили плату и получали простую подорожную; если ехали «по казённой надобности» (в командировку), то выдавалась «подорож-ная», оплаченная казной. Плата называлась «прогонами». При заставах суще-ствовала специальная караульная, и въезжающий в город путник должен был оставить в книге запись «кто он и откуда.» — Г.В. Андреевский, книга «Повсе-дневная жизнь Москвы на рубеже XIX–XX веков».
Близость скорости пеших жителей и конного транспорта обеспечивала тех-нологическую совместимость между ними. И поэтому дорога пролегала посере-дине деревни: всегда можно было относительно беспрепятственно и безопасно перейти дорогу, которая была к тому же одним из основных источников доходов для деревни.
Первые механические транспортные средства в начале 20 века не особо поменяли картину происходящего, т.к. их скорость была всё-таки близкой к пе-шей. И даже с появлением личных автомобилей ситуация была стабильной, т.к. их количество было невелико, а поездки междугородние были редкостью:
«в 1900 году, в Москве по пути конки однажды шла какая то тётка. Кон-дуктор ей кричал, кричал, чтобы она ушла с дороги, но она его не слышала. В конце концов её сбило дышлом, и она упала. Лошади обошли её, а вагон прошёл над нею. После этого тётка встала и пошла дальше. Да, хорошее было время. Если бы эту тётку в наше время двинул своим «дышлом» грузовик или «мерседес», вряд ли она так спокойно встала бы и пошла. Отказавшись от лошади, человек лишился такой возможности.» — Г.В. Андреевский, книга «По-вседневная жизнь Москвы на рубеже XIX–XX веков».



Но скоростной порог в 20 км/ч, приводящий к технологической несовмести-мости дороги и населённого пункта, был уже преодолён. И рост автомобилизации в 60-х годах окончательно закрепил технологический разрыв между двумя сре-дами — жилой и дорожной. Увеличение коснулось и внутригородского, и между-городнего движения. Об этом мало говорят, но на это время пришёлся резкий скачок аварийности и смертности на дорогих. Ни города, ни люди не были го-товы к новым условиям. Не выработался ещё навык восприятия дороги как опасного участка в городе. В то время правила дорожного движения регулярно и часто пополнялись новыми пунктами. Дороги для снижения бесконтрольного пе-ресечения пешеходами обросли светофорами и ограждениями, с чётко обозна-ченными на них пешеходными переходами и т.д. Дорога окончательно закрепила статус безлюдного пространства, право нахождения на котором обладали исклю-чительно только автомобили. Пешие жители получили статус непрошенного гостя, с правом нахождения на дороге всего несколько секунд и лишь для её пересечения:
«Не только автомобилисты осложняли жизнь горожан. Горожане тоже отравляли жизнь автомобилистам. Пешеходы переходили улицы и площади там, где им вздумается, извозчики загромождали улицы санями, телегами и пролётками…
… К тринадцатому году нового века, когда в Москве насчитывалось свыше тысячи автомобилей, на самых оживлённых московских улицах, таких как Тверская, Мясницкая, Волхонка, Сретенка, Большая Лубянка, Маросейка, Покровка, Смоленская и некоторых других, сложилась довольно сложная авто-дорожная обстановка. Трамваи, извозчики, автомобили запрудили ставшие уз-кими мостовые и с целью их разгрузки ломовым извозчикам было запрещено ездить по ним с девяти утра до восьми вечера в период с апреля по ок-тябрь.» — Г.В. Андреевский, книга «Повседневная жизнь Москвы на рубеже XIX-XX веков».


Кто часто путешествует на автомобиле, прекрасно видят, что произошло через 200 лет с теми деревеньками вдоль конных трасс, — теперь это сеть за-брошенных и разрушенных деревушек с покосившимися и безлюдными домами. Те же деревни, что ещё сохранились, разрезаны автомагистралями пополам словно технологическим скальпелем.



Уже упоминавшаяся ранее автомобильная миграция, затопившая россий-скую территорию в начале 2000-х годов, лишь закрепила положение и усугубила ситуацию. Многие города и сёла так до сих пор и не переоборудованы под новые технологические условия. В результате, пешеходы вынуждены передвигаться по городу короткими перебежками — от светофора до светофора. Территория мега-полиса стала очень контрастной: от условно безопасной во дворе и на пешеход-ной дорожке, до смертельно опасной на перекрёстке и пешеходном переходе.

«ДТП на Минской улице в Москве унесло жизни пятерых детей и двух взрослых. Педагоги с учащимися школы-интерната возвращались с занятий по живописи. В остановку, где люди ждали транспорт, на большой скорости въехал легковой автомобиль, раскидав тела, как кегли. Приехавшая "ско-рая" не смогла оказать помощь — все лежащие в кровавом месиве были мерт-вы.
Авария произошла в субботу, 22 сентября 2012 г., на Минской улице в Москве. Александр Максимов, который управлял легковой "тойотой" не спра-вился с управлением и врезался в остановку общественного транспорта, где находились люди.» —
https://www.pravda.ru/accidents/factor/crime/24-09-2012/1129047-dtp_drunk-0/

«Как рассказал источник Life News, «тойота» летела по Минской улице со скоростью не меньше 120 км/ч. В районе дома № 1а машина задела метал-лический отбойник, и ее швырнуло на тротуар. Пролетев метров тридцать, машина, развернувшись боком, снесла остановку, а затем еще 10 метров та-щила металлическую конструкцию вместе с людьми по асфальту.
— Людей сбило, как кегли, — рассказал Life News один из оперативни-ков, работавших на месте трагедии. — Картина страшная. Пострадавших было невозможно опознать - кому полголовы снесло, кого об забор размаза-ло, кого полностью переехало машиной. Даже примерный возраст и пол определить было сложно.» — https://life.ru/t/новости/102028
Чтобы более ярко представить суть и последствия нарушения технологиче-ской совместимости процессов приведём два примера.
Первый пример о ситуации для пешеходного движения. Представьте себе детский сад, в котором директор ради экономии площади помещения для последующей сдачи их в аренду распорядился перенести зону кухни в детский игровой зал. И по его команде всё кухонное оборудование поместили ровно по центру игровой. Что произойдёт в итоге после «выгодного» такого переоборудо-вания? Уже в первый же день дети, влекомые любопытством, проявят интерес к новым соседям — кто-то муку на себя просыпет, кто-то опрокинет посуду, кто-то обожжётся, кто-то ошпарится и т.д. И никакие ограждения не станут препятствием для детей в попытках изучить «новые игрушки». Несчастные случаи не прекра-тятся до тех пор, пока зону кухни не обнесут сплошной перегородкой или метал-лической решёткой, восстановив прежнюю технологические границу между двумя несовместимыми средами.
Второй пример для автомобильного движения. Представьте, что ровно посередине автомобильной трассы проложили железную дорогу и пустили соста-вы, никого предварительно не предупредив об этом и не обозначив ограждения-ми новый объект. Последствия подобного перформанса хорошо иллюстрирует эпизод из фильма «Inception»: неожиданно появившийся на дороге железнодо-рожный состав — и автомобили разлетались от него словно кегли в боулинге от чугунного шара. Весовые категории легкового автомобиля и локомотива находят-ся в разных концах диапазона. В такой же потенциально уязвимой роли находит-ся пеший житель перед автомобилем.

В итоге, непрерывность безопасной среды нарушена. Городская среда в технологическом смысле очень контрастна по критерию безопасности: квартира, двор — безопасно, рядом улица, вокзал — опасно. Статистика аварий и дорож-ных происшествий ежегодно подтверждают эту картину — в год в ДТП гибнет бо-лее 20 000 человек (https://www.gazeta.ru/auto/news/2017/02/16/n_9696347.shtml). Это примерно равняется ситуации, если бы каждый день разбивалось по одному пассажирскому самолёту:
Инфографика РИА Новости — «Сколько людей становятся жертвами ДТП в России?» — https://ria.ru/tv_society/20161120/1481721304.html

Эргономика города обладает ещё одной особенностью: вследствие боль-шого количества людей в городах и мегаполисах жители в восприятии че-ловека превращаются в обезличенную массу. Невозможно знать всех людей в мегаполисе, потому что пределы социального круга общения у человека не без-граничны. В среднем сфера общения имеет максимальный радиус в 150-200 че-ловек; и то, тесное общение происходит только максимум лишь с полсотней из них — с остальными мы просто не успеваем поближе познакомиться.
А в мегаполисе всего за один день человек встречает на своём пути десят-ки тысяч незнакомых людей. И вследствие невозможности знать их всех (а соот-ветственно, быть в них уверенным) закономерно вырабатывается настороженный подход ко всем вокруг, выливающийся в недоверие и предубеждение абсолютно ко всем окружающим. И эту реакцию со стороны психики человека легко понять — от незнакомой среды можно ожидать чего угодно. Даже если это места, кото-рые человек посещает каждый день — вокзал, вагон электрички, метро, бульва-ры улицы, подъезды — к ним всё равно недоверие и настороженность, потому что люди в этих местах каждый день, каждый раз другие. Соответственно, хотя здания, их расположение и всё остальное — то же самое, но так как люди, наполняющие их — разные, эти места по факту остаются перманентно неизвест-ными и потенциально опасными.
В результате этого же, и предметы в мегаполисах всегда будут накапли-вать к себе недоверие и настораживать, а особенно бесхозные. Вот если взять, например, пакет из любой торговой сети и наполнить его старыми газетами — каждый раз, попадая в более незнакомую для человека среду, этот пакет будет накапливать в себе всё большее к нему недоверие и даже опасность. Этот пакет всё меньше будет вызывать доверие к себе, а всё больше — предостережение. Пакет в доме → пакет в подъезде → пакет на детской площадке → пакет на улице → пакет на вокзале → в аэропорту и т.д. — с каждым шагом, переме-щаясь из знакомого места в место более незнакомое, более людное — этот пакет превращаться из простого мусорного пакета в объект реальной тер-рористической угрозы. И это так.
Это действительно так, даже если об этом никто не пишет не говорит от-крыто: объективно, мегаполис вследствие своих гигантских размеров и бес-численного количества людей — это идеальный полигон для террористи-ческих атак. И про эту особенность эргономики мегаполиса следует всегда пом-нить. Вы слышали когда-нибудь о теракте в глухой деревне или в небольшом по-сёлке? — нет. Они там просто невозможны и бессмысленны. А вот в мегаполисе для этого сходятся все необходимые условия и обстоятельства — тысячи мест массового скопления людей, где легко незаметно растворится в толпе, и множество средств массовой информации, которые потом послушно сделают «хорошую картинку» и растиражируют её по телевидению, в газетах и в интерне-те, тем самым многократно усиливая эффект от террористического акта (и имен-но поэтому эти абзацы без иллюстраций).
Перманентная террористическая угроза — является хронической уязвимо-стью мегаполиса. И даже ложные атаки способны в одночасье парализовать ме-гаполис и вывести его из строя, чем враждебно настроенные силы всегда спешат воспользоваться:
«В Екатеринбурге из-за сообщений о бомбах эвакуировали 72 объек-та.» — http://www.rbc.ru/society/29/09/2017/59ce2e409a79470190ed5f6c
«В Москве из-за звонков о минировании эвакуировали более ста зда-ний — в Москве 6 октября 2017 г. эвакуировали около 100 тыс. человек более чем из сотни зданий: ложные звонки о минировании поступали в аэропор-ты, вокзалы, ТЦ и госучреждения. Пресс-секретарь дирекции железнодорож-ных вокзалов РЖД Тимур Соцкий сообщил РБК об эвакуации четырех вокза-лов в Москве. «Ярославский, Курский, Белорусский вокзалы эвакуированы. За-вершена эвакуация на Казанском вокзале. Поступил анонимный звонок на те-лефон 02 о минировании вокзалов», — сказал представитель РЖД.
Десятки сообщений об эвакуации начали поступать в различные столич-ные учреждения с самого утра — с 9:52 мск в течение часа поступило 26 со-общений об угрозе взрыва. Среди объектов, о минировании которых со-общали анонимы, были школы, детские сады и административные зда-ния. Из-за звонков пришлось эвакуировать несколько тысяч человек. Ано-нимные звонки о минировании поступили и в три московских аэропорта — Вну-ково, Шереметьево и Жуковский.» —
http://www.rbc.ru/society/06/10/2017/59d794119a7947ca73bc63c2
И хоть про это открыто и не пишется, но это всегда подразумевается:



Если абстрагироваться, и попытаться объективно воспринять то место, где мы несём такие большие потери. В истории такое место, где люди несут сопоста-вимые потери, называется линией фронта. Необходимо уже давно осознать, что граница между пешеходной зоной и дорогой, проходящая насквозь по всему городу, — это линия фронта. Только в отличие от театра военных действий, где линия фронта проходит единым кордоном, чётко определяющим где поле сраже-ния и где тыл, то в условиях города линия фронта — чередующийся орнамент, где поля сражений и тыл вперемежку.




«В результате ДТП перевернулась Audi и пострадали пешеходы (г. Кемерово, 14 августа 2015 г.): в ДТП попали два автомобиля – Mazda 6 и Audi Q3; обе иномарки были под управлением молодых людей, кроме водителей, в машинах никого не было. Водитель Audi не справился с управлением, и машина перевернулась, разрушив будку, в которой находилась камера видеонаблюдения, и сломав дорожный знак. От удара автомобиль Mazda "повело" вправо, и на пе-шеходном переходе он сбил двух женщин, протащив их несколько метров.
– Скорее всего, парни играли в "догоняшки": скорость у них была при-личная, и с самого поворота они ехали рядом, обгоняя друг друга, – рассказал нам автовладелец, который двигался прямо перед этими машинами.
Сбитым женщинам на вид – около пятидесяти лет; как рассказали сви-детели, одна из них смогла встать с асфальта самостоятельно, а вот у дру-гой были более серьёзные травмы – женщина кричала и билась в конвульсиях. Обоих пешеходов в тяжёлом состоянии увезла "скорая помощь. Водители от-делались царапинами.» — http://news.vse42.ru/feed/show/id/23092766
Если попытаться изобразить ландшафт городской среды по признаку без-опасности, то это будет похоже на регулярно расставленные тумбы (дворы, квар-талы, парки, площади), стоящие посреди озера, кишащего крокодилами. Низко-водные мостики, соединяющие эти тумбы, будут единственными маршрутами для сообщения между ними:
«Вопреки распространённым представлениям, самая большая угроза для безопасности пешего человека исходит не от преступников, а от автомобилей, едущих с высокой скоростью. Однако большинство инжене-ров-транспортников нередко во имя безопасности) занимаются перепланиров-кой городских улиц в поддержку скоростного движения. Такой подход настолько противоречит здравому смыслу, что отказываешься верить: инженеры проек-тируют улицы для скоростей, намного превышающих разрешённый уровень, для того якобы, чтобы спешащие водители были в безопасности. Эта прак-тика, конечно, провоцирует ту самую скорость, от которой они наде-ются защититься. …дорога с широкими полосами провоцирует ско-ростную езду. Как ни крути, если магистраль имеет полосы в 3,65 м шириной, и мы с комфортом преодолеваем её на скорости 110 км/ч, то не с таким ли удовольствием мы понесёмся и по городской улице аналогичного размера» — Джеф Спек, книга «Города для пешеходов».

Проще говоря, автомобилю была максимально обеспечена возможность доступа во все закоулки городской жизни. Автомобилю было предоставлено про-никновение до каждого двора, до каждого подъезда, до каждого магазина — до любого уголка в городе:
«Поскольку причин сесть за руль всегда находится много, машины стали вести себя как вода: они просачиваются в каждую щель.» — Джеф Спек, книга «Города для пешеходов».
Так как это всегда делалось в ограниченных условиях, то происходило за счёт площадей изначально отведённых для пешеходного движения. В качестве примера можно привести переблагоустройство улиц Санкт-Петербурга, которое происходило в начале 2000-х годов и по понятным причинам совпало с волной массовой автомобилизации населения. Тогда происходило повсеместное расши-рение проезжих частей и соответствующее заужение частей пешеходных.
Как итог, нарушена непрерывность пешеходной среды, её сплóшность. И состоит эта пешеходная среда из отрезков. Непрерывность среды есть только у автомобильного движения, где все дороги сомкнуты и перетекают друг в друга, не встречая на своём пути существенных препятствий. А пешеходы же вынужде-ны передвигаться короткими перебежками от одного безопасного островка к дру-гому.


Наглядный образ. Представьте проспект, по которому движутся не авто-мобили, а быстро катятся огромные чугунные шары, словно по дорожке в бо-улинге, но только весом по полторы-две тонны. По разные стороны встречного движения стоят метатели этих шаров (похожие на тренировочные метатели тен-нисных мячей, но только соответствующего калибра), которые ежесекундно вы-стреливают эти ядра со скоростью 80 км/ч. Все три полосы каждого из направле-ний движения проспекта насквозь простреливаются этими чугунными шарами. Перейти этот проспект можно только на пешеходном переходе, на участке кото-рого включается сильное магнитное поле, останавливающее движение этих двух-тонных ядер. Но всегда есть один или два ядра на тысячу, на которые магнитное поле пешеходного перехода не срабатывает, и они проскакивают его насквозь, давя всё на своём пути — «машина не бьёт, а давит». Захотите ли вы перейти этот проспект?


Интересно, как бы выглядели дороги и правила дорожного движения, если бы наоборот пешеходы сбивали машины и давили их под собой? Такое можно увидеть только в кинематографе: например, в фильме «Хэнкок» (режиссёр Питер Берг, 2008 г.), где главный герой обладал уникальными способностями — и мог без малейшего для себя вреда останавливать собой движущийся локомотив. Но объективные законы физического мира совершенно другие.


Активно пропагандируемые пешеходные прогулки по городу пригодны только для развития паранойи и шизофрении, нежели для отдыха и укрепления здоровья. Как можно расслабиться и отдохнуть прогуливаясь по бульвару, на протяжении которого безопасные пешеходные участки периодически рассекаются смертельно опасными — автомобильными? Сознание здесь постоянно должно быть в режиме повышенной бдительности, особенно на участках, где он простре-ливается поперечным движением. В итоге, дети только за руку с родителями или под пристальным взором — прогулка строгого режима. Полноценная прогулка оказывается возможной только на площадях, в скверах и парках — на участках города, где полностью запрещено автомобильное движение. Но до этих участков пешеходной безопасности нужно ещё дойти: для чего требуется преодолеть на своём пути несколько кордонов смертельно опасных пре-пятствий — каждодневный мегаполисный квест на выживание.







Для примера: попробуйте на плане своего города отметить точку, где вы сможете оставить своего ребёнка без присмотра хотя бы на 10 минут и быть уве-ренными в его пешеходной безопасности — найдётся такая?

При технологическом проектировании всякой системы для нескольких участников, условия среды всегда задаются из расчёта возможностей самого незащищённого звена. Агрессивная городская среда технологически пригодна только для зрелого, вменяемого, трезвого участника. Дети, старики, животные, особенно дикие, потенциально находятся в группе риска.
При движении в городе высокая переключаемость внимания присуща толь-ко взрослому человеку. Для детской психики очень сложно сохранять бдитель-ность на протяжении длительного времени. Дети могут задуматься, замечтаться, отвлечься и забыть про дорогу.
К примеру, дорога из дома в школу: сейчас уже никого не удивляет, что дети в садики и ученики в школы добираются в основном в сопровождении взрослых или вовсе оные довозят их на автомобиле, т.к. такая напряжённая сре-да транспортной сети однозначно непригодна и опасна для детей и их здоровья.
Эргономика современного города такова, что пригодна только для сознания взрослого человека. Всех несознательных в этой мере участников — стариков, детей, пьяных и др. — эргономика города отторгает. Также это касается живот-ных, особенно диких, для которых человеческие правила дорожного движения абсолютно непостижимы. Именно поэтому биоценоз мегаполиса так скуден: за исключением человека в нём есть только кошки да собачки, воробьи да го-луби…
«И не верилось, что ещё в конце XVIII века на этом месте был заповед-ный лес, тянувшийся до Мытищ, рубить и даже расчищать от завалов ко-торый не разрешалось. В нём росли огромные, мачтовые, деревья. В начале XIX века император Александр I отклонил проект вырубки части деревьев для коммерческих нужд, предпочтя общественную пользу от леса выгодам казны. И всё-таки уже в 1820-е годы деревья стали вырубать, начали строить дачи, прокладывать просеки и пр. Ну а к концу XIX века толпы отдыхающих москвичей разогнали живших в том лесу зверей и птиц и превратили Со-кольники в место массовых гуляний со всеми вытекающими отсюда послед-ствиями» — Г.В. Андреевский, книга «Повседневная жизнь Москвы на рубеже XIX–XX веков».


Давно уже необходимо включить в строительные сметы возведение мостов для диких животных при создании автомагистралей: как бы это не влияло на сто-имость строительство — это неизбежный элемент любой автомобильной трассы, пересекающий пути естественной миграции зверей. Такие мосты уже давно рас-пространены по всему миру. У нас же их появление даже не стоит ещё на по-вестке.

Фото: слева — сбитый автомобилем молодой лось (открытый перелом задней конечности); справа — мост для диких животных, будь который — аварии бы не случилось.

 



«Экологи выяснили, какие животные вымрут первыми в ближайшее время — два года назад экологи заявили о том, что сейчас на Земле происходит новое, шестое массовое вымирание животных. По их расчетам, в эпохи, предшествовавшие антропоцену — веку человека, каждые сто лет исчезало примерно по два вида млекопитающих на каждые десять тысяч существовав-ших в то время видов животных. В XX и XXI веках эта цифра выросла в 114 раз.
Иными словами, то число видов, которые прекратили свое существова-ние за это время, обычно исчезает за 10 тысяч лет, а не за одно столетие. Темпы вымирания животных в последние годы, как отмечают ученые, стре-мительно приближаются к тому, с какой скоростью исчезали представители флоры и фауны 66 миллионов лет назад, когда исчезли динозавры, морские рептилии и птерозавры.
С другой стороны, у текущего вымирания есть своя особенность — его "двигателем" являются не силы природы, а человек, не только напрямую уничтожающий животных, но и лишающий их сред обитания и возможных источников пищи.
Причиной их вымирания является то, что человек постоянно захваты-вает и меняет под свои цели все новые территории как на суше, так и в водах мирового океана, вызывая масштабные экологические перестройки, жертвами которых чаще всего становятся самые небольшие виды животных, чьи ареалы обитания изначально достаточно скромны. Численность крупных животных, в свою очередь, уменьшается из-за браконьерства или чрезмерно большого вылова или отстрела.
Как показал этот анализ, первыми исчезнут не только самые крупные живые существа, такие как крупные кошки, слоны, жирафы или киты, но и са-мые небольшие животные. Сильнее всего это будет проявляться среди амфи-бий и рыб. По прогнозам ученых, фактически все небольшие лягушки и прочие земноводные, чья масса составляет меньше грамма, исчезнут в ближайшие десятилетия.» — https://ria.ru/science/20170918/1505016891.html
Дилемма состоит также в том, что передвижение в современных городах невозможно без автомобиля. Последние 20 лет активного насыщения общества личными автомобилями неизбежно оказало влияние на размер города — города сильно расползлись вширь:
«Москва в то время не была такой большой, как теперь, территория её заканчивалась за заставами, за Камер Коллежским валом. Однако и этого бы-ло вполне достаточно, чтобы обзавестись транспортом. И такой транс-порт имелся – гужевой. В середине 80 х годов XIX века в Москве насчитывалось 30 тысяч извозчиков, а к концу века – 40 тысяч…
… Количество автомобилей в Москве с каждым годом увеличивалось. Это дало основание одному из московских репортёров высказать на странице одной из газет такое предсказание: «У нас развивается автомобилизм. И всё же, как мало их было по сравнению с сегодняшним днём! Когда в июле 1910 года на Можайском шоссе, автомобиль налетел на телегу, в результате чего погиб крестьянин Миронов, успевший перед смертью произнести лишь одно слово «автомобиль»» — Г.В. Андреевский, книга «Повседневная жизнь Москвы на ру-беже XIX-XX веков».
«Ежедневный радиус наших передвижений растёт за счёт того, что мы не можем заглянуть к знакомому или пройтись по парку по пути на работу. Чем быстрее общество передвигается, тем дальше оно распространя-ется и тем больше времени должно тратить на передвижение» — Иван Иллич, австрийский философ и социальный критик хорватского происхождения.
«…город существует потому, что людям выгодно собираться вместе. Но в конечном итоге мы становимся жертвами видоизменённой среды обита-ния: «самые большие риски порождаются средой, преобразованной человеком». Главный источник риска — автомобиль, бывший ещё недавно «орудием свобо-ды», нас поработил. Средство передвижения обездвижило города.» — Джеф Спек, книга «Города для пешеходов».
Проведённое Яндекс.Исследование «Автомобильные пробки в городах России» подтвердило это утверждение. Портреты пробок крупнейших мегаполи-сов (Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Казань, Краснодар, Новосибирск, Челябинск, Омск) все на одно лицо — основная масса движется на работу с пе-риферии в центр и поэтому пробок на этом рубеже несравненно больше —
https://yandex.ru/company/researches/?tag=traffic


Этой картине также вторит сопутствующее исследование автомобильных пробок в городах России — пики в соответствии с графиком рабочего времени приходятся на 8:00 и 18:00
https://yandex.ru/company/researches/2013/city_jams_2013

По тому же лекалу настроено расписание электричек. Мы для примера взяли график курсирования электричек от г. Москвы до г. Мытищи, и наложили его на временную ось в том же диапазоне от 06:00 до 22:00. Красным обозначено направление — «Мытищи → Москва», зелёным — «Москва → Мытищи». Толь-ко в отличие от графика автомобильных пробок максимальный пик приходится не на 18:00, а на 08:00. Это мы связали с тем, что часть на обратном пути с работы подбрасывают коллеги на своих машинах; или это может быть связано, что неко-торые не сразу отправляются домой, а посещают магазины и торговые центры. В любом случае, общее количество составов до обеда и после него сошлось с точ-ностью до единицы — баланс 211/211 соблюдён.

Функционально ячейки жизненного быта можно разделить на четыре ос-новных и представить их в виде блоков: дом, работа, учёба, питание. 200 лет назад они почти все располагались вместе на одном участке (или в пределах де-ревни), где стоял дом, работа в поле или в саду рядом, воспитание и обучение детей здесь же на участке, продукты питания давали сад и огород. 100 лет назад четыре блока раздвинулись, но всё же оставались пока ещё в пешей доступно-сти:
«Если во времена Иллича (1980-е) пешком на работу ходил один человек из десяти, то теперь — меньше одного на сорок человек.» — Джеф Спек, книга «Города для пешеходов».



А в наше время в связи с ростом городов: дом — в области, работа — в центре города, учёба в другом его конце, а гипермаркет с продуктами — между домом и работой. И таких раскиданных блоков в мегаполисе равняется количеству его жителей:
«…отпустив поводья, мы дали волю автомобилю, позволив ему уро-довать наши города и коверкать нашу жизнь. В своё время благодаря авто-мобилю большинство американцев получили возможность передвигать-ся свободно, быстро и на далёкие расстояния… Но то — дела давно ми-нувших дней. Теперь же, подстрекаемая бесконечно растущими запросами в отношении пространства, скорости и времени, видоизменила среду обитания, подчинив её своим потребностям вместе с нашим образом жизни. Орудие сво-боды нас же поработило.» — Джеф Спек, книга «Города для пешеходов».
В пешеходном формате текущая расстановка посильна, если у семьи толь-ко один ребёнок. Экстремальный максимум пешеходного формата возможен, ес-ли детей двое. Больше уже невозможно, так как у нас не более двух рук и дер-жать за руку трое детей при переходе дороги невозможно физически, и, следова-тельно, такая комбинация в условиях города небезопасна. Вы можете провести в метро безвылазно хоть целый год, но так никогда там и не встретите многодет-ную семью…


Фото: Каширин Е.Н. (1949-2007)
На практике, семьи с двумя детьми и более вынуждены передвигать-ся в городе только на автомобиле, иначе, за всеми детьми родителям про-сто не уследить. Таким образом, многодетность современной семьи ограни-чена тем количеством детских кресел, которые возможно разместить в са-лоне автомобиля. Более трёх кресел возможно поместить только в минивэнах — многие ли многодетные семьи (от четырёх детей и больше) могут себе позво-лить купить минивэн? И тем, кто лоббирует рост агломераций и одновремен-но ратует за рост демографии, полезно осознать это противоречие:
«В обычный автомобиль войдет максимум два автокресла. Таким обра-зом, «наверху» ограничивают количество детей в средней западной городской семье. Большее количество детей требует либо более дорогого автомо-биля, либо принципиальных изменений в образе жизни. И то, и другое для большинства семей практически неприемлемо.
Экономист Стивен Левитт отмечает, исходя из статистики, что дет-ские автокресла совершенно не нужны детям старше шести лет. Что каса-ется детей младшего возраста, то можно предположить: ежегодно в США ав-токресла спасают жизнь нескольким сотням из них. Замечательно? Но, к со-жалению, никто никогда не подсчитывал, сколько детей просто не роди-лось из-за автокресел, сколько родителей сказали себе: «Ведь трое детей не влезут в наш автомобиль». Обязательное использование автокресел приводило и приводит к таким большим потерям в человеческих жизнях…» — http://inosmi.ru/social/20170704/239724392.html


Расползание блоков жизни в разные стороны привело ещё к одному явле-нию. Из-за того, что у каждого человека такие блоки находятся в разных концах города, дороги приходится регулярно расширять, чтобы обеспечить пропускную способность образующегося трафика. Также получается противоречие: изначаль-но увеличение города происходит для увеличения полезной площади, но в ре-зультате этого же процесса, наоборот происходит потеря полезной площади под дороги (их постоянно распирает) уже внутри увеличенной территории:
«В среднем 10%-ное увеличение протяжённости дорог немедленно при-водит к увеличению пробега автомобиля на 4%, а через несколько лет такой пробег поднимается до тех же 10%.» — Salzmann R. Build More Highways, Get More Traffic // The Daily Progress. Dec. 19, 2010.
«…городские жители хотят иметь доступ ко всему, что предлагает им город. Если до большинства этих объектов нельзя добраться на обществен-ном транспорте, люди со средствами приобретают машины, а в итоге вы по-лучаете город на колёсах. Автомобиль — виновник разрастания городов, распада их прежней территориально-административной структуры, расширения проезжей части улиц. Пешие прогулки становятся менее по-лезными и приятными…» — Джеф Спек, книга «Города для пешеходов».
В метро, в отличие от дорог на поверхности, такой возможности располза-ния нет. Туннели имеют чётко ограниченное сечение, и это есть главный предел для развития метрополитена. И каждый раз настораживает, когда чиновники рья-но рапортуют об открытии новых станций, путём наращивания длины уже суще-ствующих веток. Новые станции метро увеличивают площадь водосбора населения, но как затем обеспечить пропускную способность туннелей, особенно на станциях-переходах? Из законов гидравлики хорошо известно, что при повышении объёма пропускаемой воды, для сохранения проходимости нужно либо увеличивать сечение трубы, особенно в местах их соединения, либо увели-чивать скорость течения в трубах, а значит и внутреннее давление. Метрополи-тен идёт по второму пути — увеличивает скорость и частоту движения по-ездов. Соответственно, в таком напряжённом режиме любой сбой (даже на не-сколько минут) оборачивается транспортным коллапсом подземки. Свидетелями и участниками которых многие уже не раз становились, ощущая на себе внутрен-нее давление в самом прямом смысле.


Но вернёмся снова из метро на поверхность. Хотя дороги не столь замкну-ты, но негативные тоннельные эффекты им тоже не чужды. В результате рас-ползания сфер жизни людей в разные стороны города, на улицах резко увеличился холостой трафик. Улица, порожняком пропускающая через себя многотысячный поток, превратилась в трубу с открытым верхом: по бокам — сте-ны домов, снизу — асфальто-битумная пастила, сверху — доступ к воздушному бассейну над городом. Но учитывая, как плохо происходит перемешивания воз-духа в городе, уличную трубу можно условно считать перекрытой сверху стеклян-ным экраном:
«В столичном регионе наблюдаются полный штиль, туман, 100% влажность и аномально высокая температура, которые ведут к снижению со-держания кислорода в воздухе. В связи с этим синоптики констатируют ухуд-шение экологической обстановки. При сохранении всех этих условий проис-ходит слабое перемешивание всех имеющихся в воздухе вредных приме-сей, включая испарения от противогололёдных реагентов, сообщает ТАСС со ссылкой на данные метеорологов. В связи с этим примеси остаются вблизи от поверхности, что может сказаться на людях с лёгочной и сердечной па-тологией.» — https://russian.rt.com/article/152266
В результате появился технологический процесс, неизвестный до этого природе. Ниже сдвоенное фото, которое специально сделано в штиль, в безвет-ренную погоду: сверху — вид в сторону центра Москвы, снизу — вид в противо-положную сторону.

Для большей наглядности ниже совмещены два снимка с одинаковым ви-дом: один сделан 27 июля 2017г. в 10:07 в относительно ветреный день — 4 м/с или 15 км/ч (https://pogoda1.ru/moscow/27-07-2017/), а другой 25 сентября 2017г. в 09:33 в почти полный штиль — до 1 м/с или 3 км/ч (https://pogoda1.ru/moscow/25-09-2017/).


Выглядит всё следующим образом. Ранним утром солнце начинает прогре-вать битумный противень (основание уличного коридора), создавая восходящие воздушные потоки различных по вредности смесей газа и веществ, выделяемых при нагревании асфальтового покрытия. Следом, из прилегающих дворов на ули-цу выезжают автомобили, простоявшие всю ночь на газонах и успевшие налепить на свои колёса шубы из грязи. Двигаясь первые километры эта грязь облетает с колёс на проезжую часть. Там она через некоторое время подсыхает и растира-ется в пыль проезжающими позже машинами. Затем проносящиеся на скорости автомобили взмучивают эту пыль своими турбулентными потоками и поднимают в воздух, где её уже дальше подхватывают восходящие вверх воздушные потоки. Помимо земляной пыли в воздух поднимаются также газообразные и твёрдые ча-стицы выхлопных газов. В результате в пределах улицы образуется газовый кок-тейль — дисперсия из пыли, смол и газов — которого с лихвой хватает на всех участников улицы: и для жителей квартир в прилегающих домах, и для пешехо-дов, и для автомобилистов и т.д. В зимнее же время даже в отсутствие солнца всё равно происходит выветривание, т.к. в мороз воздух сухой. Ситуацию спаса-ют дожди летом, и слякоть зимой при отсутствие мороза.



Город — пыльный альбион, где автомобили каждодневно и непрерывно полоскают пыль по всем коридорам её улиц. И газовые «трубы» встречаются не только на проезжей части, они есть и на пешеходных коридорах — табачный ко-ридор по дороге на работу и обратно знаком многим горожанам. В пешеходном потоке достаточно закурить всего нескольким людям, как все остальные сразу оказываются в газовой камере. Встречается это повсеместно: дорога от офиса до метро, от метро до остановки трамвая, от электрички до подземного перехода и т.д.




Ух, и напустили же мы здесь жути в этой главе. Но пугаться не стоит: не-смотря на всю эту запущенность, есть очень простые и действенные решения, пригодные для каждого города, о которых мы поговорим в главе 18 «Urban-рецепты». А сейчас перейдём к следующей главе, связанной с гигиеной визуаль-ной среды.

 


Матрица ландшафта. Основная часть
Глава 10. Визуальный ландшафт

 


Цвет — это физические колебания, и глаза ими питаются.
Отто Михайлович Малахов,
преподаватель материаловедения в ЛИСИ

 

Наша картина города быстро становится
городом картин. Постоянно увеличивающаяся
доля нашего поля зрения продана за рекламу.
Пази Кольхонен, исследователь

 


Внимательный читатель уже заметил, что весь эффект демонстрации предыдущих ландшафтов Матрицы построен на визуальном исполнении. Ни текст, ни пересказ, ни даже условный линейный график никогда не сравнятся с картинкой в мощи передачи информации, в доходчивой ясности донесения. Толь-ко картинка понятно и просто способна передать смысл. Порой при этом даже по-требность в комментариях для пояснения отсутствует.
Хотя и общеизвестно, что доля визуальной (зрительной) информации за-нимает большую часть в нашем восприятии, значение этого до сих пор не осо-знаётся в полной мере. Именно зрение делает окружающий нас мир тем настоя-щим и реальным, каким мы его привыкли воспринимать. Достаточно закрыть гла-за всего лишь на 15-20 мин., чтобы ощутить насколько скудным станет восприя-тие реальности. Если провести аналогию с компьютерным миром, то мы, того не замечая, ежесекундно в режиме он-лайн рендерим окружающий мир со сверхвы-сокой чёткостью. Куда бы мы не направили свой взгляд, куда бы мы не поверну-ли голову, мы каждый раз получаем высококачественную, сверхчёткую картинку без подтормаживаний и зависаний. И даже трудно себе представить мощность той видеокарты, которая бы потребовалась для визуализации подобной задачи. Подобные сравнения помогают освежать восприятие и осознание ценности и уни-кальности зрения, которым обладает человек.
Но что же такое визуальный ландшафт? Как он выглядит? Визуальный ландшафт человека двухконтурный. Первый контур внешний — это то, что мы видим вокруг себя. Он имеет оперативный характер, и при смене внешней обста-новки он полностью меняется. Второй контур — внутренний — это галерея обра-зов, которую мы наполняем и накапливаем на протяжении всей нашей жизни. Второй контур имеет долговременный характер и более прочно закреплён в гале-рее восприятия. Эти два контура постоянно находятся во взаимодействии и об-мениваются между собой информацией. Графически их можно представить в ви-де двух панорам, на которые спроецированы картинки. Внешняя панорама посто-янно прокручивается перед глазами и на неё словно орнамент спроецировано визуальное окружение. Внутренняя панорама незримо прокручивается в голове, заполняясь образами как от внешней панорамы, так и рождающимися в вообра-жении. В последующем галерея внутренней панорамы влияет на выборку обра-зов из внешнего мира и таким образом начинает фильтровать образы, попадаю-щие на внешнюю панораму. И бытие, и сознание взаимно оказывают влияние друг на друга.

Если образы на внешнем контуре можно легко заменить — переехать в другой город, отправиться в путешествие, сменить мебель, повесить картину, сделать ремонт с другим дизайном. То во внутреннем контуре образы закрепля-ются надолго, а некоторые рельефно пропечатываются на всю жизнь, словно по-верхность на медной пластине. То, что больше присутствует и чаще мелькает на внешней панораме, неминуемо попадает и пропечатывается на панораме внут-ренней.

Фото слева: Пази Кольхонен — http://www.membrana.ru/particle/1256
Многие, наверно, уже здесь разглядели популярный механизм рекламы. Да, все рекламщики знают эти законы. Более общó, он называется импринтинг — ментальное пропечатывание. Достаточно привести всем известный пример с гу-сятами, когда они начинают признавать мамой-гусыней первое существо (допу-стим, переодетого сотрудника зоопарка), попадающее в их поле зрения; и потом это уже не вытравить из их сознания:
«Хорошо известно, что гусята, никогда не видевшие своей матери-гусыни, запоминают в качестве родителя любой движущийся объект (Lo-renz, 1965). Они преследуют абстрактную «маму», стараясь подражать ей и запоминать все её действия. Это запечатление может сохраняться всю жизнь или только на период развития, до полового созревания» — Савельев С.В., кни-га «Церебральный сортинг».
РЕКЛАМА — ЭТО ЭМИССИЯ СТЕРЕОТИПОВ В ТОЛПУ.

«Сравнение своей и чужой жизни, зависть и инстинктивное следование поступкам более успешного человека являются эффективным способом насаждения новых форм социального поведения. Мило называя это занятие обезьяньим подражанием, множество людей носит неудобную и некрасивую одежду, ест сомнительную пищу, пользуется никчёмными устройствами и ме-ханизмами. Действенность современной рекламы выросла в социальное явление из инстинктивного подражания архаичных мартышек.» — Саве-льев С.В., книга «Нищета мозга».

Этим механизмом также всегда пользовалась власть. Логика тогда была простой: чем больше своих образов они хотят разместить у народа в их внутрен-них панорамах, тем бóльшие по площади изображения, прославляющих власть, нужно создавать и они должны попадаться на глаза как можно чаще. Все громад-ные рельефы, росписи, скульптуры Древнего Египта, все витражи, барельефы Средневековья, все гигантские фрески, холсты эпохи Возрождения служили именно для этих целей. Для этого же создавались громадные пирамиды, дворцы, соборы. Такова изначальная задача монументального искусства — идеологиче-ская пропаганда. Сейчас это называется рекламой:
«Нам необходимо понимать, что любой процесс (а визуальный тем более) в городском пространстве не происходит случайно, как бы сам по себе. Этот вывод очень важен, пусть даже и очевиден. Дальше нам поможет уже упомянутый Пази Кольхонен. В совей статье он употребляет очень инте-ресный термин, довольно точно характеризующий ситуацию: «эстетика эко-номиста». Он поясняет: «это когда все видимые поверхности считаются потенциальными местами для рекламы, хочется нам этого или нет.




Во все времена самые большие объекты, поверхности, плоскости в городе будут обладать визуальным потенциалом идеологического воздействия, и каждая власть непременно будет заполнять их своим содержанием. Даже есть обратный приём, когда идеологию любой эпохи можно безошибочно определить по содер-жанию самых больших поверхностей в окружающей городской среде — по со-держанию рельефов, скульптур, витражей, фресок. Почитание бога-солнца и его земного наместника в Древнем Египте, стремление к жизни в раю в Средневеко-вье, преклонение перед совершенством человека в Возрождение, справедли-вость и труд в Советское время:
«Но всегда и везде любая стадия процесса урбанизации сопровождалась неизменными явлениями — сосредоточением и уплотнением человеческих благ и ценностей на маленькой по площади территории города, будь то центр или пригород. Это, само собой, и вызывает их активную визуальную демон-страцию на городских улицах. Этим город и уникален в своём роде. Делая резкие скачки в развитии, общество делает их преимущественно в крупных го-родах, а визуальное сопровождение — неотъемлемая часть этого разви-тия, своеобразная материализованная поэзия нового.» — Виталий Злобин, книга «Наружная реклама и город».


А сейчас — какую идеологию можно определить по современному содер-жанию самых больших плоскостей и поверхностей в городе? Если раньше это было в виде витражей и росписей, то сейчас это баннерная реклама. Современ-ные билборды в мегаполисах и городах — это прежние фрески и росписи на площадях и в храмах. И что же мы видим на современных монументальных по-лотнах? — роскошные автомобили и аксессуары, путешествия и развлечения, выгодные предложения и скидки…
Современная идеология — выгодно продай и роскошно потребляй.
«По логике «эстетики экономиста» стена без рекламных объявле-ний — упущенная возможность сделать деньги.» — Виталий Злобин, книга «Наружная реклама и город».






«Итак на дворе время рекламодателей и экономистов, безжалостно «обезличивающих» города, спекулирующих на развитии этих городов. Крупные и крупнейшие города «задыхаются» не только от промышленности и автомо-бильных выхлопов, но и от гигантского потока информации. Реклама занима-ет квадратные километры фасадов зданий и драгоценные минуты нашего внимания.
…Визуально-информационная система города как сопроводитель-ный документ будет существовать всегда, а умение грамотно оформить такой документ — во многом выигрышная позиция любого города» — Виталий Злобин, книга «Наружная реклама и город».
Эта идеология своим тотальным присутствием в визуальном ландшафте городов даже затмила дотоле исконных участников идеологического рынка — политические фигуры и религиозные конфессии. Жесточайшая конкуренция на рынке пропаганды заставляет консервативных игроков как можно раньше за-явиться и обозначиться в визуальной панораме своих клиентов. Оттого они те-перь так настырно стремятся проникнуть в школы и на экраны телевизоров.

Фото: Инсталляция от Louis Vutton — https://lenta.ru/articles/2013/11/27/louis/

Вопрос к читателям: почему обряды крещения и уроки истории подают-ся людям в столь раннем возрасте, когда напрочь отсутствует критическое мышление?
И, кстати, чуть не забыли про телевидение и кинотеатры. Киноэкраны также столь же масштабны, а телевидение берёт своё частотой присутствия. Фильм же не зря называют кинокартина. Сила пропаганды — та же, даже с эффектом аги-тации.


Оставим теперь большие плоскости и обратим внимание на остальное наполнение визуального ландшафта. Преимущество визуального канала перед остальными определяет и более высокую степень воздействия на самоощуще-ние, настроение, эмоции и даже на здоровье. Не надо даже лишний раз убеждать насколько гнетущее воздействие оказывает вид из окна, открывающийся на бес-крайние поля панельно-бетонных коробок. Та же причина наоборот притягивает туристов в исторический центр Санкт-Петербурга. Хотя достаточно завязать ис-пытуемому глаза, и он не отличит окружающую среду в спальном районе и в ис-торическом центре северной столицы, а внутри более новых зданий спального района будет даже теплее, уютнее, комфортнее.




Если абстрагироваться, то по архитектонике Питер — это прямоугольные кирпичные коробки с гипсовой лепниной на фасадах. Ничем другим в архитектур-но-строительном смысле его здания не отличаются. Мало ли кирпичных домов в других городах? И в то же самое время, насколько меняется облик от внешнего убранства зданий — колонны, скульптуры, лепнина.


Лепнина на фасадах — это способ инвестирования в город, инструмент по-вышения туристической привлекательность. Такой мощный эффект при мини-мальных затратах. От всего объёма строительной сметы затраты на фасады за-нимают на более 5-7%, но это до сих пор не осознаётся и пренебрегается градо-начальниками и строителями. Много ли известно туристических маршрутов в го-рода, созданных в эпоху «отказа от излишеств»? — ни одного. Туда даже силой ни одного туриста не затащишь. Туристы курсируют по золотому кольцу, по Москве и Санкт-Петербургу — по городам, где не скупились на внешнее убран-ство. Хотя насколько проста мысль — относиться к зданиям не только как к объ-екту недвижимости, но и как к инструменту инвестирования в город. Здесь доста-точно снова подгрузить экономический ландшафт — подоплёка и причины сразу становятся понятны.

Хотя проблески понимания всё же пробиваются. Например, застройщики многоквартирных зданий признали, что здания с более привлекательным силу-этом крыши реализуются с более высокой прибылью. Действительно, законы зри-тельного восприятия заставляют считывать прежде всего силуэт объекта. И в случае со зданием, очень важно визуальное касание крыши и неба, то есть — очертание силуэта «головы и плечевого пояса» постройки. Достаточно добавить на крышу хотя бы треугольник фронтона, декоративные башенки, любые элемен-ты, делающие силуэт крыши более резным, и здание существенно преображает-ся, а без них, наоборот, — здание всего лишь коробка. Не говоря уже, про рису-нок кирпичной кладки, рельефные пояса и фризы, декоративные рельефы и ор-наменты.



Дорога тоже является архитектурным объектом города, и она также фор-мирует визуальный ландшафт, и в первую очередь у автомобилистов. В какое сравнение могут идти визуальные впечатления, накопленные во время двухне-дельного отпуска, с теми визуальными образами, которые мы созерцаем годами по два, три, четыре часа в день, а порой даже больше — выхолощенная, скуд-ная, рафинированная визуальная среда. На панораме визуального ландшафта яркие всплески от путешествий обречены затеряться не сером фоне буднего ан-туража. Когда рекламируют автомобили, то город там всегда свободный от транспорта и наполнен лишь завистливыми взглядами. Когда же покупаешь ма-шину, то город меняется — оказываешься неминуемо в плотном потоке или в пробке, и вместо одобрительных взглядов видишь только пыльные зады впереди идущих машин, монотонную серость асфальта с контрастно мелькающей размет-кой.

Фото: PARALLEL - фото со спутников и дронов — https://vk.com/noparallel


Фото: PARALLEL - фото со спутников и дронов — https://vk.com/noparallel

 


И неспроста люди с достатком всегда стремились выбирать места для проживания с богатым визуальным разнообразием — на лоне природы, а не в окружении обеднённого крупнопанельного раппорта. Они прекрасно понимают, что повседневная визуальная среда неминуемо впитывается во внутреннюю па-нораму визуального ландшафта и оказывает влияние на мироощущение, настро-ение, богатство мыслей и даже на количество нейрональных связей в головном мозге:
«Есть такие моллюски, похожие на огородных улиток существа, — ок-клюзии (моллюски морские). На них, как раз, было абсолютно достоверно пока-зано — что такое развитие в обогащённой или в обеднённой среде?
Чем окклюзии хороши? Моллюск — нейронов мало, можно все сосчитать поштучно. Синапсов — мало, тоже можно все оценить: все связи, всё осталь-ное. И вот, значит, сажают такую замечательную окклюзию в белый контей-нер (примитивный, пустой, прямоугольный) и просто кормят на убой. Дру-гую сажают в «гадкий» контейнер, в котором там камни, коряги — бог-знает-что валяется — то есть это называется обогащённой средой в экспериментальной зоопсихологии. И там она спокойно развивается, разыс-кивая свою пищу, которой кормят точно также, но только в этой сложной сре-де на сложном субстрате.
Но что произошло? Когда исследовали их головные ганглии (ганглии этих совсем простых существ), оказалось, что там не на 10%, не на 5%, а почти в два с лишним раза больше связей между нейронами, у той окклю-зии, которая вела более сложный и богатый образ жизни, т.е. в обога-щённой среде.» — Сергей Савельев, лекция «Каллиграфия и мозг» —
https://youtu.be/SCtW0dMiEsM?t=15m23s

 

 

 



Матрица ландшафта. Основная часть
Глава 11. Зерно матрицы

 

Прямолинейное следование самым лучшим
инстинктам — путь к вымиранию.
Савельев С.В.

 

Теперь вернёмся снова к тому, чего лишь слегка коснулись в самой первой главе. Как было сказано выше, все ландшафты Матрицы, кроме географическо-го, являются виртуальными, искусственно созданными человеком. То есть все ландшафты антропоморфны. Только географический ландшафт развивается по объективным законам. Алгоритмы и правила для всех остальных формирует человек, создавая их по своей эргономике.
Человек несёт в себе эргономику этого взаимодействия. Из всех предста-вителей фауны на планете, только человек активно преобразовывает окружаю-щий мир, перманентно создаёт новое. В человеческой эргономике прописаны ал-горитмы, воздействующие на окружающий мир и на человеческое сообщество. Понятно, что эти алгоритмы локализованы ни где-нибудь, а в человеческом моз-ге, во всём же остальном мы мало чем отличаемся от биологического мира.

Фото: PARALLEL - фото со спутников и дронов — https://vk.com/noparallel

Фото: Миллениум парк Чикаго — http://trahanarchitects.com/

Именно человеческий мозг является зерном Матрицы ландшафта.
Соответственно, без понимания строения мозга, механизмов его функцио-нирования невозможно понять логику этой эргономики и разобраться в алгоритме формирования Матрицы ландшафта. И, следовательно, от этого напрямую за-висит адекватность картины мира, предсказуемость и результативность наших действий и поведения. Такое же влияние это имеет и на градостроительство…

Фото: http://grendz.com/pin/4525/

Фото: PARALLEL - фото со спутников и дронов — https://vk.com/noparallel
По нашему мнению, на сегодняшний момент наиболее полно и точно при-близился к пониманию строения и функционирования мозга русский профессор Сергей Вячеславович Савельев. В своих материалах он без гуманистических ужимок и либеральных недомолвок излагает суть происходящего в нашей голове. Его работы доступны в книжных магазинах и в интернете. Начать изучение мы со-ветуем с его обзорной лекции, прошедшей в Доме учёных в Москве 31.01.2017 г.: https://www.youtube.com/watch?v=3zRNxQKSmaY
Для дальнейшего изложения мы попытаемся здесь кратко переска-зать в тезисах основные положения его научных работ.
Мозг устроен по двухуровневому принципу. Нижний уровень — лимбиче-ская система, верхний — неокортекс, его надстройка. Лимбическая система бо-лее древний и консервативный уровень, неокортекс сформировался намного позже. Лимбическая система отвечает за реализацию биологических инстинктов, неокортекс - за реализацию инстинктов социальных, рассудочную деятельность, творческие и ассоциативные способности:
«Для нас важно отметить, что в результате длительной биологической эволюции приматов и молниеносного искусственного отбора социальных го-минид возникли два комплекса центров головного мозга. Эти центры рас-положены в разных частях мозга и зачастую решают прямо противоположные задачи.
Наиболее древним центром биологических мотиваций является лимбическая система. Это большой комплекс подкорковых структур, кото-рые расположены в разных отделах переднего и промежуточного мозга. Они ответственны за реализацию большинства инстинктивных форм поведения. Лимбическая система интегрирует важнейшие инстинктивно-гормональные функции мозга, включая половую активность, агрессию, чувство опасности, обоняние, эмоции и память.
Лимбической системе в мозге человека противостоит кора боль-ших полушарий переднего мозга. В коре обрабатываются сложные внешние сигналы от органов чувств, анализируется сенсомоторная информация, фор-мируются программы произвольных движений, хранится большая часть ин-формации, а в ассоциативных центрах осуществляется мышление. Основные принципы рассудочного поведения формируются в коре, которая является хра-нилищем социальных инстинктов, индивидуального опыта и знаний. По этой причине рассудочные решения, принимаемые в коре, часто противоречат ин-стинктивно-гормональным формам поведения лимбической системы.» — Са-вельев С.В., книга «Нищета мозга».

Фото: Спенсер Туник — http://webdiscover.ru/v/121843
В лимбике прописаны система жизнеобеспечения, надёжно защищённая от внешнего доступа и сбоев — дыхательный и глотательный рефлексы и т.д., регу-лирование пищеварительной системы, гормональной, эндокринной, терморегуля-ция и т.д., половые инстинкты; если грубо — еда, размножение и доминантность. Содержание неокортекса доступно для изменения и контроля, его наполнение происходит в процессе взросления, социализации и всей последующей жизни.
Условно мозг можно сравнить с устройством компьютера: где биос соот-ветствует лимбической системе, операционная система — неокортексу. Биос от-вечает за поддержание температуры, скорости работы процессора, режим элек-тропитания. Windows на основе условий среды, заданных в биосе, позволяет об-рабатывать и запоминать информацию, заниматься творчеством, украшатель-ством и т.д. Но в отличие от компьютера, вся память в мозге оперативная — по-сле 6-10 минут остановки жизнеобеспечения информация бесследно исчезает.
Мозг каждого человека неповторим и уникален. Содержимое в головах всех людей различается по размеру и весу, по количеству нейронов и синоптиче-ских связей, по соотношению полей и подполей мозга, а также по размеру и ко-личеству этих самых подполей. Мозг человека более уникален, чем его отпечатки пальцев:
«Вариабельность человеческого мозга нельзя свести только к большей или меньшей выраженности одинаковых способностей. Если бы индивидуаль-ность в строении мозга исчерпывалась только количественными различиями, то человечеству повезло бы больше. Можно провести аналогию между мозгом человека и автомобилем. Количественные различия означают, что автомобиль с мощностью мотора в 400 лошадиных сил будет ехать быстрее и лучше, чем 50-сильная конструкция. Тем не менее оба автомобиля смогут передвигаться похожим образом. Если затащить слабенькую модель на высокую гору с длин-ным и прямым спуском, то и её можно разогнать до приличной скорости. Одна-ко ничего нельзя сделать с автомобилем, у которого квадратные колёса или их вовсе нет. Он никуда и никак не поедет даже с высокой горы. Примерно такие последствия в индивидуальном поведении предусматривают качественные различия в строении мозга. Мозг человека оказался более изменчив, чем ожида-лось. Наличие качественной разницы между людьми в организации мозга ста-вит крест как на всеобщем равенстве, так и на сути идей социализма и комму-низма.» — Савельев С.В., книга «Нищета мозга».
Здесь сразу следует пресечь разыгравшиеся аппетиты приверженцев евге-ники, расовых и прочих видов фашизма, которые любят утверждать, что якобы есть народы или этносы заведомо лучшие или более умные по сравнению с дру-гими. Мозг вообще самый изменчивые орган в человеческом организме. Широкая индивидуальная изменчивость мозга наблюдается у всех народов без исключе-ния: индивидуальные различия мозга перекрывают расовые и этнические, а тем более кланово-корпоративные — что было успешно доказано выдающимися со-ветскими учеными:
«Существование качественных особенностей мозга выводит индивиду-альные различия на новый биологический уровень, который создаёт совершен-но иную эволюционную ситуацию. По сути дела, речь идёт о различиях в стро-ении мозга подвидового или даже видового уровня. При этом, видовые осо-бенности строения головного мозга не связаны ни с половым, ни с этни-ческим, ни с расовым происхождением конкретного человека. Различия мозга видового уровня не видны снаружи, но их существование показывает причины необычно высокой скорости эволюции человека. …При этом изменчи-вость мозга, даже внутри одной этнической группы, может превышать видо-вые различия. Получается, что репродуктивно мы один вид, а церебрально — разные. Главным кошмаром является то, что к разным церебральным видам могут принадлежать мать и дочь, отец и сын, а про внуков, племянников и бо-лее дальних кровных родственников говорить даже не приходится.
Мы можем быть очень похожи друг на друга, являться кровными брать-ями и сёстрами, но никогда не сумеем договориться между собой из-за неверо-ятно больших индивидуальных различий нервной системы. Сходство мозга людей может быть только случайным, а подбор «единомышленников» с похожим строением коры и подкорковых структур представляет собой сложнейшую социальную задачу.
С одной стороны, к общему церебральному типу могут принадлежать китаец, африканец и европеец, которые будут отлично понимать друг друга и полностью поддерживать общие социальные инстинкты поведения. Такой неожиданный интернационализм и взаимопонимание легко достижимы при сходных качественных и количественных конструкциях их головного мозга.
С другой стороны, принадлежность к одной расе, этнической или соци-альной группе не гарантирует даже минимального понимания друг друга. Если мозг взаимодействующих людей будет различаться на количественном уровне, найти взаимопонимание будет практически невозможно. Из-за различий в орга-низации головного мозга они никогда не смогут найти общий язык даже с бли-жайшими родственниками. Под другой организацией следует понимать нали-чие или отсутствие части полей неокортекса, которые изменяют поведение конкретного человека больше, чем его расовое и этническое происхождение.» — Савельев С.В., книга «Нищета мозга».
То есть, природа так всё устроило, что рождение людей с различными воз-можностями и способностями подобно мерцанию сверчков на лугу — совершенно непредсказуемо и не поддаётся никакой рецептуре. В любой стране, в любой глухой деревне может родиться человек с уникальным мозгом:
«— Филипп Филиппович, а если бы мозг Спинозы?
— Можно привить гипофиз Спинозы или еще какого-нибудь такого ле-шего и соорудить из собаки чрезвычайно высокостоящего. Но на какого дьяво-ла? — спрашивается. Объясните мне, пожалуйста, зачем нужно искусственно фабриковать Спиноз, когда любая баба может его родить когда угодно. Ведь родила же в Холмогорах мадам Ломоносова этого своего знаменитого.» — Ми-хаил Булгаков, книга «Собачье сердце».
Именно поэтому все дети у родителей предопределённо — более или ме-нее разные. И также, именно поэтому одарённость не передаётся по наследству. Поэтому специалисты из разных стран, но из одной профессиональной сферы и с близкими по архитектуре мозгами лучше и быстрее найдут общий язык и выдадут более качественный результат, нежели дети и родственники из одного государ-ства, протиснутые по блату в научные институты и проектные учреждения:
«Необходимо отметить, что использование примитивных социальных инстинктов характерно как для архаичных культов, так и для современных ис-кусства, политики, медицины и научной среды. В научном и общественном со-знании существуют устойчивые базовые заблуждения о строении и функцио-нировании организма, которые непрерывно воспроизводятся. Они основаны на загадочной вере и необъяснимой убеждённости в своей правоте участников научных исследований.
Таким образом, научный, политический и эстетический прогресс всегда замедляется при увеличении числа представителей этих занятий, их актив-ном взаимодействии между собой и интеграции в профессиональные сообще-ства или государственные структуры. В этом случае они начинают дей-ствовать против остального сообщества в качестве конкурентной группы гоминид. Внутри такого специализированного образования вырабаты-ваются собственные правила или социальные инстинкты как на профессио-нальном, так и на административном уровне. Решение биологических груп-повых проблем быстро и полностью вытесняет чудесные научные, ху-дожественные или политические цели. Появление чего-либо нового, ра-зумного или рационального в такой среде крайне маловероятно и обычно является парадоксальным исключением. Намного чаще сохранение соци-ально-биологических преимуществ объединённых артельщиков стано-вится первичным, а политические, эстетические и научные искания — вторичными.» — Савельев С.В., книга «Нищета мозга».
А теперь самое интересное. Без неокортекса мы ничем бы не отлича-лись от плоских червей или зомби — постоянно бы обжирались, размножа-лись бы пока не покрыли землю метровым слоем потомков, и бесконечно бы убивали неродственных сородичей. Есть множество примеров, когда после определённой травмы мозга, люди временно или навсегда превращались в амо-ральных приматов.

Фото: Спенсер Туник — http://webdiscover.ru/v/121843
Но что удивительно, неокортекс изначально возник как дополнительный инструмент для реализации половых инстинктов. К примеру, лобные доли появи-лись сначала у женщин, как тóрмозный механизм, ограничивающий агрессию по отношению к родственным потомкам и позволяющий делиться с ними пищей. Причина здесь в том, что человеческие детёныши по времени дольше остальных в природе нуждаются в выкармливании и заботе. И поэтому те мамы, лобные до-ли которых были более развиты, оставляли своё потомство, остальные же — нет, и бесследно исчезали в истории:
«Те самки, которые лучше и дольше заботились о своих детях, успешнее осуществляли воспроизводство себе подобных. Их потомки выживали и размножались даже при жизни родителей, что обеспечивало направленный отбор генома особей, способных подавлять инстинктивную агрессию и конкуренцию за пищу.
Следует отметить, что, как все эволюционные новообразования мозга являются нестабильными структурами. Крайние поведенческие следствия ко-личественной изменчивости лобных областей проявляются в патологических формах поведения. С одной стороны, при больших размерах лобной области материнский инстинкт трансформируется в бессмысленную назойливую за-боту и контроль за поведением детей. При этом возраст потомков не имеет никакого значения, а 30-40-летний отпрыск рассматривается в качестве мало-летнего объекта инстинктивного и агрессивного материнского внимания. С другой стороны, индивидуальная изменчивость индивидуальная изменчивость лобных областей может приводить и к прямо противоположному результату. При небольших размерах вентральной области лобной доли материнский ин-стинкт может быть выражен слабо или отсутствовать. В этом случае наблюдается игнорирование потомков, нежелание их обслуживать и воспиты-вать. Как правило, отсутствие выраженной заботы о потомстве соче-тается с асоциальным поведением и широкой немотивированной агрес-сией. Для таких самок в репродуктивный период характерны гиперсексу-альность и склонность к конфликтным ситуациям. Эти варианты поведе-ния самок встречаются намного реже, чем чрезмерная материнская забота о потомстве, что подтверждает успешность искусственного отбора, направ-ленного на увеличение размеров лобных областей мозга. Для понимания пу-тей эволюции лобных долей не менее интересно сочетание отказа от заботы о потомстве с выраженной асоциальностью. Вполне понятно, что если в неокортексе конкурентной женщины нет морфологического субстрата для реализации инстинктивной заботы о потомстве, то мало-мальски социа-лизированного поведения ждать от неё тоже не приходится.» — Савельев С.В., книга «Нищета мозга».
А мужчинам эти же лобные доли достались бесплатно от женщин в процес-се генетического взаимодействия. И они в свою очередь стали использовать сей бесплатный подарок в своих целях — для изобретения колеса, двигателей, ракет и т.п.:

Фото: Спенсер Туник — http://webdiscover.ru/v/121843
«Парадокс и вечная несправедливость состоят в том, что женщины стали эволюционным источником интенсивного развития лобных областей, но ими не воспользовались. Столь важное приобретение имело выраженный поло-вой деморфизми досталось мужской части человечества в качестве «женского подарка». Из-за постоянного генетического обмена у мужчин лобные области неизбежно появились, но они не рожали детей и не воспитывали их десятки лет. Возник значительный по размерам отдел мозга, который не мог быть ин-стинктивно использован по прямому назначению, в результате чего самцы стали применять ресурс лобных долей не по назначению. Возник избыток невостребованного неврологического субстрата, который стал основой для ассоциативного мышления.
Следовательно, мужские преимущества творческого мышления являют-ся «женским подарком». Репродуктивный деморфизм стал источником нерав-ноценного использования новообразованных лобных долей мозга: у женщин он направленна выращивание детёнышей, а у мужчин — на что угодно. Именно эта свобода тормозных лобных областей у мужской части населения стала стратегическим субстратом для дальнейшего прогресса челове-чества.» — Савельев С.В., книга «Нищета мозга».
Благодаря же бесконечно разнообразной композиции по соотношению ро-лей лимбики и неокортекса, а также разнообразию структур внутри самого неокортекса, палитра людских поведенческих моделей столь богата и неповто-рима.
Есть ювелирные различия. Например, для того, чтобы состояться музыкан-том необходимо редкое сочетание одновременного развития нескольких полей и подполей мозга, отвечающих за разные способности. Помимо хорошей памяти и тонкого музыкального слуха, необходимо иметь хорошо развитые области мозга, отвечающие за тонкую моторику пальцев и рук, за артистические и коммуника-тивные навыки и т.д. И в силу многообразия условий, вероятность выпадения та-кой комбинации очень мала. Поэтому часто бывают люди, которые прекрасно чи-тают с нотного листа и обладают идеальным слухом, но не имеют развитых цен-тров, отвечающих за тонкую моторику; и наоборот. В добавок к этому необходимо совпадение внешних условий: финансовых — для приобретения инструмента, социально-исторических — чтобы общество ценило музыку и т.п. Поэтому в кон-цептуально зрелом обществе, понимающем столь малую выборку таких совпадений, всегда доступны социальные и профессиональные лифты, ес-ли, конечно, они не хотят слушать пародию на музыку в исполнении имитирую-щих музыкантов или того хуже — слушать музыку только через магнитофон. По тем же причинам столь редко встречаются сочетания музыканта и композитора в одном лице — слишком высоко количество условий и очень маловероятны такие совпадения:
«Для гениального мозга нужна полная цепочка как сенсорных, так и мо-торных центров, необходимых для осуществления выдающихся функций. Так, у талантливого скрипача должны быть отлично развиты два десятка слуховых и столько же моторных центров управления руками. Если хоть одно звено в цепочке будет небольшим, то талант не состоится. Для гения придётся до-бавить к этому набору десяток ассоциативных полей, которые обеспечат по-нимание и рассудочный анализ всего содеянного.» — Савельев С.В., книга «Ни-щета мозга».
Но есть различия более грубые, связанные с преобладанием роли лимбики или неокортекса в поведении человека. Другими словами, что больше участвует в поведении и принятии решений — инстинкты или разум? Соответственно, гар-моничное их сочетание в человеке, с уместным использованием доли каждого из них в целесообразности контекста, — столь же редкое явление, как и в случае с музыкантами:
«Самые приблизительные расчёты показывают, что отношение лимби-ческой системы к коре может изменяться у отдельных людей в 10-15 раз. Это означает, что баланс между рассудочным и инстинктивно-гормональным поведением очень индивидуален. Человек с небольшой корой и огромной лимбической системой будет чаще вести себя как эгоистичный, асоци-альный и сексуально озабоченный бабуин, уверенно считая это нормой поведения. Обладатель огромного неокортекса и, как следствие, отно-сительно небольшой лимбической системы будет чрезмерно рассудочен и рационален, что также сочтёт общечеловеческим стандартом пове-дения. Вполне понятно, что ни при каких социальных условиях два столь раз-ных представителя человечества договориться не смогут. Любой компро-мисс между ними будет только передышкой перед бесконечным биологи-ческим конфликтом. Обоих сторонников крайних вариантов социального по-ведения винить совершенно не в чем. Они одинаково хороши и правы, так как их логика, пристрастия и личные интересы являются неосознаваемым след-ствием индивидуальной организации головного мозга.» — Савельев С.В., книга «Нищета мозга».
И это совсем не означает, что из-за этого многообразия сочетаний кто-то хуже, а кто-то лучше. Такое поведение предопределено архитектурой, компози-цией структур мозга. Если доминируют инстинкты, то человеку потребуется при-лагать усилия над собой для социализации в обществе. И в каждом конкретном случае по-разному: кому-то эти усилия могут потребоваться только на первых этапах, а у кого-то мозг по причине своей архитектоники будет всячески сопро-тивляться любым принуждениям и упорно противостоять любым манипуляциям.

Далее пойдут непопулярные темы и содержание, которые всячески избе-гают социологи и публичные политики в особенности. Но без их освещения даль-ше невозможно будет разобраться в матричных ландшафтах.
Природа всегда развивается и экспериментирует, ищет наиболее гармо-ничные и сбалансированные формы и модели жизненного существования, порой прибегая для этого к крайностям. Крайние формы и сочетания неизбежны в лабо-ратории жизни, с их помощью она быстрее и эффективнее нащупывает и находит искомые решения, более целесообразно отвечающие условиям внешней и внут-ренней среды. И процессы в человеческом обществе здесь не исключение. Пре-дельные хвосты кривой нормального распределения или утилизируются, если угрожают обществу и его стабильности, или, наоборот, — сохраняются и обере-гаются, если приносят пользу и развитие.
Соответствующий подход происходит и в человеческом обществе в отно-шении различных композиций структур мозга, определяющих в свою очередь различия в поведенческих моделях. Неугодные по комбинации мозговые структу-ры утилизируются посредством виселиц, тюрем, санкций и т.д.; подходящие и полезные комбинации оберегаются и развиваются — экономическим комфортом, неприкосновенным социальным статусом, регалиями и т.д. И в разное историче-ское время представители одной и той же комбинации мозговых структур могут быть сначала — оберегаемы обществом, а потом им же подвергнуты утилизации.
Вот наглядный пример. Общеизвестно, что те относительно тепличные социальные условия, которые сейчас стабильно установились на мировой арене за последние 50 лет (смотрите роль ядерного оружия в главе 5 «Ландшафте во-оружений»), были далеко не всегда. Дожить всем до этих условий сквозь беско-нечную череду военных конфликтов и сражений помогли люди, обладающие бес-страшием, смелостью, агрессией, коих было немало. А теперь в мирное время общество, не всегда умея направить их освободившуюся энергию в нужное рус-ло, избавляется от большей их части, помещая в тюрьмы или канализуя другими изощрёнными способами.
Представителей же комбинаций мозговых структур с изобретательским началом общество (в особенности, общество европейское) раньше сжигало пла-менем инквизиций, усмиряло гильотинами и четвертованием. А сейчас, когда ин-новационным духом экономики они вдруг стали востребованы, ввиду их острого дефицита, Европа вынуждена импортировать их из других государств, прежде бережно сохранивших у себя богатство и разнообразие представителей своего общества.
Такой отбор по композициям мозговых структур — церебральный сортинг — происходил, происходит и будет происходить всегда. И оттого какой концепци-ей отбора руководствовались разные цивилизации, зависит их развитие, а порой даже и судьба. Европейская цивилизация, всегда рьяно и нещадно прореживая «неугодных», отсеяло себе в итоге послушное, конформистское и лояльное об-щество. Получившееся западно-европейское общество (представители совре-менного Евросоюза и США-Канады) удобно в управлении, покладисто, но бес-плодно на действительное изобретение и творчество. Зато плодовито на разного рода извращения — гомосексуализм, БДСМ-субкультуру и прочие отклонения. Выборка разнообразия настолько низка, что для особых задач приходится импор-тировать мозги из другой цивилизации.
Вопрос: почему по результатам освоения американского континента так отличается судьба его коренных народов — на участке, занятым Испанией и Португалией (Бразилия, Венесуэла), коренное население было метисовано; на французском (Канада) — бережно сохранено, а на вотчине Великобритании (США) — полностью вырезано, или согнано в резервный котлован бесплатной рабочей силы (Мексика)?
Выкристаллизованные исполнительность и послушность на уровне пред-ставителей целой цивилизации Запада как раз и обеспечивают ту чистоту и поря-док, которыми так соблазняются туристы. Они же (представители западной циви-лизации) являются залогом успешности различных социальных структур и обра-зований — иерархичных коллективов корпораций, безупречности обслуживающе-го персонала, и — внимание! — опрятных, успешных городов и малоэтажных посёлков.
Да-да, здесь мы наконец подошли к самому главному и важному — к зерну Матрицы ландшафта, к зерну и первопричине происходящих процессов как в обществе в целом, так и с малоэтажными посёлками в частности. Сразу стоит предупредить читателей — информация и выводы будут несколько неожиданны-ми, но по ходу дальнейшего прочтения из-за этого не стоит спешить с выводами. Продолжим планомерно разворачивать Матрицу ландшафта.
А какова же подобная картина в русской цивилизации? А здесь многое об-стоит совсем по-другому. Из-за чего западной цивилизацией она воспринимается как другая реальность — непонятная и непредсказуемая: «…у России и США есть идеологические, фундаментальные противоречия, особенно по во-просу применения силы, которые Вы не можете решить ни при каких лич-ных встречах. Потому что, на мой взгляд, они вообще лежат в национальной идее Соединённых Штатов…» — из вопроса В. Путину во время его интервью телеканалу Russia Today 11 июня 2013 г.
В русской цивилизации сохранено наибольшее разнообразие благодаря её концепции в отношении комбинаций мозговых структур. Это объясняет богатство, контрастность, противоречивость, а также напряжённость её социальной среды. Представители непохожих, неугодных, непримиримых поведенческих моделей не вырезались, как это происходило в западной цивилизации, а сохранялись благо-даря её бескрайним просторам. Большая площадь территории обеспечивала возможность бесконфликтного проживания даже представителей самых противо-положных взглядов. По этой причине всегда был обеспечен постепенный процесс контактного взаимодействия, позволяющий аккуратно выявить его возможность или невозможность. Сложившаяся концепция русской цивилизация поэтому со-хранила различные этносы, а вместе с ними и богатство комбинаций мозговых структур.
И поэтому, когда нужны специалисты для различных отраслей и сфер дея-тельности, их всегда можно найти и выловить в многообразном социальном оке-ане, а затем обучить и подготовить. Также это разнообразие порождает большую изобретательность, находку и смекалку у населения. В одних случаях «наверху» эти качества принято приветствовать, когда это касается изобретений, научных разработок, спасения людей в экстремальных и опасных ситуациях, побед в во-енных сражениях над противником вследствие изобретательной непредсказуемо-сти для врага. Но власть всегда беспомощно негодует, когда эта смекалка каса-ется ухода от налогов, изворотливости от законов и прочей находчивости в обхо-де правил и ограничений юридического ландшафта. Поэтому законы у нас в той же мере сложны, в какой и неисполняемы. Если налог, то обязательно один для всех — 13%, чтобы пресечь на корню любые уловки и изворотливость, в поисках его снижения. Это в целом объясняет сложность, запутанность и громоздкость юридического ландшафта страны (смотрите главу 4 про юридический ландшафт), являющийся вечной головной болью законотворцев из-за невозможности пропи-сать единые для всех условия, предсказуемые в их эффективности. Смекали-стый народ всегда находит лазейки, закуточки и схемы их обхода, что приводит к необходимости постоянного латания законодательства поправками, изменения-ми, чтобы устранить течь и пробоины.
Хронический схематоз (инфицированность вирусом обходных схем и махи-наций) юридического ландшафта России усугубляется также законотворческим зудом лоббистов, продвигающих интересы различных кланов и корпораций, — эти юридические шумы лишь ещё больше запутывают мутное болото правил и порядков:
«Ведь чего греха таить, чтобы понять, что написано в некоторых законах и подзаконных актах, нужно перевести для нормального человека всё, что там написано, с юридического на бытовой русский язык. Причём перевод этот должен осуществляться высококлассными специалистами, ина-че там вообще разобраться невозможно.» — отрывок из вступительной речи Путина В.В на совместном заседании Госсовета и Совета по нацпроектам и де-мографической политике, 21 апреля 2014 г. —
http://www.kremlin.ru/events/president/news/20839
И население, видя этот плачевный беспорядок в бесконечной горе законов, нашло для себя простое и оптимальное решение — ни для кого ведь не секрет, что жизнь у нас протекает на автопилоте понятий. Или вы думаете, что народ ру-ководствуется во всём бесчисленными, противоречивыми статьями и пунктами закона, добросовестно заученными наизусть? Нет, все живут по совести, по чуй-ке, по понятиям, а к законам обращаются в особо сложных ситуациях, и чаще всего — по факту, когда что-то непоправимое уже произошло. Теперь суще-ствование «понятийной конституции» нашло у читателей своё обоснование?
И если даже у государственных мужей от неразберихи в законах голова идёт кругом, то что уже тогда говорить про остальное население. Люди прекрасно видят — как в действительности устроены законы и порядки, как работает систе-ма в целом. Видят и потому полноценно не вступают в эту игру без правил — «вы там наверху живёте по своим правилам, а мы здесь внизу — по своим». А как можно было ожидать другого? Когда все же видят, как в едином правовом поле «сильные и обеспеченные» за воровство миллиардов получают условные сроки, а бесправных за мелкую кражу, совершённую от безъисходности, чтобы прокормить себя и детей, награждают реальным сроком по всей строгости зако-на. Здесь полезно снова вспомнить рельеф экономического ландшафта, чтобы очевиднее понять контраст и качественную разницу в условиях жизни и вытека-ющую из неё логику поведения и поступков — сытый голодного никогда не уразу-меет. Тесный междусобойчик наверху и море выживающих внизу — слишком напряжённая и опасная социальная конструкция. Прошло всего 100 лет, а её уже снова воссоздали заново. Зачем, спрашивается?...
«Бывшего замминистра культуры Пирумова освободили в зале суда — суд приговорил к полутора годам колонии бывшего замминистра культуры Григория Пирумова и освободил в зале суда в связи с отбытием срока. Чинов-ника обвиняли в хищении более чем 164 млн руб. при реставрации архитек-турных памятников.
Кроме Пирумова на скамье подсудимых находились еще семь человек из числа бывших подчиненных замминистра и руководителей компаний — подряд-чиков Минкультуры. Четверо фигурантов дела (включая бывшего директора управления имуществом Минкультуры Бориса Мазо), которые до приговора оставались под арестом, получили реальные сроки до полутора лет и были освобождены в зале суда. Еще трое обвиняемых получили условные сроки.
Арест, наложенный на деньги и имущество чиновников и бизнесме-нов, судья Галина Таланина распорядилась снять.
Судья рассмотрела дело в особом порядке — без исследования дока-зательств, поскольку все участники преступной группы признали вину. В деле шесть эпизодов мошенничества в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК). Судебный процесс занял три дня.» —
http://www.rbc.ru/society/09/10/2017/59c35ec69a794736c1ccf1ab
«В Амурской области вынесен приговор в отношении местного жителя за кражу почти 7,9 млн рублей из банкомата. Установлено, что обвиняемый, являясь сотрудником отдела инкассации одного из банков и обладая информа-цией о загрузках денежными средствами банкоматов и кодах охранно-пожарной сигнализации и сейфовой двери, решил похитить из банкомата денежные средства.
Обвиняемый получил четыре года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Кроме того, суд взыскал с него в пользу банка причиненный ущерб в сумме 7 млн 889,3 тыс. руб-лей.» — http://www.banki.ru/news/lenta/?id=9409461
«Голодающую ивановскую бабушку осудили за кражу кетчупа и ту-шенки: По информации издания, женщина в конце прошлого года украла у со-седа продукты на общую сумму в 630 рублей: кетчуп, сахар, две банки ту-шенки, упаковку макарон, печенье и чай. По словам пенсионерки, на отчаянный поступок она решилась из-за голода, так как из пенсии в размере 7300 рублей половину вынуждена отдавать по кредиту за холодильник и еще часть средств уходит на оплату коммунальных платежей. В итоге на питание у жительницы Ивановской области остается чуть больше 1000 рублей.
«Прошу вас, не сажайте меня, я вообще не знаю, что со мной творит-ся», — обратилась пенсионерка к судье. При этом сосед, у которого женщина украла продукты, претензий к пенсионерке не имел.» —
https://svpressa.ru/society/news/166547/

«Председатель Комитета Совета Федерации по социальной политике, председатель общероссийской общественной организации «Союз пенсионеров России» Валерий Рязанский заявил, что кража остаётся кражей вне зависи-мости от обстоятельств: — Саму пенсию (7300 руб.) никто не поправит — это результат предыдущей трудовой деятельности. Может, этот чело-век ещё в силах работать, может, порекомендовать устроиться на какую-то работу, которая позволяла бы материально что-то дополнять в семью. Что касается причин, по которым она вынуждена была заниматься этим делом, — наверное, да, низкая пенсия. Хотя есть люди, которые даже в этой ситуации не опускаются до воровства. В конце концов, попросят, — пояснил свою пози-цию сенатор.» — https://www.opentown.org/news/144316
Как закономерный итог данной социальной конструкции — люди, не видя смысла и возможностей к изменению ситуации, отворачиваются от проис-ходящего в государстве и погружаются в узкосемейные интересы и повы-шение личного достатка — все ловчат и изворачиваются, кругом социаль-ный ворох и копошня. И людей здесь можно понять: им нужно в агрессивных экономических условиях зарабатывать деньги, растить детей, ставить их на ноги; и уже наученные горьким опытом, они больше не верят в социальные сказки и политические обещания. К тому же, объективно, есть процессы государственного масштаба, которые люди никогда не смогут решить, даже если для этого собе-рутся все вместе на общий социальный консилиум — есть процессы, которые под силу решить только с уровня государственного управления, в силу об-ладания последним необходимых для этого полномочий и ресурсов.
Здесь ниже мы сейчас приведём очень важную цитату (ответ на вопрос журналиста) реально практикующего социолога, число которых сейчас очень не-многочисленно. Она также про эту копошню. Эти слова, простые на первый взгляд, имеют очень глубокий смысл; желательно перечитать их несколько раз, чтобы полноценно вникнуть в их суть. Таких мыслей никогда не услышать от тео-ретизирующих социологов, далёких от понимания реальной жизни:
«С.Талова: Здесь на форуме присутствует, наверное, самая прогрессив-ная, самая активная и неравнодушная часть россиян. Наши гости, мы возвра-щаемся домой, возвращаемся к своим знакомым, к людям, которые нас окружа-ют, и, к сожалению, видим, что тех, кто не верит, тех, кто не готов прояв-лять активность, а скорее предпочитает пассивную жизнь, увы, к сожалению, намного больше.
В.Путин: Вы знаете, это же нормальное явление, здесь нет ничего осо-бенного, подавляющее большинство людей живет спокойно, в обычном режиме своей собственной жизнью и действительно не проявляет такой активности, которую мы называем гражданской активностью, от этого они хуже не становятся. Это подавляющее большинство наших граждан.» — Форум Общероссийского народного фронта «Форум действий. Регионы» при ОНФ, 25 апреля 2016 г. — http://kremlin.ru/events/president/news/51786
Ну как вам вырисовывающаяся картина происходящего?
Важное замечание: только не нужно впадать в отчаяние. Последующее из-ложение развеет уныние. Конечно, некоторые выводы будут неутешительные, но их будет совсем немного; но будут и практические решения — простые и дей-ственные.
Следующие две главы (глава 12 «инстинкт в шкафу» и глава 13 «Социаль-ный ландшафт») будут ещё более суровыми и менее педагогичными. Речь пойдёт о сермяжной правде, неминуемо присутствующей в нашей жизни. Эта глава вме-сте с двумя последующими изначально были единой главой под названием «Ландшафт мозга» или «Ландшафт по комбинациям мозговых структур». Но из-за высокой концентрации и большого объёма она была поделена таким образом, чтобы не вызвать сумятицу при прочтении.

 


Матрица ландшафта. Основная часть
Глава 12. Инстинкт в шкафу

 


К сожалению, знание о манипуляции никак от неё не спасает.
Гусев Д.Г, Матвейчев О.А., книга «Уши машут ослом»

 

Расстройство в людях происходит
от незнания человеческой природы,
которая в ближайшие 1000 лет
меняться не собирается.
Из лекции Владимира Тарасова

 

- А Вы это читали?
- А Вы это прожили?
- Нет.
- Лучше бы прожили — полезнее было бы.

 

Лежака, головуподнимака, перевертака, ползака,
вставака, ходяка, побегака, повторяка, изучака,
имитака, выпендряка, влюбляка, размножака,
трудяка, суетяка, уставака, сожеляка, … лежака.
Диалектика обывателя

 

Это будет глава, из-за которой в первую очередь книга будет с возрастным ограничением, притом с максимальным ограничением — 33+. С нашей точки зре-ния существующий диапазон возрастных ограничений недостаточен (Федераль-ный закон РФ от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ «О защите детей от информа-ции, причиняющей вред их здоровью и развитию»). Есть информация, содержа-ние которой губительно и воздействие которой может привести к непредсказуе-мым последствиям не только в 16, в 18, но и в 21 год. Мы считаем, что более-менее полноценное формирование человека происходит примерно на рубеже 33 лет, всё что до этого — инкубационный период, для которого ещё характерны различные всплески, сбои, обострения, затуманивание: эмоциональные, нрав-ственные, мировоззренческие и т.д., мешающие адекватно воспринимать дей-ствительность. Есть также информация, которая может надломить человека и в более зрелом возрасте, но эти темы уже выходит за рамки этой книги.
Речь в этой главе пойдёт о подвале человеческих взаимоотношений, о реквизите, который редко оказывается на сцене, о рояле в кустах человеческой психологии. Это можно не замечать, этим можно пренебрегать, от этого можно надменно отмахиваться, но это есть, оно имеет свою механику и эффективно ис-пользуется в умелых руках режиссёров социального театра. Особо восприимчи-вым людям с ранимой психикой, приверженным нравственности и морали, по-черпнутым только из детских сказок и мультфильмов, советуем пропустить эту и последующую главу и продолжить дальнейшее чтение книги с главы 14 «Выводы и решения». Конечно же, полнота восприятия содержания книги при этом частич-но пострадает, но этим можно пренебречь ради сохранения душевного равнове-сия и стабильности эмоционального состояния.

Нам изначально и самим не хотелось писать эту главу и затрагивать эту тему. А до этого также самим же не хотелось изучать эту информацию, а тем бо-лее мириться с ней. Но теперь мы понимаем, что без этого невозможно понять истинную причину процессов, происходящих в том числе и в градостроительной сфере — в создании городов и малоэтажных посёлков, и во внутренней жизни, которая в них в последующем происходит. Но, как бы это не было хорошо или плохо, это есть, оно сквозит изо всех щелей цивилизации и общества, в частно-сти. А при современном развитии, прикрывать это далее кленовым листом, наоборот — опасно. И уже если мы вызвались написать книгу о Матрице ланд-шафта, то при избегании неприятных тем, книга может получиться о матрице иллюзий. Суть Матрицы ландшафта можно донести только при голографиче-ском, всестороннем рассмотрении, иначе пробелы и пустоты не позволят сложить единого и цельного объёма.

Фото: Алехандро Маестре Гаестеази.
Вообще, невежество в нашем мире становится всё более дорогим и опас-ным удовольствием, порой даже смертельно опасным. И ошибки в таких фунда-ментальных и затратных мероприятиях, как создание городов и посёлков, чаще всего, — необратимы и чреваты большими последствиями: «даже ошибку врача порой можно исправить, ошибку градостроителя — никогда».
Повествование будем вести плавно, по возможности без рывков и резких поворотов, чтобы не было интоксикации от информации. Начнём с первопричины — особенностей функционирования мозга. Вернее, с противоречий в его работе. Инстинкт и рассудок располагаются соответственно в лимбической системе и в неокортексе. И всё бы ничего, пока мы не узнаём, что лимбическая система в не-сколько раз энергетически менее затратная и по предсказуемости работает более устойчиво и надёжно, чем неокортекс. Что это значит? Мозг занимает 1/50 часть от всего организма человека. Но потребляет непомерно много при столь малом размере — от 10% до 25% всей энергии организма. То есть из всей пищи, что вы употребили, мозг может съедать аж целую четверть. Поэтому организм, да и мозг в том числе, будут всячески стремиться снизить энергетические потери, также как это делается во всей природе — стремление к энергетическому балансу и сни-жению затрат ресурсов. И мозг всячески стремиться снизить собственный расход энергии с 25% до 10%. Снижение в 1,5 раза — это очень ощутимый результат.
В обычном расслабленном состоянии мозг может расходовать 8-9%. Это минимальный порог, т.к. всё равно нужно следить за регуляцией минимального количества процессов в организме и минимального набора мыслей и автоматиз-мов поведения. Не зря множество исследований подтверждает, что большую часть действий в течении дня мы совершаем на автопилоте — при помощи авто-матизмов поведения и рефлексов.
Но за счёт чего это происходит, с помощью какого механизма это удаётся сделать? Логика организма очень простая — он стремится большую часть в управлении переложить на автоматизмы поведения, на лимбическую систему, а затратный на энергию неокортекс подключать лишь изредка, в случае крайней необходимости, в качестве некого турборежима. И после решения возникшей за-дачи мозг снова уводит неокортекс в режим сна (гибернации) для сохранения энергии. Мозг тоже ратует за экологию.
Понимаете, чем это пахнет? Выходит, что рассудочное поведение роскошь для организма. И мозг здесь не в чем упрекнуть: у него 100% алиби — он как часть природы и результат её эволюции — биологически прав. Он за всю свою многомиллионную историю прекрасно усвоил ценность энергии, ценность пищи. И те последние несколько десятилетий нашего всеобщего продуктового изобилия (всего лишь вспышка по историческим меркам) ему не указ, он к этому периоду относится весьма скептически, воспринимая его больше как провокацию, нежели как условия среды.

Более того, мозг внутри себя пропагандирует преимущество работы на ос-нове лимбической системы, выделяя для такого поощрения эндорфины — внут-ренние наркотики. Тем самым организму через эмоциональные стимулы ещё бо-лее усложняется перевод мозга в затратный режим. И поэтому при любых попыт-ках перевести мозг из энергосберегающего режима в более расточительный, а тем более, в турборежим, всегда сопровождается внутренним дискомфортом, неприятными ощущениями, головными болями, приступами лени и прочими за-щитными механизмами. А вспомните тот жор, который просыпается при активном чтении книги, а особенно при выполнении домашних заданий или заучивании лекций. Организм в такой ситуации, как говорится, даже на ходу пытается попол-нить энергию:
«Таким образом, поведение человека является заложником двух морфо-функциональных начал: лимбической системы и коры большого мозга. На эту двойственность мышления накладывается проблема нестабильности энерге-тического баланса. Лимит энергетических расходов (речь про гематоэнцефа-лический барьер на основе глиальных клеток) усиливает позиции лимбической инстинктивно-гормональной системы и снижает роль ассоциативного мышле-ния. По этой причине реализация любых форм научения или творчества сопряжена с преодолением внутренних противоречий. Большой мозг об-ходится довольно дорого, но высокие энергетические расходы вполне оправданы, поскольку он позволяет справляться со сложными задачами, не имеющими готовых инстинктивных решений.» — Савельев С.В., книга «Нищета мозга».
«В состоянии вечного покоя находится мозг у большей части населения нашей планеты. Необходимо, чтобы хватало пищи, были достигнуты репро-дуктивный результат и условная стабильность социального статуса. Иначе говоря, мозг пассивен, если воспроизводство себе подобных (или имитация этого процесса) хорошо налажено, а уровень доминантности не вызывает беспокойства. Обычно достаточно убеждённости, что есть ещё хуже тебя или что все вокруг не столь уникальные.
В результате такой энергетической стабилизации на нижнем уровне мозг достигает состояния полного биологического счастья. Оно закрепляет-ся внутренней стимуляцией при помощи эндорфинов и других метабо-литов, очень похожих по действию на наркотики. Последствия такого «счастья» нетрудно предсказать, хотя в зависимости от обстоятельств они могут индивидуализироваться. Как правило, любители инстинктивно-гормонального образа жизни успешно обходятся без особых интеллектуальных усилий. Постоянное пребывание в эндорфиновом раю снижает метаболизм мозга и постепенно приводит к нирване — масштабному развитию склероти-ческих явлений в сосудах головного мозга. Для обладателей такого мозга это не очень заметно, поскольку вместе со снижением интеллектуального потен-циала повышается уровень самооценки. Обычно параллельно развивается склонность к простым инстинктивно-гормональным удовольствиям биологи-ческого происхождения, которые характерны для большинства приматов.» — Савельев С.В., книга «Нищета мозга».
Таким образом получается, что приоритет для инстинктивных форм пове-дения предопределён анатомически. В этом несложно убедиться, достаточно выйти на улицу и посмотреть — чем живут люди и для чего. Драйверами для по-давляющего большинства являются производные от примитивной триады «еда-разножение-доминантность» — секс, порнография, чревоугодие, компьютерные игры, развлечения, выпендривание (доминирование) друг перед другом посред-ством тачек, тёлок, шмоток, украшений, айфонов, дворцов, самолётов, яхт. Если кто-то ещё до сих считает это предвзятым подходом с нашей стороны, то по-смотрите результаты исследований, объективно проведённых командой Яндекса, а также из других источников. Интернет-статистика поисковых запросов вещь объективная и упрямая. Разве для кого-то ещё является новостью, что основой интернет-контента являются — секс, деньги и компьютерные игры? Посмотрите, какую ментальную карту получила команда Яндекса в результате исследования:
https://yandex.ru/company/researches/2014/ya_women_men

Это всегда было известно представителям власти и большой политики. Они прекрасно это знают и умело используют в своих интересах. Или закон «хлеба и зрелищ» всего лишь вчера появился? Постулаты здесь простые: если хочешь устойчивого управления обществом на длительную перспективу, всегда надавливай на главные болевые точки толпы — еда, размножение, и доминант-ность. Более подробно: половые инстинкты, инстинкт страха, зависимость от пи-щи и развлечений — самый надёжный поводырь для больших масс, которые ра-ди достижения желаемого готовы беспрекословно исполнять приказы, словно за-ворожённые. Прекрасной иллюстрацией этого явления может послужить кадры из мультфильма «Оазис Оскара», где в одной из серий (сезон 1, серия 9 — «Закли-натель куриц») ящерица Оскар, случайно обнаружив зависимость у птиц от звуков трубы, усердно дудела в неё на разный лад, повелевая курицами в ущерб их собственным интересам (они покорно приносили свои яйца к ногам ящерицы). Но курицы опомнились, как только ящерица лишилась своей волшебной флейты — https://youtu.be/VDfv-Um68S8

И здесь мы сейчас подходим к основополагающему принципу, которым всегда руководствуются управляющие большими социальными структурами: ста-бильное управление большим количеством людей невозможно на основе рассу-дочных позывов, потому что статистически на это откликнется меньшинство, т.к. проявления их работы редки и непостоянны; стабильное управление больши-ми массами возможно только на основе их инстинктивной базы.

Хорошим наглядным примером для тех, кто ещё до сих пор сомневается в неустойчивости функционирования социальных масс, будет ситуация в Новом Орлеане, произошедшая после наводнения в Мексиканском заливе: мародёр-ство, изнасилования, убийства, война банд… В течении одного дня Новый Орле-ан превратился в чистилище, продолжавшееся 4 дня.

«Беспредел, творящийся в затопленном и разграбленном Новом Орле-ане, начали пресекать радикальными средствами. Трем сотням солдат, не-давно вернувшимся из Ирака, разрешили расстреливать мародеров и пре-ступников на месте. Военные, вооруженные автоматическими винтовками, уже прибыли в бандитский Орлеан.
Доктора и медсестры вынуждены защищать больницы от набегов преступников, рыщущих в поисках наркотиков. «Они влезали прямо в окна, требуя отдать телевизоры, мебель, все, - рассказал пациент центра Рональ-да Макдоналда Джозеф Винн. – Я просил их быть милосерднее, но они ответи-ли: «Милосердия здесь больше не существует». Автобусы, которые до-ставляют медикаменты и воду в лечебные учреждения, разоряют прямо в пути. Владелец частного санатория Пэгги Хофман собирается вооружить своих сотрудников и научить их стрелять.
Рассказы тех, кто пережил эти четыре дня ужаса, повергают в шок. Это страшные рассказы. Это было не просто насилие более сильных и лучше организованных над более слабыми и беззащитными. Это были физические и психологические пытки, маниакальные претензии, правила, установлен-ные главарями бандитских группировок. Четыре дня без закона, превра-тившиеся в апофеоз жестокости. Очень быстро боссы превратились в хо-зяев этого театра страданий. Сотни испуганных семей, престарелые лю-ди, привыкшие к размеренной и простой жизни, студентки, продавщицы магазинов, невесты, юноши и девушки, мамы и папы прожили эти четы-ре дня и четыре ночи с бандитами и головорезами.
«Не было никаких правил, – говорит 45-летний Ник, рыбак, неодно-кратно защищавший свою 14-летнюю дочь. – Это было как в тюрьме. Хуже, чем в тюрьме. Командовали самые сильные. Продавалось все: наркотики, оружие, еда, драгоценности, часы, даже лекарства". Более ор-ганизованные уходили ночью, пользуясь темнотой, за добычей. Затем они возвращались в «Супердоум», и начиналась торговля. Постоянно происхо-дили стычки. «Мы были закрыты, блокированы в этом аду, – вспоминает Ник. – Даже если ты желал уйти, это было невозможно. Убежище, спасшее нас от урагана, превратилось в смертельную ловушку»
Но самым настоящим кошмаром стал душ. Душевых кабин было 30, они расположены на цокольном этаже большого стадиона NBA. Они ста-ли местом нападений и изнасилований. Это похоже на фантастические ис-тории, но в рапортах местной полиции излагаются страшные факты. К при-меру, 37-летняя Африка Брумфилд, очевидно темнокожая, – как и подавляющее большинство тех, кто оказался лицом к лицу с ураганом, – отбросив стыд, рассказала следующее. «Идти в душ одной было невозможно, – поведала она полиции, а затем и журналистам. – Тот, кто решался направиться туда в одиночку, рисковал быть изнасилованным или убитым». И вот лю-ди, уставшие от непрекращающегося насилия, обрели смелость и восстали, сами свершив правосудие. Насильник был выявлен, схвачен, его линчевали.
Изнасилований было много. Чаще всего жертвами были женщины, но имеются свидетельства о нападениях на мужчин и детей. И не только в душе. Очень часто на глазах у всех. Запереть на три дня на стадионе 23 тысячи че-ловек – все равно что курить в пороховом погребе.
В отличие от Нью-Йорка 2001 года, где власти с первых минут ката-строфы делали все возможное, их луизианские коллеги, похоже, несколько дней находились в состоянии полного шока. Многие части Нацгвардии, которым по должности полагалось взять ситуацию под контроль, находились в Ираке. Седьмой день работы по ликвидации последствий катастрофы принес сообщения о том, что среди занятых в работах спасателей, полицейских и пожарников начались самоубийства. Некоторые из них психически не вы-держивают того, что им приходится видеть в зоне стихийного бедствия. Трудно представить, что должен увидеть на работе крепкий мужик-профессионал, чтобы покончить с собой. Но газеты пестрят впечатле-ниями очевидцев, проведших несколько дней в городском стадионе без воды и пищи, где изнасилования и убийства стали рядовым явлением.
«Кэтрин» в очередной раз наглядно подтвердила тезис о легкой уязвимости современной "хай-тек"-цивилизации. А также то, что вся цивилизованность современного человека легко исчезает под воздей-ствием серьезных испытаний. Но так же ясно и другое. Общество, где одной из основных опор законопослушания является полицейская дубинка, за считанные часы скатывается до уровня звериной стаи — если дубин-ку уносит ураганом. Или если она уплывает по воде». —
http://hellishamerica.ru/neworlean.html
Чтобы развеять возможные контраргументы, что такое могло произойти только в неблагополучном в социально-экономическом отношении Новом Орле-ане, мы приведём ещё один подобной пример. Пример, который произошёл в са-мом центре цивилизованной Европы. И в этот раз ситуация развернулись всего за пару часов:
«Итальянский круизный лайнер Costa Concordia в ночь на 14 января нале-тел на скалы у острова Джильо, примерно на полпути между Генуей и Римом. Судно получило пробоину и стало быстро тонуть. На момент катастрофы на борту находилось 3216 пассажиров из 62 стран и 1023 члена команды. В числе пассажиров были 108 россиян, 45 граждан Украины, 7 граждан Молдовы, 3 — Казахстана и 3 — Беларуси. Операция по спасению людей была организована из рук вон плохо. Вместо немедленного начала эвакуации пассажиров капитан лайнера молчал 15 минут, а потом объявил пассажирам, что у судна всего лишь небольшие проблемы с генератором. И только почти через час после аварии, когда судно накренилось на 30 градусов, прозвучал сигнал аварийной тревоги. Посадка людей в шлюпки сопровождалась паникой и давкой. Лишь бли-зость берега позволила избежать огромного количества жертв.
Члены экипажа корабля первыми бросились по узким коридорам к спаса-тельным ботам, расталкивая локтями даже маленьких детей. Максим и Олеся Беньковские, в свою очередь, говорят, что особенно их удивило, что во-преки существующим этическим нормам, одним из первых тонущее судно покинул капитан корабля. «Когда люди подбежали к спасательным шлюпкам, он уже сидел в одной из них», – отмечают супруги.
В эти часы было сжато всё — подлость, тупость, трусость, непо-казное геройство пассажиров и моряков, которые вытаскивали на своих плечах из кают к шлюпкам инвалидов и женщин, потерявших сознание. Но было и полное равнодушие, отрешенность большей части команды, которая просто не знала, что делать. Эвакуацию надо было начинать значительно раньше. Часть шлюпок уже была занята людьми, но толпа все прибывала. По палубе бегали женщины с детьми, но их в шлюпки не брали — кричали, что нет мест.
Однако, по словам многих пассажиров, некоторые из экипажа мало того, что сами предавались панике, но и мешали пассажирам эвакуироваться. Так, группа филиппинских стюардов первой заняла места в одной из шлюпок и ногами отпихивала пытающихся пройти пассажиров. Спасательные жи-леты на лайнере были двух цветов — салатовые для экипажа и оранжевые для пассажиров. Последние давали некоторое преимущество при посадке в шлюпки. Многие из обслуживающего персонала «Коста Конкордии» воспользова-лись этим, надевали жилеты, предназначенные для пассажиров, и покида-ли тонущее судно.
Когда корабль лег на борт, сверху спустили лестницу, и началась «страшная толчея». «За эту одну лестницу боролись человек, наверное, сто пятьдесят-двести, оставшихся внизу, которых не распределили по шлюпкам. Но там это было нормальным явлением». Пассажиры сравнива-ют произошедшее с историей «Титаника» и называют момент бедствия «адом» и «страшным сном». «Был ужасный толчок, который заставил нас вспомнить «Титаник», — приводит газета «Corriere della Sera» слова пассажи-ра.
Куда резче критикует действия экипажа француженка Исабель Мужин: «Мучительнее всего было видеть шлюпки, которые спасали членов эки-пажа, а не пассажиров, среди которых было много детей. Я пыталась сказать членам команды, что беременна, но никто не обратил на это внимания».
«Я много лет проработал в морской организации, в тресте «Крыммор-гидрострой», на судах которого какая-никакая, но морская дисциплина. Про-изошедшая трагедия в очередной раз показала, что человек в принципе слаб. То, что не было тысячных жертв, — это чудо! Наша хостесса, которая кури-ровала русскоговорящих пассажиров, впала в шоковое состояние и уже не вы-шла из него...
Пассажирка злополучного лайнера Александра Алексейчик вспоминает, что родители, спасая своих малышей, буквально забрасывали их в от-плывающие боты. При этом, число погибших, по мнению спасшейся, явно преуменьшено: на самом деле их, по оценке девушки, не меньше 200. «Там бы-ла мясорубка, люди падали за борт, их засасывало и разрубало лопастя-ми», – говорит Александра Алексейчик.
«Можете себе представить, что мы пережили в ту ночь. Паника, давка, вокруг тебя огромные стокилограммовые люди, которые, как и ты, хо-тят спастись, несутся к шлюпкам, а у тебя на руках – маленькая дочка. И ты не знаешь, то ли нас сейчас задавят, то ли придётся плыть в ледя-ной воде», – вспоминает пассажир Андрей Голота, который путешествовал по Средиземноморью с женой Анной и годовалой дочкой Настей.
На берегу была такая же суматоха и безалаберность — никто никем не руководил, никто ничего не говорил. Это был просто массовый психоз, лю-ди не владели информацией, не было старшего, человека, который мог бы все организовать и успокоить людей. А многие были раздеты, некото-рые босиком. Персонал оказался в такой же ситуации, ими также никто не ру-ководил, не было старших офицеров.
Жертвами катастрофы стали 32 человека. Поиск тел продолжался дол-го — останки самого последнего пропавшего были обнаружены лишь в ноябре 2013 года. Там было обнаружено 4 тела, в том числе тело 6-летней девочки. 22 марта на дне вблизи корабля было обнаружено ещё 5 тел. Большинство по-гибших было найдено в затопленной части судна. Вода настигала людей на лестницах, в коридорах, ресторанах, салонах и даже каютах.» — http://ocean-media.su/kosta-konkordiya-kak-eto-bylo/
http://anvictory.org/blog/2012/01/18/krushenie-lajnera-costa-concordia-i-geroizm-russkogo-cheloveka/
https://ru.wikipedia.org/wiki/Крушение_«Коста_Конкордии»
http://portsukraine.com/node/2495

«Среди людей немало особей, которые удерживаются от реализации ин-стинктивно-гормональных алгоритмов поведения только под угрозой биологи-ческой изоляции. Если такая опасность снижается, то неизбежно начина-ются естественно-биологический грабёж, мародёрство и репродуктив-ное насилие. Такая победа лимбической системы над корой большого мозга свойственна людям, живущим как в цивилизованных, так и в очень отсталых странах. Причины подобного поведения кроются не в экономических условиях существования, а в индивидуальных особенностях организации мозга.» — Са-вельев С.В., книга «Нищета мозга».
А разве город не является большой социальной структурой? Про мегапо-лис мы уже и не спрашиваем. Вот вам и действительные основы градостроитель-ства. Для процветания любого города, в нём в первую очередь обязательно должно быть построено: много развлекательных заведений — бары, рестораны, ночные клубы, громадные стадионы, аттракционы, кинотеатры, бутики и магази-ны. Сейчас апофеозом этого являются громадные торговые центры — моллы, в которых этого всего в избытке. В Древнем Риме связка была та же — Колизей и термы Карракалы (надеемся, все понимают, что в термах посетители не только баню принимали). Теперь вам стало понятно почему так много средств вклады-вают в строительство спортивных стадионов и многотысячных трибун? Полити-кам нужна стабильность народных масс.
Вот примеры для сравнения. 20 млрд. руб. на благоустройство дворов по всей стране и 83,5 млрд. руб. только на одни «Лужники»:
«83,5 млрд руб. на «Лужники» — реконструкция олимпийского комплекса «Лужники» к чемпионату мира по футболу обойдется в 83,5 млрд руб., и боль-ше половины Москва ждет от частных инвесторов. Этих денег все равно не хватит, полагают эксперты» —
http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/586891/835-mlrd-rub-na-luzhniki#ixzz2nAFJAMQB
«Правительство России утвердило правила предоставления субсидий регионам для благоустройства городской среды. Об этом на совещании с вице-премьерами сообщил премьер-министр РФ Дмитрий Медведев. Он отме-тил, что на эти цели в 2017 г. выделяется 20 млрд руб., «но это только старт работы». Дмитрий Медведев подчеркнул, что благоустройство при-домовых территорий в плане социальной значимости является не менее важным, чем строительство детских садов или школ, «потому что это и есть среда обитания людей, которые каждый день приходят во двор.» — http://www.vestifinance.ru/articles/81266

Конечно, читатель понимает, что такого не найти в учебниках по социоло-гии или по градостроительству. Это непопулярная информация, не афишируемая открыто среди большой аудитории. Но оставим пока процессы в больших соци-альных структурах, мы разберём их более внимательно в следующей главе под названием «Социальный ландшафт».
Вернёмся снова к противоречиям, происходящим в наших головах.
Итак. Инстинкт — это моторчик, который молотит вслепую без остановки. Моторчик экономичный, не требующий затрат большого количества энергии, вследствие чего он так заманчив и выгоден организму, который часто так и по-ступает — отдавая преимущество инстинкту (лимбической системе) при принятии решений. Алгоритм инстинкта, сформированный на протяжении многих миллио-нов лет эволюции, в своей работе редко давал сбои и приносит наилучшие ре-зультаты. Так было вплоть до последнего времени:
«Противоположностью кортикальному «надо» является лимбическое «хочу». В немотивированном хотении собран видовой опыт репродуктивной успешности, пищевой эффективности и личного доминирования. Достаточно немного адаптировать к конкретным условиям проверенные временем формы поведения, и результат будет гарантирован. В отличие от навы-ков коры, набор инстинктивно-гормональных форм поведения всегда поддер-живается биохимическими механизмами поощрения мозга. При реализации лимбической модели поведения — «хочу» — складывается очень привлекатель-ная для мозга ситуация. С одной стороны, думать ни о чём не нужно, а руко-водство к действию возникает интуитивно, в зависимости от ситуации. С другой стороны, вместо обусловленного социальными правилами дискомфорта нарастает эндорфиновое блаженство, которое увеличивается при полном подчинении лимбической системе. Более того, небольшая по размерам лим-бическая система потребляет ресурсов несравненно меньше, чем огром-ная кора больших полушарий. Это резко снижает энергетические стан-дарты организма на содержание мозга. Мозг просто пользуется большим набором врождённых программ поведения, которые лишь немного корректиру-ются в конкретных условиях. Прожигание жизни превращается в эндорфи-новое наслаждение, а снижение энергетических затрат становится вес-ким вкладом в победу лимбической системы над любой социальной или интеллектуальной деятельностью.» — Савельев С.В., книга "Нищета моз-га".
В социальном котле наибольший успех всегда достигали особи наиболее агрессивные, алчные, жадные, хитрые, изворотливые, мораль которых не была отягощена нравственностью и прочими этическими «недугами». Это ни хорошо и ни плохо, это так и есть. По крайней мере, так было вплоть до последних 30-40 лет. Наиболее храбрых, честных, смелых выкашивали войнами, виселицами, ин-квизициями и прочими инструментами социального отбора. А те, кто обманывал, предавал, трусил — выживали и оставляли своё потомство для будущих поколе-ний: «Сильные да смелые головы сложили в поле, в бою. Мало кто остался в светлой памяти, в трезвом уме да с твёрдой рукой в строю» — В. Цой, из пес-ни «Кукушка».
«Вполне понятно, что во время конфликтов в первую очередь погибают обладатели наиболее консервативных и абиологичных социальных инстинктов, основанных на религиозных убеждениях или на таких странных для при-роды приматов понятиях, как долг, честь и верность отечеству.»
«во время военных конфликтов чаще всего сохраняются не бле-стящие и храбрые солдаты и офицеры, а трусоватые, подловатые и пронырливые мерзавчики, которые оставляют многочисленное потомство от заскучавших представительниц другого пола.» — Савельев С.В., книга «Це-ребральный сортинг».
Этот процесс в разных регионах, конечно же, происходил с разной интен-сивностью. Если вспомнить содержание главы «Эргономика границ», то с помо-щью неё можно увидеть, что, вследствие большей скученности и благоприятного тёплого климата, активнее всего эти процессы происходили в культурах среди-земноморского треугольника. Про снобизм, презрительную надменность, алч-ность и двуличие англичан и обитателей британских выселок (США) не слышал ещё, наверно, только самый ленивый. Остальные страны Евросоюза тоже не сильно отстали в этом. А про «тонкое дело Востока» даже лишний раз не нужно упоминать:
«Господин президент, Вы находитесь сейчас в регионе, где никому, ни-когда и ни в чём нельзя доверять» — приветственное напутствие бывшего премьер-министра Израиля Ариэля Шарона во время визита Путина В.В. в Изра-иль.
«Самый важный урок, который мы выучили, но полагаю, что мы знаем его давно, это то, что Запад нечестен. Западные страны неискренни. Они проводят политику далёкую от принципов, от международного права и ООН. На Запад нельзя полагаться при решении любой проблемы. Чем лучше у тебя друзья, тем быстрее и с наименьшими потерями достигается решение. Поэтому каждому государственному деятелю нужно уметь выбирать друже-ские государства, которые будут с ним в период кризиса» — президент Сирии Башар Асад — https://russian.rt.com/article/156905

Фото: кадры из фильма «Крёстный отец 2», режиссёр Фрэнсис Коппола, 1974 г.
Для сегодняшнего времени кульминацией социального вивария является мегаполис. Здесь искусственно созданы комфортные условия для агрессивного отбора — выживают только акулы боёв без правил. Про эту разницу менталите-тов, с которой обычно сталкиваются жители деревень при попадании в город, полно легенд, фильмов, книг и прочих произведений человеческой мысли. Одно-му из участников нашего коллектива посчастливилось однажды оказаться на не-сколько дней в Москве в 1998-ом году:
«Поразил тогда контраст в уровне жизни столицы по сравнению с реги-онами. Той роскоши, богатства, сытости никогда до этого не видел. И остро помню ту разницу, когда включил телевизор в Москве и увидел тех же мини-стров и чиновников, красноречиво радеющих на камеру за благосостояние народа. Осознание, что в этот раз они вещают не откуда-то там издалека, а отсюда, совсем рядом, многое меняет в восприятии. В тот момент наяву осо-знаёшь, то лицемерие, лживость и двуличие зачитываемых по бумажке речей, после озвучивания которых избранники народа садятся в свои дорогие автомо-били, растворяются в столичной неге, а потом разъезжаются по своим особ-някам и дворцам».
==
«Я помню, когда приехал в Москву из Петербурга, я был потрясён и удивлён тем, как много жуликов здесь собралось. Причём, их поведение было для меня настолько удивительным, что я никак не мог к этому долго время привыкнуть. У этих людей не было вообще никаких ограничений — ни в чём.» — воспоминание Путина В.В., фрагмент из к/ф «Интервью с Путиным», часть 4.
Конечно же, всё это упаковывается под социально приемлемые маски и ко-коны, но подноготная происходящего — инстинктивная, скотская — мало чем от-личима от дикого мира. Если кратко привести приметы жителя современного ме-гаполиса, получится следующий портрет — воспитан, вежлив и особо опасен. А лучшей исповедью современного урбаноида (хомо мегаполиенс), сквозь кото-рую прорывается буйство троицы инстинктов «ням-ням, трах-трах, цап-хап», бу-дет следующая цитата:
«— Послушай, послушай меня, ты видишь этот город, я должен был быть там, а не здесь среди вонючих собак, мусора, и прошлогодних газет, ле-тающих из стороны в сторону. Довольно с меня. Меня всё достало. Всё до-стало. Я хочу убраться отсюда. Хочу… большой… сэндвич, и холодное мекси-канское пиво, хочу бабу за десять тысяч баксов за ночь. Хочу выстиранную ру-башку, как в отеле «Империал» в Токио.» — из к/ф «Джонни Мнемоник».

Многомиллионная инерция и апгрейд обеспечили в своё время лимбиче-ской системе, и инстинктам сверхнадёжность и высокую отказоустойчивость. От-казоустойчивость инстинктов настолько высока, что порой очень сложно нарушить режим их работы. К примеру, дыхательный рефлекс исправно работает даже во сне, и выбить его из режима, отключить удаётся разве только что передозировкой наркотиками или другими экстремальными методами. Или инстинкт продолжения рода, благодаря которому каждый из нас появился на свет: его не удаётся заглу-шить никаким воспитанием, бизнес-карьерами, псевдо-гуманистическим идеала-ми.
Но инстинкты тоже дают сбои. И в последнее время полагаться на инстинк-ты становится всё более опасно. Посмотрите внимательно на этих птичек. Что с ними произошло? Их пищевой инстинкт впервые за миллионы лет встретился с неизвестным, чуждым их рациону мусором. Инстинкт не смог распознать опас-ность, что в итоге и привело к их скорой гибели.

Вы уверены, что среди людей нет тех, кто уже совершил или совершает подобные ошибки? И многие ли из нас отличаются от этой дикой птицы разборчи-востью в пище? Инстинкт, конечно, удобное решение при выборе своего главного пилота при управления — менее затратный и более дешёвый. Но инстинкты так-же ещё слепы, прямолинейны и нечувствительны к новому.
«Наша среда обитания меняется настолько быстро, что организм не успевает под неё подстроиться: большинство из нас ведет сидячий об-раз жизни в чересчур натопленных помещениях, но несмотря на это наш ап-петит достаточно силен, чтобы мы поглощали все, что предложит нам пищевая промышленность. Несколько недавних исследований подтвердили, что наш древний инстинкт самосохранения по-прежнему побуждает нас съе-дать все, что нам подают, независимо от того, испытываем ли мы чувство голода или нет. В результате, чем больше пищи оказывается в нашем распоряжении, тем больше мы едим. Иными словами, «суперпорции» и пред-ложения типа «купи два по цене одного» апеллируют к тем участкам наше-го мозга, которые не изменились с тех пор, когда мы жили на заснеженных равнинах и охотились на мамонтов.» — Кэролин Стил, книга «Голодный город».
Изначально, съедобность продуктов человек определял на основе ин-стинктивных программ — по видимым признакам спелости: по цвету, по запаху, по вкусу. Сейчас же съедобность определяется по цене — если дешёвый и до-ступный по карману, значит съедобный, значит полезный. А то чем начинён де-шёвый продукт, на основе чего выращен — сейчас человек определить не в со-стоянии. И такое милое неведение всех устраивает — довольны и мозг, и желу-док. Вот личное наблюдение от директора производитства молочных продуктов: «Недавно наблюдала в магазине такую картину: старушка, выбирая сметану, берет с полки самую дешевую - не глядя ни на состав, ни на объем упаковки. Не выдержала, посоветовала ей сметану другой марки: всего-то на несколько руб-лей дороже, зато качественная. Бабуля на секунду задумалась, покрутила упа-ковку в руках и взяла в итоге ту, что дешевле. Цена - вот что определяет се-годня предпочтения подавляющего большинства покупателей.» —
https://rg.ru/2017/08/09/reg-urfo/vypuskat-organicheskie-produkty.html
А вот более сложный пример сбоя нескольких инстинктивных программ. Многие, наверно, ещё помнят пожар в пермском ночном клубе «Хромая лошадь» (5 декабря 2009 г.), унёсший тогда жизни большей части посетителей (156 из 300 человек) в первые же минуты после своего начала. В результате пожара 109 де-тей стали сиротами (потеряли одного (единственного) или обоих родителей). По сообщениям людей, знавших это заведение, там собиралась элита города — это был некий штаб представителей бизнеса, публичных людей, приближённых к власти и т.д. Инстинкт доминирования у посетителей клуба был удовлетворён статусом заведения, количество собравшихся (более 300 вместо максимально допустимых 50) произвели положительное действие на стадный инстинкт и т.д. Инстинкты выдали положительный вердикт. Но никто из них так и не смог распо-знать угрозы для себя в тот вечер. Особенно от того смертоносного «шумоизоля-ционного» материала, покрывавшего весь потолок заведения, — пенопласт, ко-торый при горении сразу приводит к «смерти второго вдоха». И даже многие из тех, кто успели тогда выбежать наружу, скончались потом в течении первых дней от отравления. — https://ru.wikipedia.org/wiki/Пожар_в_клубе_«Хромая_лошадь»


Инстинкты не умеют распознавать новые для себя опасности, они не знают большую часть угроз современного мира, потому что они до этого с ними никогда не сталкивались и навыка защиты от них не выработалось. Инстинктам неведомы химические формулы новых материалов, современные информационные техно-логии, новые скорости передвижения — и люди поэтому часто оказываются без-оружны перед современными опасностями. И ведь посетители в этом клубе были все взрослые, сознательные, далеко не инфантильные подростки, а распознать угрозу всё равно не смогли, пусть даже на рассудочном уровне (неокортекс). Все 300 человек невозмутимо созерцали, как с потолка валит дым, и продолжали праздновать — целых 3,5 минуты прошло после возгорания перед объявлением о начале эвакуации. — https://youtu.be/wx_gdqYchGQ
Кстати, для справки: тот стирол, вещество от которого погибали люди при втором-третьем вдохе, содержится в жевательных резинках. И пагубное действие на центральную нервную систему он оказывает такое же как на посетителей «Хромой лошади», только в меньших масштабах. «Зато как вкусно!» — говорит инстинкт через вкусовые рецепторы. — https://www.centrmed.com/ru/news/detail.php?ID=7414
Здесь необходимо пару слов сказать про особенность работы защитных си-стем организма, в том числе и иммунитета. Для людей характерно сначала об-жечься, а потом остерегаться — по тому же принципу работает и система защиты организма. Но угрозы современности часто смертельны уже при первом случае. А защитный навык посмертно не вырабатывается. Смерть наступает при первом же контакте, как в случае с продуктами горения пенопласта. Той беззаботности и то-го временного аванса при использовании метода проб и ошибок уже больше нет — метод ползучего эмпиризма больше не работает. Надеяться в наше время на авось — это уже смертельно опасное занятие. Ущерб от технологий и орудий, ко-торыми обладает человек, с нашей инерцией в поведении и в управленческой культуре могут быть чреваты для нас большими катастрофами.

Фото: коллаж из ежедневной повестки РБК — http://www.rbc.ru/
С использованием ядерной технологии нам пока ещё дают задел по вре-мени — авария на атомной станции в Фукусиме была шестой из подобных аварий на АЭС по всему миру. И та произошла лишь из-за самонадеянности ответствен-ных лиц, которые для экономии заложили не однопроцентную обеспеченность (1%) от угроз цунами и наводнений (т.е. чтобы сооружение было рассчитано на защиту от ЧС такой силы, которое может случиться 1 раз в 100 лет), а трёхпро-центную обеспеченность (3,3%, т.е. сооружение было рассчитано на защиту от ЧС такой силы, которое может случиться 1 раз в 30 лет). Их руководство в итоге нарушило кодекс самураев, и покусилось на прибыль.

Инстинкты также не знают — что такое 10 этаж? А в особенности инстинкт познания нового и чувство любопытство маленьких детей не знакомы с высотой как явлением многоэтажного строительства. Результаты вы все знаете — множе-ство случаев выпадения детей из окон происходят сейчас постоянно. Им в их возрасте невдомёк, что москитная сетка только от насекомых, что она не приспо-соблена для защиты от падения. Шума и разговоров вокруг этого сейчас много — обещают запретить существующие конструкции москитных сеток, принудить уста-навливать их более безопасные модификации, а дети так до сих пор и продол-жают гибнуть. А у вас разве не москитная сетка стоит сейчас на окнах?

Примеров неадекватности реакций инстинктов в современном мире уже достаточно. И для того, чтобы продолжить повествование, необходимо забежать вперёд, чтобы вытащить с последних страниц вывод, который сейчас очень необ-ходим для увязывания содержания. — в результате качественного отличия условий современного мира от всего предшествующего, кардинально сме-нились требования к людям при социальном отборе. Если раньше выборка людей преимущественно происходила с предпочтением ведомых инстинктивны-ми программами, то сейчас время их отсевает, и оставляет только гармонично сочетающих в себе рассудочную деятельность и инстинктивные программы, спо-собных к управлению своими инстинктами адекватно обстановке. То есть проис-ходит некий социальный катарсис, происходящий по причине смены эталонных частот социального и биологического времени (когда несколько технологий сей-час сменяются за период жизни одного поколения).
Если кто мало знаком с космической сферой, то такие же требования предъявляются при отборе космонавтов. Помимо отбора по физическим пара-метрам к ним предъявляются большие требования к их психологическому порт-рету. Космонавт должен одновременно сочетать в себе способность к подчине-нию и выполнению приказов начальника, а также обладать качествами лидера и быть способным в экстренной ситуации (потеря связи с ЦУП или гибель команди-ра) взять управление на себя и самому начать осуществлять командование. Это сложно совместимые качества, и встречаются они очень редко. Но такие требо-вания чётко объяснимы той экстремальной средой, в которую они попадают бу-дучи на орбите, и на которую всё больше и больше становятся похожи условия нашей земной жизни.
Ещё важное предупреждение: далее в этой главе пойдёт преимуще-ственно мужской разговор. Представительницы прекрасного пола, решившие продолжить чтение, должны хорошо помнить — мы вас предупреждали! Тем, для кого даже предыдущей материал в этой главе уже был токсичным для их созна-ния, тоже советуем прекратить чтение этой главы и перейти к главе14, потому что последующий материал здесь будет ещё более тошнотворным.
Итак, продолжим. В предыдущих абзацах мы убедились в двойственности нашего мышления — где жадность борется с совестью, а по-другому, — инстинк-тивные позывы состязаются с рассудком. До этого также видели, что в силу ана-томической предопределённости структур головного мозга, кому-то эту двой-ственность усмирить в себе удаётся легче, кому-то сложнее; у кого-то это усми-рение предопределённо происходит в пользу инстинктивных программ, у кого-то — в пользу рассудочных:
«Вменяемый человек из собственного опыта знает, что обдумывание любого вопроса неизбежно приводит к нескольким решениям. Всегда суще-ствует необходимость выбора между альтернативными вариантами поступ-ков, которые различаются по последствиям. Как правило, в повседневной жизни сущность выбора сводится к поиску компромисса между желанием со-вершать одни действия и необходимостью осуществлять совершенно другие.
Самые сильные, но скрытые человеческие желания и цели происходят из нашего далёкого обезьяньего прошлого. Они являются продуктом инстинк-тивно-гормональной мотивации поведения и направлены на решение простых биологических задач. При этом не имеет значения форма, которую приобре-тают эти желания. Их реальное содержание может быть скрыто за са-мыми благородными и честными поступками или сильно отсрочено по времени. Тем не менее главными мотивами человеческого существования продолжают оставаться поиски пищи (денег), самки (размножение или его од-нополая имитация) и доминантность (максимальный иерархический статус в существующей популяции).
Универсальный набор желаний инстинктивен и характерен для всего ис-кушённого человечества. При этом искренняя целеустремлённость к золо-чённому роллс-ройсу и дворцу на французской Ривьере, по сути дела, осо-бенно не отличается от тайного духовного подвига или рискованного покорения космоса. В обоих случаях тщательно скрытым мотивом является инстинктивная доминантность, одинаково привлекательная как в сочетании с публичной демонстрацией, так и в форме тайного осознания собственной ис-ключительности. Эгоистичный и самовлюблённый мозг в обоих случаях полу-чит заслуженный набор внутренних наркотиков и ощущение биологического торжества над окружающими.» — Савельев С.В., книга «Нищета мозга».
В предыдущей главе мы выяснили, что различия по комбинациям мозговых структур перекрывают этнические и расовые. А если следовать этому пути, но только пойти от обратного — от принципиальных различий работы мозга, то на планете существует всего три «народа» — мужчины, женщины и дети до 11 лет. Об этой разнице сейчас и поговорим.
Дети в 12 лет понимают всё то, что понимают взрослые, т.к. в этом момент начинается период полового созревания и соответственно автоматически они распределяются в лагерь мужчин и женщин. Все, кто раннее 12 лет, бесполые в ролевом смысле — или просто дети.
Знаем, какую это сейчас вызовет волну негодование либерально настроен-ной общественности. Но таков этот мир: все люди разные, а различия между мужчиной и женщиной ещё пуще, и более того предопределены их разным функ-циональным предназначением, заложенным в нас природой. А природа — тётка без предрассудков. Нас порой удивляет та показная предвзятость, по которой квадрат в музее мы называем «чёрным», но когда тот же цвет связан с людьми — мы называем его афро-африканским.

Итак, про различия мужчины и женщины. Они функционально настолько различаются — по целям в отношении друг друга, интересам, по методам и при-ёмам, что перекрывают по контрасту различия между существующими народами с их культурными традициями, обрядами, орнаментами и прочей атрибутикой.
Для чего мы это делаем? Это будет своеобразный ликбез в гендерной психологии, который поможет предвидеть, разглядеть, предотвратить послед-ствия тех подземных течений в межполовой геологии, от невежественного незна-ния которых порой разрушаются семьи, судьбы, дети лишаются детства и полно-ценных условий для своего становления. Эти процессы заложены в нашем биосе (лимбике), продуцируются и запускаются в определённые этапы полового воз-раста. При их восприятии через обычную нравственность они очень циничные и дикие, но это не лишает их жизнеспособности. А вот незнание их всегда бьёт же-стоко и неожиданно, в первую очередь, по семьям и детям, в частности.
В предыдущей главе было упоминание про постоянный поиск природой наиболее совершенных сочетаний и комбинаций. В мире животных и у людей это происходит примерно одинаково: на мужском геноме, как на полигоне, отрабаты-ваются и проверяются различные вариации, а накопление наилучших результа-тов происходит в геноме женском. Это касается и физических параметров орга-низма, и его мыслительных способностей. Вспоминаются слова преподавателя из института, у которого обучался один из участников нашего коллектива. Тот преподаватель некоторое время работал кинологом и поделился теми своими наблюдениями: «Когда ко мне привозили новую партию щенят (10 сук и 10 ка-белей), то на основе предыдущего опыта всегда можно было уже с уверенно-стью ожидать такой результат. Обычно 9 из 10 сук, а бывало, что и 10 из 10, одинаково ровно и успешно поддаются «воспитанию», хоть и без особых отли-чий, но зато все стабильно. А из кабелей только 1-2, максимум 3, из 10 были способны хорошо усвоить дрессировку: кто-то был слишком агрессивный, у ко-го-то задние ноги коротки, кто-то медлительный, кто-то туповат и т.д. Но зато у тех кабелей, что осваивали программу, были самые лучшие, яркие и отличительные результаты».
Конечно, это сравнение преподаватель спроецировал потом на своих сту-дентов, и в том числе на слушавших его рассказ: что и в его преподавательской деятельности в стенах института, точно такие же результаты обучения. Но тогда все восприняли это в шутку и пропустили мимо ушей. Но потом примерно то же самое часто приходилось слышать от кадровиков, военачальников, людей, управляющих большими социальными группами, и не раз убеждаться в этом са-мим на основе наших наблюдений.
«Вообще-то женский ум он не слабее и не сильнее, он просто другой. Ес-ли посмотреть по общей выборке, то вертикальные колебания интеллекта у мужчин значительно сильнее, чем у женщин. Наукой показано, да и невооружён-ным взглядом заметно, что среди мужчин чаще встречаются как гении, так и полные олигофрены. А вот у женской популяции ум ровней. Ну не тянет жен-щин на научные открытия и подвиги, другая у них направленность.» — В. Ба-сун, книга «Человек как товар и покупатель на сексуально-брачном рынке» (кста-ти, советуем прочитать эту действительно полезную для понимания социальных сценариев книгу — http://www.otnochenia.ru/literatura/basun/).
«Как и общие интеллектуальные способности, творческие распределя-ются в человеческой популяции очень неравномерно. Наряду с исключительно одаренными людьми встречаются исключительно примитивные, неразвитые умы. Мужчин больше, чем женщин, среди тех и других.» — Д.А.Жуков, книга «Стой, кто ведёт? Биология поведения человека и других зверей».
«На мужчинах эволюция отрабатывает варианты, мужчина эволюционно экспериментален. Женщины стабильны для деторожде¬ния. Вариабельность мужчин выше, чем вариабельность женщин. И разброс качества у мужчин тоже выше, чем разброс качества у женщин» — Морозов С.Б., книга «Секс и ранг».
Но у людей в отличие от животных выборка ещё больше сужается. Так как помимо нашего общего с животным миром, мы ещё также живём большими соци-альными группами — социальные животные. И в этих условиях, помимо прекрас-ного здоровья и физической силы, важны также, а порой даже более значимы, социальные навыки — интеллект, дипломатичность, умение предвидеть и страте-гическое мышление. Иначе, есть все шансы быть съеденными более хитрыми и проворными противниками. Поэтому в человеческом социуме нередко, что пред-ставители охраны массивнее охраняемой ими персоны (руководителя, президен-та), когда, как среди горилл или орангутанов, вожаку достаточно превосходить только внешними признаками.
«…сила только тогда идёт в пользу тужащемуся, когда в придачу к ней есть ум. Любые политические и военные акции проводятся силой и пушечным мясом сильного большинства в интересах умного меньшинства.» — В. Басун, книга «Человек как товар и покупатель…».
Ситуация выбора также усложняется гораздо более долгим сроком заботы о потомстве, что заставляет ещё более тщательнее подходить к выбору партнё-ра, т.к. он выбирается на более длительное время. Это объясняет выбор страте-гии полового поведения и социальных контактов. В биологии такая стратегия, ориентированная на длительное установление отношений с предпочтением зна-комой особи, называется К-стратегия. Противоположная ей r-стратегия, где об-щение с незнакомой особью предпочтительнее и осуществляется на короткий срок, она характерна для насекомых, птиц, рыб, ежей и т.д., чьё потомство через непродолжительное время после рождения сразу готово к взрослой жизни.
И когда мы сложим вместе даже хотя бы эти три условия — биологическую выборку 2-3 из 10, гармоничный баланс между физическими данными и интеллек-том, долгий срок взросления потомства — этого уже будет достаточно, чтобы найти объяснение тем парадоксам, которые отличают половое поведение людей от всего животного мира.
Парадоксы:
1). Среди всего животного мира только у людей самки краше самцов (наряжаются и красятся, чтобы выделиться на фоне конкуренток), в природе же чаще всего самцы краше самок оперением и прочими штуками;
2). Только у людей, включая приматов, самки готовы к оплодотворению в течении круглого года. У животных нет ментструации, у них стадии (называемые эструс), когда самки готовы к оплодотворению, занимают короткий промежуток в течении года. В стадии покоя (диэструс) половые органы самок диких животных просто не готовы к оплодотворению даже на механическом уровне.
3). Только у людей самки сами занимаются поиском и выбором самцов (хоть внешне это и подаётся, как происходящее наоборот), тонко выдавая потен-циальным претендентам задания и проверки для выявления лучшего.
Тщательность и специфика такого подхода при выборе партнёра, которую мы далее рассмотрим подробнее, может быть объяснена списком возможных по-следствий полового акта (неоформленного предварительно в социально прием-лемые рамки — брак и пр.) для женщины и мужчины:
Для женщины:
- возможная беременность;
- семь месяцев плохого самочувствия;
- полтора года потери «товарного вида»;
- возможные необратимые изменения в фигуре и социальном статусе;
- возможная потеря работы и квалификации;
- ребёнок на следующие 20-50 лет, о котором надо заботиться.
Для мужчины:
- 15 минут радости.
Уже даже этого может быть вполне достаточно для понимания поведения и женского отношения к сексу и сопутствующим удовольствиям. Теперь понятно: почему женщины менее восторженно и более ответственно относятся к половым актам? Для них это больше инструмент, укрепляющий связь, инструмент внут-рисемейной политики, а порой и шантажа. Более медленной скоростью возбуди-мости их сама природа защитила от неблагоприятных случайностей.
«Укрощение экрана, или по-другому, дракона, — первое испытание для охотника. Но для начала нужно ещё добраться до этих драконов.
— Теперь выбери себе своего дракона. Ты почувствуешь его. Если и он выберет тебя, действуй быстро — у тебя одна попытка, Джейк.
— А как понять, что он меня выбрал?
— Он захочет тебя убить!

— Делай связь! Первый полёт укрепит связь, ждать нельзя…» — отры-вок из к/ф «Аватар.

Подсказка для тех, «кто в танке» или «первый раз замужем»: «укрощение дракона» — это укрощение инстинкта женщины; «он захочет тебя убить» — женские испытания и проверки партнёра (крайняя форма может проявляться в действительной жестокости или даже убийстве (и эмоциональном убийстве в том числе) отвергнутых, но особо упорных (так называемый эффект Юдифи, но здесь в книге он не будет рассматриваться); «первый полёт укрепит связь» — рожде-ние первого ребёнка. И даже про «одну попытку» сказано точно, но об этом чуть позже…
* * *
Здесь мы прервём течение главы и сделаем уточняющую врезку для пояс-нения. Материал в главе подаётся для многих новый, подаётся очень концентри-рованно. И чтобы не сложилось преждевременного вывода, что мы ратуем за провозглашение анархии инстинктов и общей распущенности, делаем это уточне-ние. Эти стороны нашей внутренней природы рассматриваются так открыто, по-тому что они есть, хоть и протекают в подземных (скрытых) пластах.
И как это вообще связано с градостроительством и малоэтажным строи-тельством? — подумают некоторые. А самым прямым образом.
Города и малоэтажные посёлки — это ведь не просто пустые макеты в натуральную величину, создающиеся на потеху строителей и архитекторов. В этих жилых пространствах потом будут жить реальные, конкретные люди, а глав-ное — семьи. Эти люди не будут завезены откуда-то из человеческих питомников или из космоса словно рассада. Это будем именно мы с вами; население любого города или посёлка будет в итоге составлено из нас с вами, из тех людей, кото-рые окружают нас сейчас. Но мы довольно внимательно наблюдая за процесса-ми, происходящими в населённых пунктах, стали прослеживать явления и тен-денции, грозящие самой идее малоэтажных посёлков. Сперва выскажем вывод, а потом приведём доводы:
Градостроительство и технологии сейчас достигли такого развития, что малоэтажное поселение, идеально вписанное в ландшафт с городским комфортом на лоне природы, создать-то можно и в достаточно короткие сроки — но зато появились кадровые сложности с населением для его наполнения. Остро встал вопрос — кем будем наполнять?

И дело тут не в количестве — людей сейчас достаточно. А причина в со-стоянии здоровья семьи — базовой социальной единицы, зёрнышка, из которого произрастает общество. И не забывайте, что социальный климат малоэтажного посёлка держится в первую очередь на семейном укладе, в отличие от мегаполи-са — который держится на корпускулярном укладе одиночек: независимых, непо-вторимых, и пусть даже с детьми, но всё же одиночек. Поселение-то сейчас легко создать можно, но оно будет тем же, как, например, рыба в луже, — с заведомо обречённой судьбой.
«В создании человеческих сообществ идеальной формулы не существу-ет; бесполезно пытаться построить «хорошую городскую среду», кото-рая заработает, стоит добавить туда людей.» — Кэролин Стил, книга «Голодный город».
И вот неутешительные доводы. По статистике, в 2014 г. количество раз-водов составило более 80% от количества заключаемых браков. С 1956 г. по 2016 г. из-за абортов в России не родилось более 300 000 000 детей. Это в два раза больше нынешней численности населения России.
Для справки: как раз с 1956 г. началась массовая хрущёвковизация горо-дов.
Что-то неладное происходит в нашем «королевстве», и не только в нашем: «В 1871 году в среднестатистической британской семье было шестеро детей; к 1930 году эта цифра снизилась до двух, а в 2003-м составила меньше одного. Сегодня 36% домохозяйств составляют бездетные пары, а 27% — одинокие люди.» — Кэролин Стил, книга «Голодный город».
Здесь уместно также сказать пару слов про двойные стандарты в практике внутреннего управления, хотя пока модно говорить только про двой-ные стандарты на международной арене.
Когда у нас, например, падают самолёты, то незамедлительного прекра-щаются все полёты самолётов данной модели до выяснения причин катастрофы с последующим устранением технической неисправности на всех подобных ма-шинах. И это обосновано, так как если не исправить системную ошибку в соци-ально значимом и ответственном процессе, то неизбежны повторные катастрофы. Когда происходит массовое отправление детей в детском садике, в школе, когда происходит катастрофа в летнем детском лагере, то также приостанавливается работа всех подобных заведений и одновременно проводится массовая проверка во всех аналогичных заведениях страны, по результатам которых производятся отстранения от должностей, предписания о нарушениях, штрафы.
Но когда на крупной взятке попадается чиновник, губернатор или даже ми-нистр, то меры почему-то касаются лишь только данной личности, а системной проверки в работе чиновничьей машины абсолютно не производится. Хотя это такая же социальная система, и если в её настройке и параметрах работы допу-щены ошибки, то ими будет заражена вся система, с последующим инфицирова-нием конкретных лиц на конечных должностях внутри этой системы.

Из последних примеров. После трагедии в летнем детском лагере на Сямозере (погибли 13 детей) были проведены тотальные прокурорские проверки по всей стране:
«Проблема ведь, наверно, не только в том, чтобы этот лагерь закрыть. Это как раз проще простого после того, что произошло. Проблема в том, что у нас нет уверенности, что в других лагерях нет такой ситуации… Конечно, каждому лагерю не приставишь ни контролёра, ни охранника. Значит, тем не менее чтобы они понимали, что в случае принятия подобных решений, и в отношении хозяев этого оздоровительного учреждения, и в отноше-нии тех, кто принимает на себя функции воспитателя, инструктора, бу-дут предприниматься все меры ответственности, даже если нет тяж-ких последствий. Что в этом случае, они действуют с превышением своих полномочий: будут нести либо дисциплинарную, либо уголовную ответствен-ность. Вот об этом должен задуматься каждый руководитель подобного оздо-ровительного учреждения и тот персонал, который там нанят. Это же оче-видно абсолютно». — Д.А.Медведев https://youtu.be/kQ_57pX7__M
После же ареста руководителя министерства экономического развития Улюкаева А.В., при взятии его с поличным во время получения им взятки в круп-ном размере (2 млн. долларов), действия стандартно ограничились только в от-ношении него. Ни одно другое министерство, ни один министр, ни тем более хотя бы минэкономразвития не были подвергнуты «тотальной прокурорской провер-ке». Действие ограничилось лишь сдержанными политкорректными высказывани-ями «пока идёт следствие, нельзя давать никаких оценок; только суд может определить виновность»:
«Случившееся за гранью моего понимания. В рамках, которые уста-новлены действующим законодательством, должно быть проведено макси-мальное расследование случившегося… Все, включая высших должностных лиц, могут быть привлечены к уголовной ответственности за такие проступ-ки. Конечно, если их вина установлена решением суда.» — Медведев Д.А. https://rg.ru/2016/11/15/medvedev-o-zaderzhanii-uliukaeva-eto-za-graniu-moego-ponimaniia.html

А всё же было бы весьма полезно провести проверку, подобную той, что была совершенна после трагедии в клубе «Хромая лошадь» — тогда бы, воз-можно, нашлось то, что выходило бы за грань всеобщего понимания:
«Министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу призвал устано-вить запрет на использование пиротехники в местах проведения массовых мероприятий; кроме того, объявлено о проведении совместных рейдов МЧС, МВД и прокуратуры по тотальной проверке развлекательных заведе-ний на предмет соблюдения в них правил пожарной безопасности. Также Шойгу отстранил от должности семерых сотрудников Управления пожарного надзора по Пермскому краю, в числе которых начальник краевого Госпожнадзо-ра, его заместители и начальники отделов.
Сразу после трагедии по всей стране начались массовые проверки на предмет пожарной безопасности точек распространения пиротехники, культурно-массовых заведений, предприятий общепита и досуга вместимо-стью более 50 человек, и мест проведения новогодних торжеств. В Перми в течение следующей недели после трагедии были проверены все ночные клубы. В связи с проверками ночные клубы по всей стране в массовом поряд-ке закрылись «на ремонт». В ходе проверок выяснилось, что аналогичные нарушения имелись в большом количестве мест с массовым пребывани-ем людей, и трагедия, подобная пермской, могла произойти в любом из них.
По результатам проверок в течение 11-ти месяцев после трагедии более 18 % ночных клубов в России было закрыто». —
https://ru.wikipedia.org/wiki/Пожар_в_клубе_«Хромая_лошадь»
Похоже, что у нас действительно «никто из представителей власти - ни министр, ни депутаты, ни губернаторы, ни иной государственный служащий - не имеет иммунитета при совершении коррупционного пре-ступления» (Медведев Д.А. — https://rg.ru/2016/11/15/medvedev-o-zaderzhanii-uliukaeva-eto-za-graniu-moego-ponimaniia.html), чего нельзя сказать про единую сеть министерств, ведомств, структур, администраций и т.д.
«Мы тогда сделали первую попытку проанализировать ситуацию в эко-номике, в финансах, в социальной сфере, в судебно-правоохранительной сфере. И я помню, как-то мы вечерами время от времени собирались, и кто-то сказал фразу, что: «похоже, что у нас везде «Чечня»». «Чечня» была не географи-ческая, а «Чечня» была, по факту, во всех сферах деятельности.» — Греф Г.О. о состоянии страны в начале 2000-х гг., цитата из фильма Соловьёва В.Р. «Президент».
* * *
После этого отступления вернёмся теперь снова к различиям среди муж-ского и женского народов. Обращение к физиологии деторождения даёт одно-значные выводы о «международном» неравенстве:
«Два пола кардинально различаются затратами энергии на воспроизвод-ство одного потомка. Затраты женской особи в подавляющем большин-стве случаев на несколько порядков, т. е. в сотни тысяч и миллионы раз выше, чем затраты мужской особи. Это различие очевидно уже при сопо-ставлении размеров сперматозоида и яйцеклетки. Сперматозоид является мельчайшей клеткой организма. Он состоит лишь из головки со спиралью ДНК, небольшой центральной части с микротрубочками и митохондриями для обес-печения движения и хвоста — движителя. Яйцеклетка, напротив, — крупней-шая клетка организма. У человека она имеет диаметр около 0,2 мм, т.е. раз-личима невооруженным глазом. Большие размеры яйцеклетки обусловлены наличием запасных веществ, которые будут израсходованы на рост и разви-тие зародыша. Эти запасные белки, естественно, должны быть синтези-рованы в женском организме. На него возлагается и функция питания, а также развития зародыша во все время беременности. Новорожденный у мле-копитающих выкармливается молоком, которое опять же является исклю-чительно материнским продуктом. Уход за детенышем — период, который у человека может растягиваться не на одно десятилетие, — требует от матери гораздо больших затрат энергии, чем от отца.
Огромнейшее различие энергозатрат на производство одного потомка является общим для мужского и женского пола абсолютно всех животных. Из этого различия вытекают все фундаментальные особенности двух полов. Первым из них является склонность женских особей к накоплению ресурсов. Эта особенность проявляется как в физиологии, так и в поведении женщины.
Жировая ткань — основной источник энергии в организме человека, но ее запасением функции жира не ограничиваются. Он необходим для синтеза женских половых гормонов. Уменьшение его количества ниже определен-ного предела ведет к нарушениям стабильности половой функции, а при дальнейшем развитии процесса — к прекращению производства яйцеклеток.
Склонность женских особей к накоплению проявляется не только в их физиологии, но и в поведении. Накопленный ресурс не должен быть растрачен попусту. Этим принципом определяется выбор женщинами репродуктивного партнера.
Между тем, решающая роль мнения женской особи совершенно по-нятна, если исходить из диспропорции энергетических затрат на вос-производство. Самец может, по крайней мере теоретически, иметь сотни и тысячи потомков, а самка — только единицы. Соответственно, самец может себе позволить потратить часть энергии на получение потомков, которые окажутся нежизнеспособными или бесплодными. Самка же не в состоянии позволить себе расточать энергию впустую. Самки и женщины наблюда-ют за турнирами и другими поведенческими формами конкуренции самцов и выбирают супруга исходя из результатов этих турниров». — Д.А.Жуков, книга «Стой, кто ведёт?».
К чему мы это всё пересказываем? Чтобы показать наглядно фундамен-тальные различия у мужчины и женщины, предопределённые их природой. И в работе головного мозга это также находит своё отражение: «…при стрессоген-ных нагрузках у мужчин и женщин активируются разные отделы. У мужчин наибольшие изменения отмечаются в коре больших полушарий, а у жен-щин — в лимбической системе. Иначе говоря, при стрессе у мужчин активи-руются отделы мозга, связанные с поиском решения, а у женщин — с генера-цией эмоций.» — Д.А.Жуков, книга «Стой, кто ведёт? Биология поведения чело-века и других зверей».
И здесь бы можно было бы громогласно подвести выводы о более приро-доподобной сущности женщины. Провозгласить первичную правоту и гениаль-ность управления на основе инстинктивно-гормональных начал. И на десерт при-вести несколько примеров, доказывающих преимущество данной ситуации.
Но всё не так просто. Примеры-то будут, и сперва даже может показаться, что они льют воду на мельницу выводов из предыдущего абзаца; но это может показаться только сперва.
Прежде всего, не стоит забывать, что мы живём не на необитаемом остро-ве. Вокруг нас есть другие государства, представляющие свои интересы, осу-ществляемые нередко за счёт других стран. Они после второй мировой войны, убедившись в стойкости и несокрушимости русской цивилизации в открытой войне («горячая» война), задались задачей — выявить слабости в нашей обо-роне. И нашли нашу слабость в пренебрежении к мелочам и едва заметным тон-костям. В дальнейшем они построили свою политику в отношении нас на основе этих мелочей. Мы подымаемся на защиту, если угроза действительна для всех и очевидна: когда летят пули, бомбят селения, гибнут люди. Но когда агрессия та-ковой не осознаётся, а тем более внешне воспринимается даже как приятное благо, то реакция в нашем народе на неё, как правило, отсутствует, т.к. она не воспринимается таковой, и мы против неё оказываемся безоружны. В итоге, та-кая изощрённая и тонкая по своей механике агрессия легко и свободно проходит все контуры защиты и народного карантина, а часто даже наоборот приветствует-ся нами. Пора уже повышать порог чувствительности нашей цивилизации — при-эмптивная (упреждающая) война давно ведётся против нас.
Иногда настолько удивительно наблюдать, как мы на уровне Министерства Обороны активно вкладываем триллионы в линию защиты от внешних врагов, но при этом распахиваем двери перед новомодными идеями в экономике, юриспру-денции и градостроительстве, совокупный ущерб и людские жертвы от которых в разы превосходят те, что были от всех состоявшихся за всю историю военных вторжений на нашу родину.
Из недавних примеров. Та показная инфантильность и растерянная бес-помощность юридической системы, которая на протяжении целых трёх лет не могла закрыть брешь в правовом поле при идентифицировании «спайсов»: люди гибли каждый день, а юристы лишь руками разводили в стороны.
Или что касается микрофинансовых организаций: более 5 лет чиновники «не видели» беспредельные скорости закабаления граждан, не шибко разбираю-щихся в юридических уловках; зато в прошлом году под шумок спустили долгов на несколько триллионов руб. в коллекторские организации:
«Микрофинансовые организации нарастили закредитованность россиян — уровень одобрения выдачи микрозаймов гражданам растет. Теперь удовле-творяется уже более половины поданных заявок. Это чревато ростом про-срочки, предупреждают эксперты. Впрочем, сами микрофинансисты пока оптимистичны». —
http://www.rbc.ru/finances/25/08/2017/599b0ded9a7947b3c7fdbb37


А теперь, уважаемые читатели, что до двойственности нашего сознания (как мужского, так и женского) — это прямо касается наших семей и лично каждо-го. Не думайте, что те особенности, про которые мы упомянули выше, никто до этого не знал, как и большинство из нас. В правительствах государств (и сопре-дельных, и дальних) об этом давно прекрасно знают. И как вы уже, наверно, до-гадались — столь же давно используют против нас, и в первую очередь, — направлено оно на женскую аудиторию. При всей мягкости и нежности этого ору-дия, ущерб в итоге наносится колоссальный. Под нож попадают семьи, дети.
Для тех, кто хочет развеять для себя розовый туман беззаботности, — пройдитесь внимательно по телеканалам, книжным магазинам, сайтам, соцсетям, блогам, чтобы увидеть, что оттуда льётся на наши головы. Так называемая, мас-совая культура активно провоцирует: участвует в социальных процессах не пас-сивно и безразлично, а именно провоцирует — это и реклама, и телевидение, радио, пресса, СМИ…
Итак, суммируем выводы, полученные раннее. Женщина, мозг которой ра-ботает преимущественно на основе лимбической системы (инстинктов), должна решить сложную задачу, со множеством условий, по выбору партнёра. И это при-том, что само естество её организма стремиться к максимальной экономии и бе-режливости, в том числе и в отношении мыслительной деятельности, которая может расходовать до четверти всей энергии организма. Ничего толкового из это-го, как правило, не получается: мыслительный процесс то и дело мечется то между доводами инстинктов, то между доводами рассудка. Не зря женщину считают существом вечно сомневающимся.
Обезьянье инстинкты твердят, что этот агрессивный «мачо» лучший, а со-циальный опыт разума увещевает, что этот богатенький «интеллигент» более вы-годное решение. Так а надо же ещё, чтобы маме и подружкам выбор понравил-ся… И с выбором тоже нельзя затягивать, чтобы с привязи ни один из них не со-рвался раньше времени… А ещё «кому из двоих больше понравится свадебное платье с фестончиками?», которое она уже загодя выбрала. А тут ещё этот но-готь, как ни кстати, сломался… «А-ааа, ужас и кошмар. Как же быть?»:
«— Да, поздравляю вас: оборок более не носят.
— Как не носят?
— На место их фестончики.
— Ах, это нехорошо, фестончики!
— Фестончики, всё фестончики: пелеринка из фестончиков, на рукавах фестончики, эполетцы из фестончиков, внизу фестончики, везде фестончики.» — Н.В. Гоголь, книга «Мёртвые души», 1842 г.
«Женщине цивилизованного общества оказывается очень непросто найти мужчину, который являлся бы сильным самцом в первобытном смысле и одновременно в современном, да ещё имел бы возможность и же-лание обеспечивать женщину и детей. Таких в реальной жизни просто не быва-ет, это совершенно разные мужчины с противоположными взаимоисключаю-щими свойствами. Несостоявшиеся вожди древних племен, те самые хулиганы и двоечники, в которых влюбляются девочки в школе, в современном обществе становятся чаще всего уголовниками или алкоголиками. И если и сохраняют сексуальную привлекательность для простых высокопримативных женщин, то уж точно не имеют ни желания, ни возможности их обеспечивать. А успешные специалисты и менеджеры с большими доходами не имеют той агрессивности, неуправляемости и независимости, которая является для самочного инстинк-та критерием сексуальной привлекательности и генетической перспективно-сти. Сидящая в современной женщине первобытная самка бракует высокоран-гового низкопримативного мужчину, воспитанного управляемым винтиком об-щественной системы, то есть обладающим признаками низкорангового. Рас-судок же бракует высокорангового высокопримативного - уголовника или алка-ша. В крайнем случае - шофера с низкой зарплатой. Женщина в матриар-хальном капкане разбалансированного социума мечется между рассудком и инстинктом, не в состоянии сделать выбор и бракуя практически всех мужчин.
Поэтому современные женщины зачастую достигают своего идеала не путем нахождения единственного мужчины, удовлетворяющего все их потреб-ности, а путем подбора для себя как они это называют, «комбинирован-ного мужчины» в нескольких лицах. Один обеспечивает интеллектуальные и духовные потребности («с ним интересно»), другой – сексуальные потребно-сти («с ним – классный секс») третий – материальные («мой козел») четвер-тый – эмоциональные («любимый»). Второй и четвертый чаще всего совме-щены.
Все это дезориентирует самочный инстинкт женщин, блокирует их ре-продуктивную функцию. В результате в цивилизованном обществе возникает сильная матриархальная тенденция и демографический кризис. Особенно это усугубляется наличием эффективной контрацепции и широкой сетью аборта-риев.» — Новосёлов О., книга «Женщина. Учебник для мужчин».

«Кроме того, в рамках К-стратегии поведение будущего отца ее потом-ства для женской особи важнее, чем его физическое здоровье. Роль отца зна-чительно больше роли донора сперматозоидов. Для выживания и успешного развития потомства исключительно важно его поведение после рождения ребенка. Выяснить же, насколько хорошим он будет отцом, можно толь-ко при достаточно долгом наблюдении.
Яркая внешность женщины имеет целью привлечь внимание максималь-ного количества мужчин, выделить ее из ряда других, поскольку при большом числе претендентов выше вероятность удачного выбора. Неповторимостью наряда, прически и украшений женщины конкурируют друг с другом за внимание мужчин (поэтому встреча с другой женщиной в том же платье всегда конфузит даму).
…ей предстоит прожить вместе с ним какой-то период, причем прово-дить вместе большую часть свободного от работы времени. Поэтому требо-вания к мужу отличаются от требований к любовнику. Любовник — тот, с ко-торым женщине приятно проводить досуг, поэтому он должен иметь макси-мум достоинств. Муж — тот, с которым ей приходится быть рядом всё вре-мя. Это человек, который будет переадресовывать на женщину свое стрес-сорное поведение. Кроме того, он не должен иметь раздражающих ее особен-ностей поведения. Иначе говоря, муж может и не обладать выдающимися достоинствами, но обязан иметь минимум недостатков. Выявить от-рицательные качества мужчины до заключения брака — важнейшая зада-ча, стоящая перед женщиной.
«Мы видим, что инстинктивный выбор – явно, не самый лучший. По-этому ни одна развитая сбалансированная культура мира не доверяет выбор партнера эмоциям (инстинктам) молодых людей. Жениха и невесту обычно подбирают умудренные жизненным опытом родители. Иначе слишком велика вероятность, что женщина останется либо одна с трудными высокоприма-тивными детьми, либо с никчемным мужем алкоголиком в придачу, с этаким несостоявшимся вождем древних племен. А особенно ценных для цивилизации низкопримативных детей от «хороших парней» просто не будет. Женщина вы-бирает отца своим детям руководствуясь животными инстинктами, по кри-териям времен человеческого стада. А социум нейтрализует этот ее ин-стинктивный выбор и выбирает отца по современным цивилизованным крите-риям.» — Новосёлов О., книга «Женщина. Учебник для мужчин».
* * *
Здесь снова придётся отвлечься. Особенность работы женского головно-го мозга, который при попытках подключения неокортекса регулярно соскакивает в лимбику, гонясь за экономией своей энергии, в итоге не позволяет своей хозяй-ке подолгу сосредоточиться на каком-то одном предмете. Ригидность мышления, позволяющая сконцентрироваться на постоянном обдумывании проблемы или задачи, преимущественная прерогатива мужского мозга. Благодаря этому жен-щине удаётся легко и быстро переключаться между разными делами, а порой делать несколько одновременно. Но мозг, так скупо выделяющий квоты на под-ключение к неокортексу, из-за своей жажды к экономии в современном мире пе-реполненным информацией, приводит и к негативным последствиям. Из-за мощ-ного информационного давления, мозг часто скатывается в примитивное мышле-ние готовыми блоками, рецептами и стереотипами, что для женского организма положительно воспринимаются как экономные. Откуда эти рецепты и стереотипы берутся и как они попадают в женское сознание, мы ещё рассмотрим.
Но важно здесь обозначить, что женское мышление строго категорично. Категории эти обычно двоичного кода «да или нет», «пригодится — не пригодит-ся», «полезно — неполезно» и т.д. Однажды попав в женское сознание и при-жившись там, эти категории уже, как правило, ничем не выбить оттуда, они за-крепляются там покрепче железобетонного фундамента, формируя своеобразную «линию Маннергейма» из стереотипов принятия решений и поведенческих алго-ритмов.
Большая часть женских категорий формируется и закладывается в детском возрасте, когда они ещё девочками впитывают модель семьи, наблюдая за папой и мамой, их взаимоотношениями. Вам может подтвердить любой психолог, что девочка со стопроцентной гарантией будет выстраивать свою семью, полностью копируя модель семьи от своих родителей: а там записано очень многое — от-ношение и уважение к мужчине, кто главный в семье, кто принимает решения, эмоциональный темперамент решения семейных вопросов, позволительность или непозволительность запрещённых методов (ссор, криков, ругани, скандалов и т.д.).
Но сейчас подкормка для взращивание женских категорий этим не ограни-чивается. Помните мы упоминали про визуальный ландшафт, насыщенный агрессивной информацией? Теперь в каждой семье есть телевизор! Объективно, сейчас часто глава семьи — это телевизор, а не отец семейства.

Через телевизор современные девочки впитывают гораздо больший объём категорий и поведенческих рефлексов, их значение может даже перекрывать проецируемые её собственными родителями. Самое печальное, что большинство родителей не осознают необратимость воздействия телевизионных паттернов поведения, прошивающихся на подкорке у детей. Родителей наоборот часто вос-принимают телевизор как волшебное средство, помогающее угомонить, усадить или накормить ребёнка.
Для справки. Кто хоть раз бывал в домах представителей нестоящей эли-ты (не той сытой и вороватой шушеры, которая возомнила себя таковой, а насто-ящей элиты) знают, что их дети всегда воспитываются по архаичным, консерва-тивным порядкам и в их доме никогда не бывает телевизоров.

Фото: кадр из фильма «Мюнхен» (режиссёр Стивен Спилберг, 2005 г.).
Более того, доподлинно известно, что вся так называемая феминистская революция прошлого века, была осуществлена с подачи и на деньги буржуазии. Их задачей было открыть доступ к умам и сознанию женщин (а впоследствии и к кошелькам их мужей), которые в силу особенностей работы своего мозга, сильно внушаемы и легко поддаются агитациям рекламы и прочих средств массовой коммуникации.
Сейчас это уже гигантский информационный спрут — реклама, кино, сери-алы, журналы, мультфильмы, социальные сети. Те, кому удавалось спрашивать у телекоммуникационных компаний «кто сейчас является основным потребителем информационного контента?», знают, как официальные представители, стыдливо потупив в пол свои взоры, признают, что три четверти всего интернет-, теле-, смс-, чат-контента — это контент женской аудитории пользователей. Конечно, здесь не стоит отрицать, что для женских инстинктов любая возможность расши-рения радиуса коммуникационных контактов — это потенциальный репродуктив-ный успех.
Телевидение — это дрожжи для стереотипов. Реклама также служит для эмиссии стереотипов в толпу. И чем по-вашему являются те бесчисленные кар-тинки с рецептами для женщин (демотиваторы), заполонившие собой все соци-альные сети, как не перфокартами для прошивки женского сознания (да и муж-ского в том числе).

Что можно посоветовать в этой ситуации. И в первую очередь папам. Ро-дителям девочек, которым уже исполнилось 12 лет, уже ничего не исправить, впитанное ими уже необратимо повлияло на их сознание. Этим родителям оста-ётся только ретроспективно вспоминать содержание тех передач и мультфиль-мов, которыми насытилась девочка до этого; а также те, картины и сцены семей-ной жизни, свидетелями которых были их дочки. У родителей более младших до-чек есть все шансы сохранить гигиену сознания будущих женщин. Первым делом, — выбросьте телевизор. Показывайте лишь те мультфильмы и передачи, кото-рые сами посчитаете нужным и только через обычный компьютерный монитор, предварительно закачав их из интернета. И никакой рекламы: реклама создаётся настолько высокими профессионалами в психологии и массовой манипуляции, о квалификации которых вы даже и не подозреваете (для примерного знакомства прочтите книгу о технологиях массовых манипуляции «Уши машут ослом» (Гусев Д.Г, Матвейчев О.А.) и «Медиа-вирус» (Дуглас Рашкофф). Что делать в отноше-нии остальных капканов стереотипов — соцсетей, чатов, сайтов знакомств — мы уверены, — вы решите сами: как никак, все взрослые люди. Всё описанное для девочек, в одинаковой степени касается и мальчиков, на то они и дети, что — сильно внушаемы.
Здесь лишь уместно ещё вспомнить вывод из одного научно-популярно фильма о природных процессах: «Сохранение, выживание и развитие детей напрямую зависит от осознанности, адекватности, вменяемости и прозор-ливости их родителей».
* * *
Возвращаемся снова в основное русло повествования. В силу своих особенностей женщины, безусловно, являются специалистами в области сбора информации, но вот с её обработкой у них не всё так хорошо. Но ведь выбирать достойного партнёра всё равно надо. В этих случаях она часто снова прибегает к приёмам инстинктивного уровня. Рассмотрим типичную ситуацию: отсек в обще-житии, в пяти комнатах поселены 10 парней, шестая комната оставлена в резер-ве. Один из парней, в самом начале убедил всех выработать правила распоряд-ка и уборки отсека и строго их придерживаться. В результате через полгода отсек превратился в образцовый: в отсеке чистота и порядок, в коллективе дисципли-на. Затем в следующем семестре из-за нехватки свободных комнат в пустующую комнату этого отсека заселяют девушку-студентку. Дальше продолжать?..
Как вы думаете, долго ли девушка будет взирать на эту социальную идиллию? После недельного пребывании в недоумении от созерцании противо-естественного для её женской природы порядка вещей, она начнёт действовать. Её этот музейный экспонат микросоцализма мало интересует — она далеко не для этого так долго готовилась и поступала в столь престижный институт (по официальной версии, не только для этого). Её то древние инстинкты понимают, что не могут 10 особей мужского пола так слаженно жить и, тем более, быть рав-ны друг другу (вспоминаем про выборку самцов 2-3 из 10). Кто-то же ведь из них это всё затеял: а вот этот самый кто-то ей как раз и нужен — она потом очень бы хотела видеть точно такую же картину у себя в домашнем гнёздышке, особенно в ту пору, когда при воспитании детей, у ней не будет хватать на всё время. И она начинает действовать.
Особо расписывать последующие события мы не будем. Для этого совету-ем обратиться к своим прекрасным половинкам (впрочем, можете даже обратить-ся и к любой ближайшей барышне): если их правильно попросить, они вам вмиг распишут сразу несколько успешных стратагем дальнейшего поведения — в этом они мастеровицы. Из основного в этой стратегии: девушка для начала прозонди-рует обстановку тонкими наводящими вопросами, не выдающими её заинтересо-ванности (т.к. сохранение алиби своей непричастности очень важное условие в этом деле), потом буду запущены в ход провокации, нацеленные на самых эмо-ционально уязвимых из их коллектива. Но будьте уверены, она доберётся в итоге до «царя горы», на которого-то потом и будут нацелены женские чары стратеги-ческого назначения. И скорее всего, начнётся всё с простой и невинной просьбы «передвинуть шкаф»:
«…оказывая женщине помощь и мелкие услуги, ты подсознательно при-выкаешь к тому, что отвечаешь за эту женщину и обязан ее опекать. Во вся-ком случае, хватает примеров, когда женщина просила соседа помочь ей повесить полку или передвинуть шкаф, а заканчивалось всё свадьбой. Ча-сты также и случаи, когда дамочка сама что-нибудь ломает или симулиру-ет проблему, чтобы иметь повод позвать на помощь мужчину, в отно-шении которого у нее имеются на самом деле совершенно иные виды (вспомним рублевскую невесту).» — Вис Виталис, книга «Женщина. Подчинись или властвуй».
«Намерения поиска потенциального сексуально-брачного партнера (вне зависимости от степени их осознанности) по ряду причин необходи-мейшим образом должны быть скрыты, завуалированы. То есть у челове-ка, занимающегося поиском варианта, всегда должно быть алиби, что он якобы озадачен в это время чем-то другим.» — В. Басун, книга «Человек как товар и покупатель на сексуально-брачном рынке».
Кстати, варианты использования таких спецагентов применяются и против внешних врагов: о том, как это работает, — читайте в сказке «Золотой петушок» А.С.Пушкина.
Если мужчина выражает себя в жизни через открытие нового, творчество, победы и завоевания, то женщина реализует себя в жизни через своих детей. Успехи детей повышают женскую самооценку и статус, чем они так и любят хва-литься друг перед дружкой. Соответственно с этим, равноценно той силе и энер-гии, которые мужчина направляет ради своих достижений, такую же по силе энер-гию вкладывает и женщина для достижения своих успехов. И ради этого она бу-дет готова пожертвовать всем и ровно настолько, насколько эту будет позволено в обществе. Это прошито в её программах поведения. Она воспользуется всеми методами, которые будут социально допустимы устоями общества, а иногда даже может преступить и их в том числе. На этом строится вся подлинная нравствен-ность женщина, подлинная с биологической точки зрения. И с точки зрения при-роды — биологически корректная нравственность женщины права, т.к. на кону стоит вопрос жизни и смерти — вопрос деторождения и продолжения рода:
«Единственная тема, которой практически одинаково интересу-ются женщины всех возрастов — недвижимость. Дом и одежда становят-ся привлекательнее по мере увеличения возраста, а вот по рекламе товаров повседневного спроса чаще переходят более молодые женщины.
Интерес к туризму меньше всего выражен у женщин от 25 до 34 лет — видимо, в этом возрасте меньше времени на путешествия. Зато у этой группы сильнее всего интерес к медицине — во многом за счёт катего-рий, связанных с беременностью и детским здоровьем.» — Ян-декс.Исследование «Коммерческие интересы пользователей интернета» —
https://yandex.ru/company/researches/2017/commercial_interests
Надеемся, что сейчас читатели, наконец уловили те нотки, ради которых вся эта буквенная простыня данной главы затевалась? Пока читатели, а особен-но мужчины, могут обратиться к архивам своей памяти, чтобы припомнить случае своего недоумения и возмущением от женских поступков: вышесказанное в этой главе поможет переоценить их, а возможно даже — понять и простить… Сейчас после нескольких цитат мы продолжим:
«Нет, женщина — отнюдь не весела; и если сквозь жизнь она проходит «с улыбкой на устах», то это притворство: она существо серьезное, как смерть.» — Карел Чапек.
«…женщины очень любят притворяться детьми. Особенно перед муж-чинами. …Но если мужчина остается мальчишкой до седых волос, то девочки сразу, если можно так сказать, рождаются взрослыми и в течение жизни по-чти не меняют отношения к ней.
Женская рассудительность, приземленность, прагматичность, консервативность, осторожность, стремление к покою и социальной адекватности – это все «взрослые» черты.» — Вис Виталис, книга «Жен-щина. Подчинись или властвуй».
«Женщины избирательны. Они ориентированы на точный выбор, по-скольку их ресурс воспроизводства очень ограничен, в при¬родных условиях – максимум 5 детей. При природной смертности в 50% до достижения возраста воспроизводства ошибка женщины в выборе означает ее поражение в воспроиз-водстве, минимизацию или потерю всего ее потомства.» — Морозов С.Б., кни-га «Секс и ранг».
«Женское счастье напрямую связано с накопительством и потреб-лением. Следовательно, ценность мужчины в глазах женщины прямо пропорциональна его доходу и имеющимся активам». — Дмитрий Селезнёв, книга «Бабский лексический конструктор».
«Любая женская особь, в том числе и женщина, не может позволить себе транжирить свои яйцеклетки, производя потомство от низкоранговых самцов. Низкий социальный ранг самца означает его невысокую приспособлен-ность, которая в свою очередь, обусловлена чаще всего неудачной наслед-ственностью… это означает, что заботиться о потомстве такой самец не сможет.» — Жуков Д.А., книга «Стой, кто ведёт?».
«Для мужчин единственный критерий истинности – объективная реаль-ность и подтверждённость практикой. Для него дважды два всегда четыре. Для женщины критерий истинности – отношение к объекту или явлению. Тут действует формула академика Колмогорова: «если А приводит к Б и Б при-ятно, то А истинно». Сократив формулировку, получаем «что приятно, то истинно». То, что неприятно – соответственно, ложно. Даже если подтвер-ждается объективной реальностью.
Неспособность женщины признать себя виноватой, тем более в поступке, который лично ей приятен, приводит к тому, что она ис-кренне не понимает, за что её наказывают.
Для мужчины критерием правды и лжи является объективная информа-ция, тогда как для женщины – личное (эмоциональное) отношение к проблеме. Если итог лжи лично ей приятен и выгоден, то женщина не рассматрива-ет своё действие как ложь (т. е. как нечто дурное). Она просто не осознаёт, что обманывает. Для неё все её слова – правда (поскольку они приятны, а значит, истинны).
Причина подобного восприятия справедливости и закона кроются в био-логическом предназначении мужчины и женщины и тех ролях, которые они вы-полняли на протяжении тысяч лет. Что важно женщине? Во-первых — самое главное — приспособиться к условиям так, чтобы было максимально комфортно здесь и сейчас. Во-вторых, (и это следует из первого) — со-здать вокруг себя бесконфликтную (т. е. опять же приятную, комфорт-ную) среду. Иными словами, если Машка считает, что белое — это чёрное, то и чёрт с нею, пусть считает. Скажу, что у каждого своя правда, лишь бы не было скандала. Машка мне подруга, и это дороже любой истины.» — Бирю-ков А.Н., книга «Ненастоящий мужчина».
Уверены, теперь многим становится понятно: почему так остерегаются по-явления женщины на корабле? Скрытые программы поведения, работающие по биологическим законам, не поддаются ни управлению, ни дисциплине, ни кон-тролю. А ставить под их удар никому не хочется ни отлаженный порядок в отсеке общежития, ни, тем более, экипаж корабля:
«User 1 (16/09/2004 07:30) — неа, женщины на корабле - это не очень, причем это не вопрос мистических соображений, а вполне простая прагматики - от секса у людей башню сносит сильно, влюбенности, отношения и вся херня. женщина у моряка должна быть в порту.» —
фрагмент чата http://www.ljpoisk.ru/archive/964864.html
Не исключаем, что у вас может возникнуть негодование: причём здесь всё это и как оно связано с градостроительством и тем более с малоэтажными посёлками?
Объясняем: связано самым прямым образом — тот отсек в общежитии из 10 человек ничем не отличается от типового квартала в малоэтажном посёлке, только в нём вместо комнат уже участки с домами. И процессы там могут начать-ся те же самые, что протекали в жилом отсеке общежития, и даже более разно-образнее.

Эти все примеры были приведены для того, чтобы показать: мало того, что есть инстинкты и автоматизмы, на которые большинство преимуще-ственно опирается в своей жизни, так мы ещё к тому же почти ничего про них не знаем. Мы так очень любим строить из себя моральных и высоко-нравственных, и у многих это, очень даже хорошо, получается имитиро-вать, что порой даже сами начинаем в это верить.
«Очень недолго мы существуем как люди, поэтому доля наших биологи-ческих начал огромна» — Савельев С.В.
Чтобы перестать обманываться, достаточно внимательно присмотреться к уже накопленному опыту людских взаимодействий. Да что уж далеко ходить: взгляните хотя бы на международную политику (театр человеческих душ) — вроде бы, политика, международный уровень, высоко цивилизованные страны — но склоки, предательства, нарушение договоров и соглашений, подковёрная воз-ня и прочие методы — похуже, чем в коммунальной квартире:
«Такое несоответствие демонстрируемых и реальных ценностей по-стоянно приводит к социальным конфликтам. Декларируя всеобщую справед-ливость и честность, коварная обезьянья кора большого мозга планирует вос-пользоваться этими заблуждениями и получить биологические преимущества и повсеместный процесс, система двойных стандартов стала общим местом во всех видах человеческих отношений. Постоянный межгосударственный об-ман, откровенное надувательство и примитивное враньё, называемое полити-кой, никого не удивляют, а доказывают вторичность и имитационность соци-альных ценностей в человеческом сообществе.» — Савельев С.В., книга «Ни-щета мозга».

Также если взять уже довольно обширный на сегодняшний момент багаж негативного социального опыта при создании различного рода эко-поселений и родовых поместий. Люди, воодушевлённые всякого рода литературными прово-кациями, окрылённые чистыми помыслами и высокими надеждами переезжают на землю и пытаются организовывать совместное общественное хозяйство. И, как правило, это заканчивается склоками, обидами, руганью со всеми последую-щими разочарованиями. Имеются даже вполне дикие примеры, когда у некоторых просыпаются обезьяньи инстинкты главного вожака и доминанта, и они потом начинают принудительно насаждать свои порядки, обряды. и чуть ли не религию. И все несогласные подавляются, принуждаются или изгоняются из племени. Усу-губляется это ещё тем, что многие так переселяются на последние финансовые средства, продав до этого всё своё имущество в городе, и тогда они там оказы-ваются в заложниках положения, принуждаемые нуждой и обстоятельствами. Но помимо них, страдают ещё и их дети, которых они сперва так пламенно зачинают в «райских кущах», — ни медицинского наблюдения, ни образования…

А так происходит ещё и потому, что ведь люди переезжают-то на природу, на свежий воздух, где больше солнца, где среда ближе к естественным условиям — где организм человека крепнет, появляется больше сил и энергии. И где также начинают просыпаются инстинкты, которых, может быть, никогда в такой силе и не были до этого знакомы их обладателю. А с некоторыми он, вероятно, встреча-ется внутри себя впервые, т.к. они до этого, полностью забитые и заглушённые городскими условиями, просто спали, ни разу не пробуждаясь доселе из-за от-сутствия необходимости в их применении.
Инстинкт хозяина, инстинкт охотника, инстинкт воина, инстинкт вожака на природе редко дремлют. Но когда этот инстинктивно-гормональный ансамбль пробуждается в человеке, предстаёт в силáх своих в психике своего носителя, то последствия могут самые разнообразные. А при условии нашего тотального не-ведения в психологии внутренних процессов, протекающих внутри личности и внутри общества, — это становится даже опасным. Женщинам в таком инстинк-тивно-эмоциональном котле приходится даже тяжелее, чем мужчинам, т.к. им тя-желее совладать со своей биологической природой, прошитой на подкорке в про-граммах поведения. Более того, в такие эко-посёлки чаще всего стекаются люди более открытые, доверчивые, восприимчивые, в чём-то наивные, — те, которые не смогли в полной мере социализироваться и смириться с городскими порядка-ми и законами. И для них такие неожиданные и суровые испытания — тяжёлое бремя, которые они не всегда умеют и знают как их разрешить.
Поначалу, мы сами довольно долгое время не совсем верили таким отзы-вам и впечатлениям, которые нам люди (знакомые и товарищи) приносили с по-лей этих эко-селений. Им же вторили сообщения на сайтах и тематических фору-мах, а потом и личное знакомство при посещении некоторых из подобных посёл-ков. Это сперва только обескураживало и приводило в недоумение, но потом натолкнуло как раз на изучение различной литературы — сначала конфликтоло-гия, потом психология общения, социология, гендерная психология и т.д.
Своеобразным толчком для этого послужил один необычный фильм, сюжет которого как раз был завязан на взаимодействии гостей из города с реальностью сельской жизни. Фильм под названием «Соломенные псы» (2011 г, режиссёр Род Лури), который незаметно прошёл без особого внимание большой аудитории. Сначала, мы подумали, что этот фильм — провокация, но потом повнимательнее присмотрелись к проблеме. Даже несмотря на излишне насыщенный и причудли-вый сюжет, кои характерны для американского кино, фильм всё же изобилует ценными эпизодами, важными для понимания разной сущности городской и сель-ской жизни, а также мировоззренческой непримиримости жителей этих стихий. Советуем вам этот фильм посмотреть.

Сюжет вкратце такой: молодая пара (молодой сценарист и его супруга) перебирается на пару месяцев в сельский городок, где выросла его жена. С пер-вых же дней жена начинает убеждаться в беспомощности и жизненной неприспо-собленности своего спутника — отпрыска мегаполиса. Который не может даже поменять сам колесо на машине, а тем более починить кровлю, для чего тот нанимает бригаду плотников, бригадиром которой является бывший его жены. Ну одним словом, это лопоушистое дитя мегаполиса наделало самые грубые ошиб-ки, которые себе только можно представить, т.к. абсолютно не знало жизни и не понимало людской природы. В итоге, самочные инстинкты его жены, отвергают её мужа, и она начинает его презирать, провоцировать на скандалы. Чувства к прежнему избраннику воспылали вновь, за физичиеской работой которого она ча-стенько восхищённо созерцала из своего окна. И пошло-поехало… Кончилось всё в самом кровавом исполнении. Ну, не будем лишнего пересказывать — сами по-смотрите.
«Борьба естественна. И как естественный элемент она встроена в от-ношения мужчины и женщины. Получается следующее. Если в женском созна-нии нет борьбы за ресурсы – то нет и мужчины. Нет того, кто ведет борьбу. Не обя¬зательно победителя – доблестный неудачник тоже сойдет. А тогда выходит, что есть только эмулятор мужчины. Типа резиновой кук¬лы для женщины. И естественно, что куклу вполне можно заменить на новую. К тому же, если мужчина не ведет борьбу, женщины мо¬гут его просто не заметить.
Может показаться, что если человек упорно работает, то это тоже борьба. Но упорный труд не рассматривается женщинами как борьба. Упорный труд – это не охота и тем более не война, это ско¬рее собирательство. А со-бирательством женщины занимаются эффективнее мужчин, поскольку они эволюционно адаптированы к собирательству.
Есть, конечно, говорящие профессии, вроде суперагента или летчика¬-испытателя. Но основная масса профессий ни о чем не говорит. Да, некото-рые женщины возбуждаются, когда наблюдают, как мужчина выполняет работу, которую они не могут сделать. Секс с сантехниками – это не та-кая уж и легенда. Но это замени¬тель, подделка, когда нет настоящей борь-бы и нет субъектов муж¬ского пола, которые ее ведут.» — Морозов. С.Б., книга «Секс и ранг».
«Женщина на войне — это добыча. Для людей злых. А злых людей на войне много, поэтому женщине на войне хуже, чем мужчине. Гораздо, честно скажу. Война не для женщин… Красивой женщине нечего делать среди грязных, озлобленных мужиков. Женщине там быть не надо. На войне женщине не ме-сто. В тылу — да, в госпитале… Не потому что она слабая. На войне жен-щине неправильно находится. А мужчине на войне правильно находится. Война — это правильное место для мужчины… Без войны мужчины превращаются в каких-то женоподобных существ, жиреют и, вообще, перестают нра-виться женщинам.» — мастер-класс телеведущего Максима Шевченко для студентов Высшей школы телевидения МГУ 21 сентября 2011 года.
Не переживайте, это мы не с призывами к войнам и междоусобицам. Мы в очередной раз хотим обратить внимание на автономность работы инстинктивных программ и особенно в женской ипостаси. А то, что мужчинам надо здесь заду-маться над этим, и держать себя в форме — это действительно так: для этого помимо войны есть достаточное количество других способов.
Очень надеемся, что нам удалось убедить вас в наличии объективно суще-ствующей геологии взаимоотношений, а также в необходимости владения знани-ями о ней, не говоря уже об использовании этих знаний в своей жизни.
Сейчас мы приведём пару примеров, убедительно доказывающих насущную потребность в знании подводных течений.
Сперва про гормоны. В отличие от мужчины, здоровье которого держится в основном на тестостероне, организм женщины — это коктейль гормонов. От гармоничного баланса этих гормонов напрямую зависит здоровье женщины. Их баланс зависит от различных циклов, от деторождения, условий внешней среды, питания и т.д. Этот баланс в каждый период меняется, т.е. он динамический. Именно поэтому в науке редко проводятся опыты с участием женских особей:
«При физиологических исследованиях в качестве лабораторных живот-ных используются почти исключительно самцы. Это связано с тем, что все показатели у самок постоянно колеблются в соответствии с их эстральным циклом.
Стадию цикла, а еще лучше — день цикла следует учитывать при про-ведении научных исследований, объектом которых является женщина. Если в медицинских изысканиях это правило соблюдается, то психологические рабо-ты выполняются без учета стадии менструального цикла. Это приводит к огромному разбросу данных, который часто маскирует влияние тех факторов, которые интересуют исследователей.» — Жуков Д.А., книга «Стой, кто ве-дёт?».
А вот, например, то к чему в итоге могут приводить нарушения в балансе женских гормонов:
В переднем гипоталамусе у человека имеется группа интерстициальных ядер (ИЯПГ). Несколько исследовательских групп сообщили, что одно из них — ИЯПГ-3 — значительно больше у мужчин, чем у женщин, а у гомосексуальных мужчин его размеры имеют промежуточное значение (Breedlove S. M., Hampson E. Sexual differentiation of the brain and behavior. In: J.B. Becker et al. (Eds.) Behav-ioral Endocrinology, A Bradford Book, The MIT Press, Cambridge, Massachusetts, London, England, 2002, 776 p.). Возможно, именно это ядро является «центром половой ориентации». Очевидно, что его образование также может быть нарушено в результате изменения содержания тестостерона в организ-ме беременной, что может приводить к формированию гомосексуально-сти.
На сексуальную ориентацию влияет пренатальный стресс, т. е. стресс, испытанный беременной женщиной. Сопоставляя даты рождения 794 гомосексуалистов ГДР, группа Гюнтера Дёрнера (Dörner G. Adv.physiol. Sсi., 15: 111-120, 1981.) обнаружила пик, приходящийся на 1944 и 1945 гг. В этот период условия жизни в Германии резко ухудшились: к голоду, бомбежкам и боям на территории страны добавилось национальное унижение, вы-званное поражением в войне. Поэтому уровень стресса, который испытыва-ли жители, был гораздо выше того, который имелся у населения в 1943 и 1946 гг.
Вывод о повышении вероятности гомосексуальности при стрессе бере-менной подтвердился при сборе анамнеза гомосексуальных мужчин. Их матери испытывали в период беременности гораздо больше материальных и психологических трудностей, а также нервных потрясений, чем матери гетеросексуальных мужчин той же возрастной и социальной группы. Ос-новной механизм действия стресса на сексуальную ориентацию связан с анта-гонизмом глюкокортикоидов и андрогенов. Повышенное содержание глюкокор-тикоидов снижает функциональную активность андрогенов, т.е. препятству-ет их взаимодействию с тканями-мишенями, несмотря на нормальное содер-жание андрогенов в организме. Поэтому в организме беременной глюкокор-тикоиды, активно вырабатываемые при стрессе, препятствуют орга-низующему влиянию эмбриональных андрогенов. Этот механизм был под-твержден в экспериментах на беременных крысах, которых не подвергали стрессу, а только вводили им глюкокортикоиды. Потомство таких живот-ных отличалось сглаженными половыми особенностями: самцы были феминизированы, а самки — маскулинизированы. Кроме того, в резуль-тате стресса ухудшается кровоснабжение плода, что ведет к недо-статку кислорода и, как следствие, к многочисленным неспецифическим дефектам развития.» — Жуков Д.А., книга «Стой, кто ведёт?».
И не пытайтесь сейчас себя утешить, что якобы войны нет и на дворе не вторая мировая. Всё прозаичнее. Не забывайте, про главный стрессогенный фактор современного мира. Да-да, мы про мегаполис. Не забывайте про то какую нагрузку испытывает люди в мегаполисах — бешеный ритм, бесконечные толпы людей, автомобильные пробки, шум и т.д., которые рождают перманент-ный стресс и депрессии. Всё это раскачивает гормоны: увеличивает количество кортизола, тестостерона и других стрессорных гормонов в организме женщины (полезно об этом посмотреть фильм «Угрозы современного мира. Жизнь в мега-полисе» — https://youtu.be/7lSzt_OToLA).
Но среди женщин есть ещё и те, кто ко всему прочему посвящает себя биз-несу в мегаполисе, от которого напряжение и стресс возрастают многократно:
«Но большая часть современных женских карьер – это стимулируемые феминизмом невротические попытки женщины доказать себе и окружа-ющим, что она не хуже мужчин. Феминизм превращает женщину из соратни-ка мужчины в его противника, конкурента. Вместо максимально продуктивной синергии полов возникает разрушительное противостояние. Но даже в этом случае мотивации женщины сводятся к мужчине – только со знаком «минус». Если не понравиться мужчине, то побороть его.
Карьеристки вам в этом никогда не признаются, но они рыдают в подушку, вспоминая соседку с любимым мужем и коляской. Инстинкт не поддаётся на уговоры, он плевал на любые феминистические доводы.» — Бирюков А.Н., книга «Ненастоящий мужчина».
«Увеличение времени первого рождения. Женщина достигает идеального состояния для воспроизводства в 20 лет. После чего это ее состояние начи-нает необратимо деградировать. Это связано с тем, что весь свой биологи-ческий материал женщина носит в себе изначально, и любой внешний фактор – болезнь, отравление продуктами или окружающей средой нано-сит этому материалу вред.» — Морозов. С.Б., книга «Секс и ранг».

И что бы женщина ни делала, какими бы себя бизнес-мотивациями не накачивала, материнский инстинкт рано или поздно проломит череп изнутри биз-нес-вумен любой масти и вылезет наружу, скрутит её так, что мало не покажется. Женщина-бизнесмен — это больше компенсаторный механизм, психологический приём ухода от внутренних проблем.
Смещение гормонального фона также неизбежно происходит и у матерей одиночек, которые вынуждены в отсутствии мужской половины брать на себя мужские функции и обязанности при воспитании ребёнка и решении житейских проблем. Создающиеся при этом негативное воздействие на женский организм и потенциальная опасность для будущего плода те же; о них было упомянуто вы-ше.
По мужскому гормональному балансу мегаполисный образ жизни бьёт не меньше, и в первую очередь по гормональному оплоту мужского здоровья — те-стостерону. Многие удивятся, узнав, что тестостерон очень хрупкий гормон. Он легко разрушается даже от монотонного шума или тепла. Для более системного ознакомления с особенностями тестостерона мы советуем посмотреть лекцию о мужском здоровье Ольги Бутаковой — https://youtu.be/63h6bsgOLu0
Ниже приведём небольшой конспект некоторых выводов из этой видеолек-ции:
«Единственное, чем отличается мужчина от женщины, — это уро-вень полового гормона, который называется тестостерон. Мужской по-ловой гормон (тестостерон) отличается от женского полового гормона (эст-роген) одним атомом водорода (по химической формуле). Мужчина вырабаты-вает каждую минуту 11 млрд. молекул тестостерона. При добавлении всего лишь одного атома водорода тестостерон переходит в женский половой гор-мон — эстроген.
И мужчина, если таких превращений много, начинает переставать быть мужчиной. Сначала это идёт на психологическом уровне, потом на эмоцио-нальном, потом на интеллектуальном, а потом это спускается на глубокий физический уровень. Чтобы молекула тестостерона подцепила дополнитель-ный атом водорода (водород — это свободный радикал), для этого должны сложиться определённые неблагоприятные условия.
Функции тестостерона в организме мужчины: 1). Стрессоустойчивость; 2). Анатомические признаки, вторичные половые признаки; 3). Определяет мышечную массу; 4). Определяет устойчивость мужчины к нагрузкам физиче-ским и психическим; 5). Определяет силу мужчины (энергетическую); 6). Устой-чивость и силу как способность ко всем видам работ; 7). Выносливость — спо-собность длительно выполнять нагрузку; 8). Определяет агрессию, от уме-ренной до сильной. Один из биологических признаков мужчины — это агрессив-ность, и это нормально. Агрессивность в защите своего жилья, агрессивность в защите своей женщины, своих детей, своей территории; 9). Тренирован-ность; 10). Отсутствие слезливости; 11). Сексуальную активность; 12). Здо-ровые амбиции.
Гормон у мальчиков начинает вырабатываться в 12 лет, и к 18 годам делает из мальчика мужчину. И от того насколько много будет количество тестостерона, настолько эти качества будут развиты в мужском организме.
Если мальчик 2 или 3 года проходил в памперсах — 50% что он будет бесплодным. Поэтому лень мамина стирать детские подгузники и желание со-хранить диваны в первозданном виде, приводит к тому, что мы уничтожаем маленьких, только что родившихся ещё мужчин, и лишаем их, практически, бу-дущего. Потому что температура в памперсе 43-45°C — это температура горячей воды (термо-баня). И повезёт только тем мамам, которые, так ска-зать, халатно относятся к своим обязанностям — не одевают памперсы. Это очень серьёзно. Если девочке памперсы не так вредят, то для мальчиков это просто колоссальный вред наносят. Это крайне опасно. И если вы после того, как получили эту информацию, будете продолжать покупать памперсы и не скажете об этом своим дочкам, то вы просто рискуете не получить того, чего надо для потомства.
Причины, снижающие уровень тестостерона в организме мужчины: 1). Психологическая; 2). Еда; 3). Напитки; 4). Агрессия бактерий, вирусов, грибов, паразитов и простейших; 5). Медицина; 6). Наследственность; 7). Травмы; 8). Отсутствие движения; 9). Вредные привычки; 10). Природные факторы; 11). Экология; 12). Время.
Например, если мужчина сидит и работает с ноутбуком на коленях, то он в два раза снижает уровень тестостерона у себя в организме. Никогда, ни при каких условиях мужчина не должен держать ноутбук на коленях!
1). Стресс у мужчины может быть вызван абсолютно различными веща-ми. Проблемы. Например, финансовая проблема в жизни мужчины колос-сально снижает уровень тестостерона, причём ежесекундно. Самый про-стой пример: мужчина взял кредит. Казалось бы, вообще ничего особенного. Вот это постоянное напряжение у мужчины по поводу кредита будет по-стоянно каждый день, если он взял кредит на 15 лет, то в режиме 15 лет у него будет низкий, пониженный уровень тестостерона. То есть это идёт всё совершенно на биологическом уровне. Причём, это доказано: исследо-вались группы мужчин, у которых есть кредиты, и исследовались группы муж-чин, у которых нет кредитов. Казалось бы, что такое кредит? — да вооб-ще, ерунда. На самом деле, это мощный психологический фактор, кото-рый заставляет мужчину постоянно держаться в напряжении. В напря-жении тестостерон не вырабатывается; до тех, пор пока не наступит расслабление.
«Позорное» брюшко у мужчины означает, что у него имеются проблемы с гормональным фоном.
Основная масса тестостерона вырабатывается в основном ночью. Вос-станавливается основная масса ночью; может идти дневная довыработка. Максимальная выработка идёт при абсолютной тишине. Если существует хоть один раздражающий фактор, и мужчина его слышит (это автомо-били, это лифт работающий, это дети за стеной, то тестостерон практически перестаёт вырабатываться, т.е. только в полной тишине. Тестостерон вырабатывается в полной темноте, в абсолютной тем-ноте. Если человек спит при свете, и он попадает в глаза, то основной уровень выработки тестостерона значительно падает. Поэтому полная тишина, полное расслабление, полная темнота. Если у вас квартира идёт на ту стороны, где Садовое кольцо к примеру, то нужны двойные стеклопакеты, потому что «угробите» человека, почём зря. Тестостерон у мужчины выраба-тывается всю ночь, поэтому утром мужчина просыпается с максимальным уровнем тестостерона. Тестостерон вырабатывается только в глубокую фа-зу сна...»

И так далее… Остальное сами потом посмотрите. Там вы также узнаете, что одна чашка кофе почти полностью обнуляет весь существующий объём те-стостерона в крови мужчины, о негативном влиянии на тестостерон сладкого, спиртного, беспорядочных половых связей, сидячего режима работы, лишнего веса, излишнего тепла и уюта.
По иронии судьбы, именно всем этим полон мегаполис. Именно этим он так привлекает людей. В итоге, мужчины изнеживаются, теряют форму и каче-ство, затем перестают нравиться женщинам, инстинкты которых не распознают их как мужчин, далее конфликты, ссоры, иногда и распад семей. Кстати, в той лек-ции также объясняется, что крик женщины на мужчину моментально и резко сни-жает уровень тестостерона в мужском организме, поэтому с этим надо быть вни-мательным. Получается замкнутый круг.
А миф о безобидности кредита для семьи, для мужчины в этой лекции раз-венчан более чем достаточно. Если выразиться ещё более прямо:
«— Ипотека в двадцать пять процентов годовых! Это настоящее анальное рабство.
— Фил, у нас в Украине ипотека уже пятнадцать процентов.
— Это всё равно что сказать «теперь меня долбят в **д ч**ном не 25, а 15 сантиметров!» — Филипп Богачёв, книга «Успех или позитивный образ мыш-ления.
И так можно ещё долго выяснять: кто прав, а кто виноват. Эта глава и так слишком разрослась с изначально запланированных 5 страниц.
Сейчас совершенно очевидно и ясно одно — сколько бы ни длилась эта междоусобная война полов, победителей в ней не будет.
Одинаково и женщины, и мужчины могут сколько угодно зачитываться кни-гами по стервологии, мужскому движению, изливать гнев, обиды и желчь друг на друга, ругаться, спорить, тихо ненавидеть — ситуация от этого будет только ухудшаться.
В то время, пока большинство людей ослеплены азартом межполовой вой-ны, внешние условия всё туже затягивают удавку на каждом из нас.
Мегаполис. Почему у нас так много претензий и нареканий к нему? Это ко-лоссальный социальный модулятор, раскачивающий людское здоровье, эмоции, амбиции. Эмоциональные качели энергетически подпитывают мегаполис. Эти ко-лебания помогают делать бизнес, соблазнять на бесконечные покупки и развле-чения, выжимая из людей ресурсы. Как поддерживается тонус мегаполиса? — реклама + спекуляция + удовольствия + лень… Реклама провоцирует, спекуля-ция подкупает, удовольствия и лень (так приятные лимбической структуре мозга) соблазняют. Мегаполис совершенная машина по утилизации людского ресурса. Если бы кого-нибудь заставили изобрести идеальный инструмент сладкой смер-ти, то это был бы мегаполис.
Мегаполис: единственным обоснованием его неприкасаемости явля-ется экономическое обоснование (смотрите главу 1 про экономический ланд-шафт). Все уже в обществе давно знают про губительную удавку ссудного про-цента (и в правительстве, и в обществе, и даже уже дети знают про это), но Цен-тральный Банк по-прежнему ведёт себя невозмутимо, словно ничего не происхо-дит, и продолжает дальше упорствовать. Уже даже уровень инфляции ниже став-ки ЦБ в несколько раз, отчего и доводов в ЦБ уже привести никаких не могут, но ставку упорно не снижают. Хотя достаточно её выкрутить вниз, как регулятор громкости, на уровень ниже (ниже, чем себестоимость производства), то мегапо-лисы рассосутся сами, и население более равномерно распределится по терри-тории. Но ЦБ всё равно делает вид, что ничего не слышит и не замечает вокруг:
«Средняя рентабельность в обрабатывающей промышленности 5%. Процентные ставки в России мы видим, что носят абсолютно маргиналь-ный характер. Нигде в мире экономика не работает по таким процентным ставкам, то есть политика, которую проводят наши экономические власти, носит явно экзотический характер. Она противоречит всему сегодняшнему международному опыту.
У нас же созданы условия для обогащения спекулянтов. А чьи же это рога торчат в этой самой экономической политике? Я не согласен, что это рога номенклатуры. Кто у нас бенефициары этой политики? Финансовые спе-кулянты, которые манипулируют курсом рубля.
Зачем вкладывать в реальный сектор, если на манипулировании курсом можно получать фантастический процент? Поэтому и банки так ведут себя: берут государственные кредиты, которые создаёт цен-тральный банк и уходят на валютный рынок.» — из выступления Глазьева С.Ю. на МЭФ, 30 марта 2017 г. — https://youtu.be/btQhfMhaF5o
И обращаясь к хозяевам той либеральной куклы в ЦБ, хотим сказать: пере-ходите к действию — снижайте ставку. Поверьте, «госдеп вам не поможет». И прекратите, наконец, вашу агитационную мантру про свои «10 спаситель-ных агломераций для экономики России», существующие мегаполисы уже и так достаточно себя скомпрометировали.
После окончания второй мировой войны началась война тонкая, с совер-шенно новыми методами и средствами. Кураторы Черчилля прекрасно знают, что у каждого из нас есть инстинкт в шкафу. Но, к сожалению, не каждый из нас знает про его содержимое, а некоторые даже не признают у себя его наличие.
Но независимо от знания или признания этих процессов, они существуют. Существуют точно также, как существуют все скрытые процессы в геологии. И есть технологи, успешно владеющие искусством раззадоривания инстинк-тов толпы через возбуждение окончаний подчинённых инстинктам отрост-ков. Пока мы так увлечённо боремся между собой, выясняя «кто тут главный до-минант в песочнице?», они в это время, зная о нашей самозабвенной погружён-ности в процесс, определяют в своих интересах судьбоносные для нас вещи.
Хоть это уже и стало признаком дурного вкуса, но здесь будет самое место привести цитату из некоего «плана Аллена Далласа», который в данном контек-сте очень уместен:
«Окончится война, все как-то утрясется, устроится. И мы бросим все, что имеем, - все золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачи-вание людей... Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить.
Литература, театры, кино - все будет изображать и прославлять са-мые низменные человеческие чувства... Мы будем всячески поддерживать и подымать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалб-ливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, преда-тельства, - словом всякой безнравственности... В управлении государ-ством мы создадим хаос и неразбериху. Мы будем незаметно, но активно и по-стоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципно-сти. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель...
Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нуж-ны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчи-вость, предательство...
Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы духовной нравственности. Мы будем расшатывать таким образом поколе-ние за поколением. Будем браться за людей с детских, юношеских лет, главную ставку будем делать на молодежь, станем разлагать, развра-щать, растлевать её».
И как бы не хотелось в это верить, но вот то, что мы имеем сейчас через 30 лет после перестройки:
«Один из режиссёров, достаточно известных, окончивший ВГИК, поста-вивший очень много фильмов, которые имели даже кассовый успех, говорил с экрана: «Ну что такое кино? Ну как оно может влиять на человека? Кино — это же тени. Как тени могут влиять на человека?». Это глубочайшее заблуждение моих коллег, режиссёров, которые прожили жизнь и не понимали, как их фильмы влияли на формирование поколений.
Я же не согласен с мнением наших главных чиновников от культуры и теми удачливыми кинопродюсерами и режиссёрами, которые встроились в этот, американизированный кино-поток. И я лично констатирую катастрофу Российского кинематографа, прежде всего духовную катастрофу, предатель-ство коллегами моими, почти поголовного предательства, потому что иные не допускаются в наш кинопрокат, кинорежиссёры, которые иначе думают, чем те, кто владеет сейчас умами и кинопрокатом, – они предали кино как искус-ство.
И поэтому они формируют действительность. Вот эти люди. Если проанализировать то, что сделали с душою человека, с поколениями за эти там 30 перестроечных лет, то мы увидим, конкретно, что вот та-кие-то фильмы, как «Бригада», как «Бумер», как ещё можно назвать де-сятки фильмов – они формировали поколение деградации, так сказать деградирующих людей.
Они говорили с экрана: «Живи вот так. Бери биту и иди бей, грабь, уби-вай и при этом имей благообразный вид». Так сказать, киногерой имел вид бла-гообразный, а творил чудовищные дела. А ведь это видели миллионы людей. И вот, что мы имеем теперь, при такой государственной, культурной политике.
Но вот эта прежняя анти-культурная политика, она привела к деграда-ции нации и к исполнению того, что от нас ожидал Запад. Который открыто говорил по радио «Свобода», в начале Перестройки, я часто цитирую эту фра-зу, она мне запомнилась. А фраза такая, по радио «Свобода» на русском, та-ком, языке они говорили: «Цель перестройки в том, чтобы приблизить русских к западным стандартам. В том, чтобы произошла мутация рус-ского духа. Нужно русских выбить из традиции». Они откровенно это де-кларировали.
И так сформировали поколение. Внедрили в общество то, что нор-мальны все пороки: да делай всё, что хочешь, ты свободен; права челове-ка – будь «голубым», «розовым» каким хочешь. Толерантными должны быть, терпимы ко греху, к алкоголизации общества, к гомосексуализму, к пе-дофилии – ко всему. «Это люди, они имеют права».
Это преступление моих коллег, в частности, режиссёров, которые по-шли этим путём. И они будут за это отвечать там. Да, сейчас у них успех, их фильмы прокатываются по кинотеатрам. Блокбастеры, так сказать. Мне один чиновник культуры говорил: «Сделайте блокбастер о Сергии Радонеж-ском». Это те, от кого зависит – давать деньги или нет. А я говорю: «Вы зна-ете, что такое блокбастер? Я вам объясню, что такое блокбастер. Блокба-стер – это сленг лётчиков-англичан из Второй мировой войны, которые про-звали так бомбу особой разрушающей силы, которая разносит целые кварта-лы. «Блок» – квартал, «бастер» – разрушить. Вы хотите такой фильм о Сер-гии Радонежском?»
Ответственность художника, она утрачена абсолютно. Все броси-лись делать деньги, не понимая, что им придётся отвечать за это. Они про-водят через свои фильмы (блокбастеры) порочные мысли для общества. Ко-торые открывают пути тех, кто глядит их фильмы – в разврат, в патоло-гию, в грязь. В приверженности к алкоголю, курению. Это всё грехи наши, с чем надо бороться.
Мы сами формируем действительность. А потом мы говорим: «Ну как же, ведь это же всё есть в жизни…». А кто это сделал? Это ты сде-лал, ты – режиссёр. Ты снял фильм там, такой-то фильм в упоении крикнул: «Ассу – в массу, деньги – в кассу!», думая, что к тебе потекут все деньги. Ты открыл эти клапаны, эти шлюзы. А потом прошли годы, двадцатилетия, ты схватился за голову и увидел поколение новое на своих детях, кого ты взрас-тил. И начал делать фильмы уже иные.
Ох, какие у нас дети! А кто их делал такими? Мы же пример для тех, кто идёт за нами. Для наших детей. Мы об этом думаем? Отцы думают об этом, поднимая рюмку водки на праздник в доме, а рядом дети. Отец поднимает рюмку водки (отравы, яда), выпивает её. Сын глядит, пока ему нельзя, но вы-растет – и будет такой, как папа. А потом папа говорит: «Ой, какой у меня сын, что он у меня пьющий такой?» А ты что делал, папаша?

Фото: Каширин Е.Н. (1949-2007)
Или мамаша, курит при дочке. Девочка вырастет – тоже закурит, мама же для неё образец. Как для мальчика папа. Папа и мама – модель для сына и дочери. Они по тебе формируют себя, свою личность. Вот как ты относишься к водке, так и они будут относиться. Позволяешь этот яд, значит и они тоже будут это делать. «Мама, ты куришь? И мы закурим. И я закурю».

Один мой друг, известный режиссёр, узнав, что я бросил пить, говорит: «Ты че больной что ли? Так хорошо посидеть, засадить, потрендеть». А что потом? А потом блуд, а потом убийства. А потом кино такое, какое вы дела-ете.» — Бурляев Н.П. – советский, российский артист театра и кино, киноре-жиссёр. — https://общее-дело.рф/32168/
И как бы не было велико очарование беззаботности от жизни в мегаполиса, не забывайте про судьбу той подопытной крыски из эксперимента, которой внед-рили электрод в центр удовольствий её мозга — та крыса в итоге умерла от нервного истощения, так и не справившись с соблазном от удовольствий, про-должая без конца нажимать на кнопку, генерирующую разряд в электроде.

Женщина существо безмерное. Задача мужчины ввести женщину в стабильное состояние, обеспечить ей защиту от эмоций. Женщина может позволить себе ровно столько, сколько позволит ей её мужчина. Мужчина может ограничить женщину ровно настолько, насколько он мужчина:
«Как тебе, надеюсь, уже известно, женщина по своей природе существо безмерное. Ей всегда будет мало. Мало шмоток, мало денег, мало внимания. И если ты мужчина, то она будет требовать с тебя все это, а вдобавок еще и что-нибудь сверх того. С этим ничего не поделаешь, даже и не пытайся. В принципе такая их жадность – это оборотная сторона заложенного в них при-родой позитивного качества, заключающегося в том, что женщинам положено провоцировать нас на все большие достижения, которые, теоретически, в итоге конвертируются в материальные либо духовные ценности. Ценности тут выступают как продукт побочный, главное же – движение, на которое женщина так или иначе толкает мужчину.
Однако женщина может хотеть хоть весь мир, а вот что она ре-ально получит, зависит от тебя. Выше головы не прыгнешь. Разумное ре-гулирование еще никому не вредило.
…Мне кажется, женская ненасытность вообще одна из причин, по которой погибнет цивилизация. В конечном счете планету уничтожат не военные действия или террористы, а истощение ресурсов. На девочек (и на войну) сегодня работает большая часть мировой индустрии, на них (и на войну) замкнута почти вся мировая экономика. Если говорить образно, то ми-ровые запасы нефти, воды, энергии, полезных ископаемых иссякают быстрее исключительно потому, что каждой девочке хочется к новым туфелькам подо-брать новую сумочку. Так что здравствуй, новая сумочка… а также загрязне-ние атмосферы, увеличение энтропии, уничтожение животного мира и природ-ных ресурсов в целом.
Консьюмеризм – это чисто женское занятие, а поскольку капиталисти-ческая индустрия сумела заинтересовать им также и мужчин, то процесс ускорился.
Впрочем, попытаться исправить ситуацию можно. Для этого необхо-димо личное участие: отказ от гонки за модой, разумное самоограниче-ние своих потребностей… и, черт возьми, потребностей твоей девочки тоже. Даже самая хорошая женщина по своей натуре – проглот и готова со-жрать все, до чего сможет дотянуться. Это тоже заложено в женской приро-де, и потому вовсе не повод нервничать. Но иметь в виду это стоит, и если девочка аж подпрыгивает перед тобой, умоляя купить ей десятую шляпку или двенадцатые сапожки, попытайся объяснить ей, что это перебор.» — Подчи-нись» — Вис Виталис, книга «Женщина. Подчинись или властвуй».
Кто управляет женщиной, тот управляет всем народом, в том числе и мужчинами.

Те доминанты из Хромой лошади прозевали угрозу, и своих женщин в итоге не уберегли. А должны были сразу просечь, а также заранее выявить тенденцию — быть начеку, а также мониторить социальные процессы и явления. Потому что после, когда что-то уже случается, женщина не упрекнёт, вы их просто потеряете, а вместе с ними и своё потомство. А женщины, они не должны, и более того, не приспособлены это выявлять, — это не их забота. Отвечать за ошибки всё равно только мужчинам.
Женщина — это ваш единственный ковчег в будущее, в которое мы все попадаем посредством своих детей. Других альтернативных способов в этом мире просто не существует.
Берегите своих женщин! И в первую очередь, берегите их от их же собственных эмоций и инстинктов.
* * *
В заключение этой главы помещаем одну историю, полезную для понима-ния природы конфликта между инстинктами и социальными установками:
«История об одной женщине бальзаковского возраста, пережившей пару разводов и с тех пор живущей в одиночестве. Дама она волевая и самостоя-тельная, сама детей воспитала, сама квартиру купила, сама для себя всё делала. Потому, как и мужчины ненадёжные, и вообще. И однажды подруга под-кинула ей проблему. Подарила абонемент на 10 индивидуальных уроков латин-ских танцев. Просто так, для развлечения. А наша героиня – не робкого десят-ка – она никогда не сдавалась, всего сама добивалась, всему научилась. И язык в 35 лет выучила, и с парашютом в 42 спрыгнула, и миллион заработала. По-думаешь – танцы какие-то!
Чтобы было чего подруге рассказать, она-таки пошла на занятия. И по-сле первого была в диком ужасе. Потому что все её жизненные навыки отобра-зились как в зеркале. Она не могла довериться тренеру, чтобы он вёл та-нец. Она вообще не могла, чтобы вёл кто-то другой. Все его попытки держать её – вызывали только ужас. Никаких танцев не вышло – была насто-ящая борьба за лидерство. И тренер в конце занятия предложил ей вернуть деньги. Сказав, что у неё ничего не получится здесь. Либо нужно меняться, либо нет смысла пытаться танцевать. Как вы уже поняли, дама у нас была упрямая. От возврата она отказалась, твердо намереваясь покорить эти ду-рацкие танцы. И научиться тому, чему она научиться не сможет. Следующие три урока были похожи на самый первый. А последующие оказались ещё хуже. При мыслях о занятиях ей становилось дурно и тяжело. На занятии она чув-ствовала себя полным ничтожеством, но всё равно пыталась руководить про-цессом…
«Почему же вы так боитесь мне довериться?» — спросил однажды от-чаявшийся тренер. «Потому что с самого рождения я не видела ничего хоро-шего от вас, мужиков!» — в сердцах крикнула дама. И разрыдалась.
Это был переломный момент. Который позволил ей много понять и осмыслить. Например, то, что она оказалась совсем не подарком. Вспомнились все слова её бывших, о том, что она сама и задавила. Вспомнились ситуации из супружеской жизни, где она сама разрушала отношения своим недоверием и страстью к контролю. Вспомнились и детские травмы, и обиды. Все это накатило, как снежный ком…
А потом словно что-то щелкнуло. Внутри. И появился лучик надежды. Она решила довериться. Но только один раз. И только тренеру по тан-цам. И только в этом танце. Это были лучшие три минуты в её жизни. Его крепкие руки держали её, но не душили. Они давали ей опору и уверен-ность, защиту и комфорт. И можно было ни о чем не думать. Эти руки сами вели её куда-то за собой. Его каркас был очень твёрдым и несгибае-мым. После пары попыток выскользнуть или продавить…. Она расслабилась. Совсем. И поняла, как это здорово — «меня держат. И достаточно жёстко. Но внутри этого пространства я могу двигаться. Как я хочу. И мне это даётся легче, а движения становятся грациознее. Главное – быть «в струе», «в потоке»». Она могла просто расслабиться и танцевать. От ду-ши…

Тренер не верил своим глазам. А дама словно нащупала что-то очень важное. Она стала заниматься танцами три раза в неделю. С разными трене-рами. Разным техникам. И училась она в первую очередь – доверию к муж-чинам. Училась расслабляться в их руках и позволять им вести. Полу-чать от них поддержку. И заполнять пространство, которое создавал муж-чина в танце, — женским творчеством. Прошло полгода. Она не стала чемпи-оном по бальным танцам. Не выучила всех движений и па. Но в её жизни по-явился мужчина. Совсем другой. Такой, в руках которого можно рассла-биться. И быть просто женщиной. Получать защиту и опору – и тво-рить.» — на основе статьи из блога Ольги Валяевой. https://valyaeva.ru/kak-nauchitsya-slushatsya-muzhchinu-prostaya-praktika/ Подробнее: https://youtu.be/v1dMhy-CIWY
* * *
Дом плода — это утроба матери. Биосфера — это утроба человече-ства.
Семья — это ковчег для мужчины, женщины и их детей. Но не стоит забы-вать, что всё это множество ковчегов плавает в огромном бассейне гигантского лайнера под названием Родина, Россия, родная страна, государство. Обводы корпуса этого лайнера (палубы, отсеки) образуют социальный ландшафт, о кото-ром мы поговорим в следующей главе.
Здесь только отметим, что этот лайнер плавает в океане биосферы, и он там не единственный. И оттого насколько мы, и обитатели остальных лайнеров, бережно относимся к биосфере, настолько утроба человечества пригодна для жизни.

Матрица ландшафта. Основная часть
Глава 13. Социальный ландшафт

 

Политика и преступность — это одно и то же.
Из к/ф «Крёстный отец 3»

 

У нас всё, как в других компаниях:
есть свой совет директоров;
у нас очень древние правила.
Глава банка Ватикана (к/ф «Крёстный отец 3»)

 

Если у народа не осталось хлеба, тогда пусть едят пирожные!
Авторство приписывают Марии Антуанетте

 

Мы б все, конечно, были бы так добры,
да обстоятельства, увы, не таковы!
Бертольд Брехт

 


Ну вот, наконец-таки, мы добрались до самой важной главы. Глава «Соци-альный ландшафт» будет кульминационной для двух предыдущих глав. Матери-ала, приведённого до этого в предыдущих главах при рассмотрении других ландшафтов, уже достаточно, чтобы произвести сборку Матрицы ландшафта, собрать её в единый конструкт.
Основная сложность этой книги в том, что мы вызвались показать 3D-объёмный объект при помощи 2D-плоского инструмента — с помощью текста. Голограмму тяжело передать с помощью текста. Также сложность состоит в том, что особенность нашего восприятия — это однопоточность, или как бы сказали компьютерщики, — процессорная одноядерность. Эта однопоточность не позво-ляет вести одновременно несколько мыслительных потоков, сюжетных линий. Из-за этого повествование приходится выстраивать в одну линию, в единую после-довательную текстовую ленту. При текстовом изложении такой многомерной те-мы невозможно отказаться от отступлений на примеры, цитаты иллюстрации из жизни, но в тоже самое время есть опасность разрушить этими отступлениями связность сюжета. Это сравнимо с тонкой балансировкой на узкой тропе, вися-щей над глубокой пропастью.
Начнём мы эту главу с того, что сразу дадим визуальный образ описывае-мого явления для его лучшего понимания при дальнейшем повествовании. Соци-альный ландшафт — это особый блок в Матрице. Если все другие компоненты Матрица ландшафта — это множество слоёв, взаимопроникающих друг в друга, взаимосвязанных и взаимовложенных, то социальный ландшафт — это правила игры в этой Матрице ландшафта. Правила игры эти многомерны, многофактор-ны и зависят от контекста, от объекта, и даже от субъекта, играющего на общем поле.
Социальный ландшафт можно представить в виде куба, стенками ко-торого являются шахматные поля, обращённые чёрно-белыми клетками внутрь куба. Каждая стенка шахматного куба состоит не из одного, а сразу из нескольких шахматных полей: у основания куба шахматных ячеек больше, и они мельче раз-мером, а ближе к вершине стены количество ячеек заметно сокращается и их размер гораздо крупнее. Каждая клетка — это какое-то социальное правило, или обременение, или условие, которые усложняют жизнь, оказавшейся на ней фигу-ре. Чем больше ячеек на социальном ярусе куба, тем более сложная и зависимая от условий жизнь фигуры. И правила движения фигур определяется не правила-ми какой-либо одной стенки куба. Правила определяются на конкретной точке во внутреннем пространстве, где соединяются условия, диктуемые одновременно полями со всех граней куба, в координатную систему которых попадает данная точка.

Если более просто: правило в каждой точке, определяются совокупным условием со всех полей шести сторон куба, а также перекрытий ярусов (про них будет в следующих абзацах).
Но и это ещё не всё. Само пространство куба не пустое. Оно в свою оче-редь также заполнено несколькими горизонтальными шахматными полями, по-добно противням в духовке. И эти поля сверх того также задают дополнительные условия игры для каждой точки внутреннего пространства, образуя своего рода иерархическую многоуровневую социальную систему.

Между этими дополнительными полями-противнями существуют верти-кальные связи в виде лестниц и шахт-колодцев. Лестницы позволяют подняться на верхние слои, а в колодцы низвергаются неугодные для верхних слоёв и про-винившиеся. Самый глубокий колодец спускается, пронзая все уровни, с самого верхнего поля-противня до самого дна. Остальные менее глубокие колодцы ве-дут, соединяя по-разному все уровни-противней между собой. Есть колодец, ве-дущий с верхнего только на следующий нижележащий уровень, какие-то ведут со средних этажей на самый нижний, какие-то со среднего на более нижний этаж и так далее.
С лестницами обстоит всё по-другому: лестницы соединяют этажи толь-ко строго последовательного — с первого можно попасть только на второй, с вто-рого только на третий и т.д., но нет лестницы, ведущий сразу с 3-го на 5-ый или с 3-го на 7-ой этаж. Но отдельно есть ещё лифтовые шахты для экстренных и осо-бых случаев, по которым можно подняться с самого первого на самый верхний уровень, или минуя сразу несколько этажей. Но доступ к этим лифтам чаще всего возможен только по особым пропускам.
Вот, что открывается взору представителям нижнего, среднего и высшего уровней соответственно:



Как уже многие читатели догадались, такие кубы правил социальной игры есть у каждого государства. И архитектура кубов у разных государств тоже раз-ная. Более того, устройство куба отдельно взятого государства непостоянна, она со временем перестраивается, претерпевает изменения: в какие-то периоды больше, в какие-то меньше. У государств, входящих в одну цивилизационную группу, кубы схожи по своей архитектуре, не считая мелких деталей.
Именно эти кубы социальных правил в первую очередь становятся мише-нью в борьбе за овладением чужим государством. Кубы, иммунитет которых слаб, разрушаются под натиском внешнего агрессора, а вместе с ним поражается и государство:
«После развала Советского Союза 25 миллионов русских людей в од-ну ночь оказались за границей. И это реально крупнейшая, одна из крупней-ших катастроф XX века. Поскольку люди жили в одной стране, у них были род-ственные связи, работа, квартира, они были все в равных правах. В одну секун-ду они все оказались за границей.» — цитата из книги «Интервью с Владимиром Путиным», автор Оливер Стоун, 2017 г.
Вот. Это если красочно и вкратце. Так выглядит социальный ландшафт — правила общественной игры.
Обобщим теперь снова: Матрица ландшафта — это совокупный кон-структ, состоящий из множества ландшафтов. Все ландшафты генерируются при контакте географического ландшафта и человека; вернее, при контакте географии и алгоритма, который несёт в себе человек. То есть все ландшафты (включая и социальный), кроме географического, являются виртуальными, а значит — созданы и порождены человеком. Социальный ландшафт, который тоже явля-ется частью совокупной Матрицы, — это электрические токи, протекающие внут-ри этого матричного процессора; эти токи определяют производственную дея-тельность Матрицы и правила игры в ней.
Ну, как-то так. И заметим ещё раз: сама Матрица ландшафта — это всего лишь образ, с помощью который мы в свою очередь в этой книге пытаем-ся донести понимание многомерности реальных процессов. Этот образ — ин-струмент, который в соответствии с особенностями эргономики восприятия людей, позволяет донести образ, передать главное мета-сообщение этой книги. Сама жизнь намного богаче и разнообразнее и не умещается ни в какие сравнительные шаблоны.
Как в своё время Ленин В.И. часто любил приводить в пример старую немецкую пословицу: «всякое сравнение хромает». И действительно, никакие аналогии или сравнения не избавлены от изъянов при соотнесении их с реально-стью. Тем более, слова никогда не способны полноценно передать многообразие жизни, а способны лишь приблизить к её пониманию: думать в итоге всё равно необходимо своей головой в соответствии с целесообразностью, адекват-ностью к контексту и обстоятельствами.
Замечательно. Образ этого куба здесь уместен — он облегчит дальнейшее повествование, т.е. магистраль главы, костяк уже намечены, так сказать — шам-пур дальнейшего повествования нащупан.
Правила, задаваемые социальным ландшафтом, на порядки сложнее пра-вил шахматных. В обычных шахматах фигуры всегда однозначно идентифициро-ваны: конь — это конь, слон — это слон, ферзь — это ферзь, пешка — это пешка и т.д. Также строго определены правила их поведения — пространственная мат-рица ходов в плоскости поля. И это одинаково чётко закреплено на всех шахмат-ных полях и однозначно на всём протяжении игры. Если в шахматах роль фигур, их возможности неизменны и предсказуемы на всём протяжении игры, то в соци-альном ландшафте всё совсем наоборот. Конь, претворявшийся пешкой почти всю партию, в момент развязки может кардинально изменить исход игры. Может выясниться, что ладья белых фигур, всю партию работала на интересы фигур чёрных, будучи заранее завербованным агентом. Королева при неминуемости поражения может неожиданно сыграть в связке с офицером (и даже — с офице-ром противоположных фигур) против своего короля, предварительно достигнув договорённости с противоборствующей стороной о последующем удержании вла-сти за собой. Все офицеры, кони и ладьи одной масти вместе могут поднять во-енный переворот. А самое интересное — пешки: они могут объединяться, и в об-ретённой синергии воспользоваться потенциалом и смести царствующую особу, а затем в последующем переписать правила игры. Такое переписывание правил (переформатирование социального ландшафта) уже происходило в истории не единожды: те, кто считались преступниками в рамках одного социального ланд-шафта, после его сноса и утверждения нового, заслуженно становились героями-освободителями — например, Ф.Э. Дзержинский и другие его соратники:
«В феврале 1900 г. На собрании меня уже арестовали и держали сперва в X павильоне Варшавской цитадели, затем в Седлецкой тюрьме… В 1902 г. выслали на пять лет в Восточную Сибирь. По дороге в Вилюйск летом то-го же года бежал на лодке из Верхоленска вместе с эсером Сладкопевцовым… В июле 1905 г. арестовывают на собрании за городом, освобождает октябрь-ская амнистия… В конце 1906 г. арестовывают в Варшаве и в июне 1907 г. освобождают под залог. Затем снова арестовывают в апреле 1908 г., судят по старому и новому делу два раза, оба раза дают поселение, и в конце 1909 г. высылают в Сибирь — в Тасеево. Пробыв там семь дней, бегу и через Вар-шаву еду за границу. В 1912 г. переезжаю в Варшаву, 1 сентября меня аресто-вывают, судят за побег с поселения и присуждают к трём годам каторги. В 1914 г., после начала войны, вывозят в орёл, где и отбыл каторгу; пересыла-ют в Москву, где судят в 1916 г. за партийную работу периода 1910 — 1912 гг. и прибавляют ещё шесть лет каторги.» — автобиография Ф.Э. Дзержинско-го, из книги «Дзержинский Ф.Э. Избранные произведения. В 2-х т.».
«За свою революционную деятельность Ф.Э. Дзержинский шесть раз подвергался аресту, сидел в тюрьмах, был на каторге, в ссылке…
Февральская революция 1917 года освободила Ф.Э. Дзержинского из Бу-тырской тюрьмы, и он сразу же включился в работу московской большевист-ской организации. На ответственный пост руководителя ВЧК партия больше-виков поставила одного из лучшего своих сынов — Ф.Э. Дзержинского. Одно-временно, с марта 1919 года, он являлся наркомом внутренних дел РСФСР.» — из вступления к книге «Дзержинский Ф.Э. Избранные произведения. В 2-х т.».

Представляете, насколько возрастает сложность процессов внутри куба социальных правил, который уже и без этого многократно превосходит по слож-ности поле обычных шахмат? Разница колоссальная. Например, если в классиче-ских шахматах соперники ходы делают поочерёдно, то в шахматном поле соци-ального ландшафта более Сильный может пропустить один ход (и даже два-три-четыре…), если ему это не выгодно. Теперь вы понимаете, почему для гроссмей-стеров классических шахмат оказывается не по зубам игра в шахматы на поле социального ландшафта? Примеры приводить не будем: и так все поняли — о ком сейчас речь. И даже гроссмейстеры «великой шахматной доски» часто также оказываются не удел, надменно приступив к игре даже не разобравшись предварительно с многомерностью её правил.
Теперь начнём постепенно подгружать выводы, полученные при рассмот-рении предыдущих ландшафтов. В предыдущих двух главах мы рассмотрели особенности физического носителя алгоритма человека, связанное со строением человеческого мозга. Как это дополнение влияет на процессы в Матрице ланд-шафта? Влияет однозначно — в сторону многократного усложнения социального ландшафта, а следственно и правил игры.
В социальном ландшафте в роли шахматных фигур живые люди. И памя-туя хотя бы о различной энергетической затратности работы мозга (лимбика и неокортекс), приходится признать, что всполохи звериного и человеческого начал могут происходить регулярно в каждом человеке. И преимущественно, выбор у большинства чаще всего предопределён в сторону инстинктов и автоматизмов, вследствие калорийной дешевизны лимбической системы. Очень велик соблазн отдаться сладенькому, вкусненькому и любому чувственному удовольствию, а ещё лучше — получить всё это за счёт других или переложить выполнение столь неприятных мыслительных задач на других:
«Тенденция снижения энергетических затрат мозга, даёт менее яркие, но более стабильные результаты. Мозг любого человека стремится к мини-мальным энергетическим затратам, поэтому, предлагая «терпимые» соци-альные потери в обмен на церебральную экономию, можно добиться удиви-тельных результатов.
Самым архаичным и распространённым способом управления мозга яв-ляется метод переноса. В основе метода переноса лежит универсальный биологический закон экономии энергии, расходуемой головным мозгом.
В самом простом виде метод переноса реализован в структуре челове-ческого общества. Существующая система иерархического государственного аппарата, механизмы принуждения и контроля за отдельными людьми явля-ются следствием этого принципа. В большом сообществе мозг легко согла-шается делегировать часть своей активности любой другой особи, если это приводит к заметному снижению собственных энергетических затрат. Если большой группе людей удаётся подобрать эффективного лидера, то мозг отдельных членов группы будет востребован только частично, что активно поддерживается биологическими механизмами обмена моз-га.» — Савельев С.В., книга «Изменчивость и гениальность».
Об этой предпочтительной предопределённости, как мы уже рассмотрели до этого, хорошо известно правительству родного государства, а также прави-тельствам иностранных государств, имеющих свои интересы в отношении насе-ления, территории и богатств рассматриваемой страны. И тут начинается самое интересное…
Далее снова пойдут непопулярные темы: особо чувствительным и впечат-лительным советуем закрыть глаза, а вслед за этим и книгу.
Как мы уже выявили в предыдущих главах, управление большими соци-альными массивами приходится осуществлять по законам статистики и теории вероятности. Социальный ландшафт в большей своей массе статистически более предсказуем и более устойчиво управляем на основе инстинктивных позывов. С этим можно спорить, с этим можно не соглашаться, но это происходит именно так и с этим приходится считаться. Уж слишком сильна мощь приоритета лимбики, и стадного инстинкта, в частности. Именно поэтому правительства всех государств так активно вкладывают средства в массовые мероприятия (футбол, парады, фестивали, олимпиады и т.д.) — они с помощью этих мероприятий стабилизиру-ют подконтрольный им социальный материал, делают его послушным:
«…Паситесь, мирные народы!
Вас не разбудит чести клич.
К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь.
Наследство их из рода в роды
Ярмо с гремушками да бич.»
А.С. Пушкин
Управления социальным ландшафтом на основе призывов к рассудочному поведению более затратно, более сложно и требует более высокого качества управленческой культуры. А что ещё важно, для достижения более или менее ощутимых результатов на основе такого рассудочного инструментария нужно го-раздо большее время для отклика социальной массы и её перенастройки. Что в условиях современной временной матрицы правительств с тактом в 4 года — ка-тегорически невозможно. Как правило, первые ощутимые результаты возможно получить минимум через 12-15 лет. Для этого нужно обеспечить стабильность по-литической системы на протяжении долгого времени. Иначе, каждый вновь при-ходящий управленческий корпус будет приходить к смирению и отказу от суще-ственных преобразований в более времязатратных сферах жизни, понимая, что за 4-летний срок к ним даже невозможно подступиться. Выводы из этого абзаца, мы уверены, сделаете сами…
Но тут образуется вилка — точка бифуркации, как любят говорить исто-рики философии. Правительства внешних государств об этом тоже осведомлены и используют в своих интересах. Соответственно, заведомо зная, что каждое гос-ударство своим народом будет управлять на основе инстинктивных программ, также начинает воздействовать на интересующий её социальный материал теми же методами, но только ещё более пуще и активнее, безмерно надавливая на зону удовольствий социальной массы. В итоге, общество, распаляемое инстинк-тивными мотивами, идёт вразнос и собственное государство теряет управление над социальным ландшафтом своего народа, который выведен из равновесия и одурманен от чрезмерного утоления чувственных желаний. В современном мире, с очень большими скоростями развития процессов, динамика разрушения соци-ального ландшафта может принимать катастрофические последствия. Примеры приведём позже…

Как же выглядит современный кадровый состав социального ландшафта. Дадим картинку через образ: представьте себе большой зоопарк (наподобие мос-ковского). Только в этом зоопарке клетки не заперты, а все перемешаны — посе-тители и звери — «смешались в кучу кони, люди». Но перемешаны тоже по-особенному. Кто-то со звериной головой и с человеческим торсом, а кто-то наоборот — голова человеческая, торс звериный. Чьи-то тела полностью звери-ные, чьи-то же полностью человеческие. Но самое интересное, что эта комбина-торика постоянно меняется прямо на глазах: у одних и тех же субъектов в зави-симости от жизненной ситуации голова преобразуется то в животную, то в чело-веческую, также ведут себя и их тела. Притом, кто-то чаще и дольше днём за-держивается в переходном состоянии, кто-то в зверином, а кто-то в человече-ском, а к вечеру, или ночью это может меняться. Тем, кто больше руководствует-ся рассудочным поведением — дольше и чаще предстаёт в человеческом обли-чие, а кто отдаётся полностью во власть инстинктов — ходит в звериной шкуре. Но без казусов здесь не обходится: кому-то почти полностью удаётся держать се-бя в человеческом обличие, но их показную выдержку выдаёт длиннющий хвост, а у кого-то — рыльце в пушку, а кто-то с волосатыми лапами. Ну одним словом, зоопарк полный существ из мира фэнтези, легенд и мифов Древней Греции и Древнего Египта — грифоны, пегасы, анубисы, драконы и т.д. Волки в овечьих шкурах — туда же…
А теперь бережно перенесём это мифологическое царство внутрь много-ярусного куба: получается — некий такой иерархический виварий. Всё разнообра-зие причудливого царства распределено по этим этажам. Притом, явно просле-живается очевидное сгущение популяции на нижнем ярусе, при очевидной про-сторности верхних. Также на верхних слоях заметно большее сгущение акул и шакалов из всех других представителей популяции…
«нынче есть миллиардеры, миллионеры; те, кто сводит концы с конца-ми, и те, кто живёт за чертой бедности, причём имущественное расслоение общества очень значительное – вплоть до кастовости. Сюда же ещё от-несём фактически неработающие социальные лифты (один из главных призна-ков кастового общества): элита обновляется за счёт детей элиты, сред-ний класс обновляется за счёт детей среднего класса, беднота – за счёт детей бедноты. Если проследить биографию нынешних политиков, олигар-хов, то будет видно, что все они – выходцы далеко не из простого народа и уже на старте карьеры имели значительное преимущество по сравнению с другими людьми, что и решило исход дела. Не спорю, есть личности, ко-торые выбиваются из низов в большие начальники. Но количество таких слу-чаев настолько мало, что «подъём» следует объяснять не социальными лиф-тами, а исключительными личными и деловым качествами и чертовским везе-нием. Казуистика, а не закономерность. Перейти в более высокую касту, не обладая исключительными личными и деловыми качествами, можно только «присосавшись» к человеку из этой касты, иным словами, найти себе «толкача», который будет тебя продвигать – за деньги ли, за красивые глазки ли – не столь важно.» — Бирюков А.Н., книга «Ненастоящий мужчина».
Но довольно с вольными фантазиями. Мысль через эти образы вы слегка уловили. Социальный ландшафт и его правила, невозможно понять в статике, для их осознания необходимо видеть его внутренние процессы в действии. Это как смотреть на пустую баскетбольную площадку и удивляться её устройством, расположением частей, необычным орнаментом разметки, пытаясь в это время найти объяснение этим взаиморасположениям. Ответ кроется в динамике игры и её механике, закономерным следствием которых являются правила игры в бас-кетбол. Порой о природе этих правил даже судья игры недостаточно знает, а лишь послушно следит за их исполнением… Об этих правилах социального ландшафта и пойдёт речь, для чего потребуется вдохнуть динамику в систему и проследить последующую кинематику движений с самого крупного масштаба (межгосударственной политической арены) до предельно малых масштабов (се-мьи и логики поведения отдельных индивидов).
Меж- и над-государственная политическая арена. Как мы уже до этого обращали внимание, что инструментарий в межгосударственной кухне не луч-ше, чем в коммунальной квартире в борьбе между постояльцами — обман, пре-дательства, ложь, сговоры, засады и т.д.
«Вам понравится, если сейчас к вам на канал придёт другой человек, крепкий, сильный, молодой, хорошо воспитанный, с энциклопедическим образо-ванием, и начнёт вас потихоньку подвигать? Вы тоже будете сопротивляться и с ним тихонечко бороться. В природе везде так происходит, и в междуна-родных отношениях то же самое.» — цитата В.В. Путина из фильма Вла-димира Соловьёва «Президент».
Часто в ходу принцип — кто сильнее, тот и прав. Если субъект сильнее окружающих, он не преминёт этим преимуществом воспользоваться. Сильный никогда не упустит возможности применить силу, потому что сила — это ресурс, это атрибут доминирования, это право влиять на процессы. Так в своё время римляне уничтожили дотла Карфаген — один из величайших культурных центров своего времени.
«В. Путин — Я почти ведь двадцать лет проработал в КГБ во внешней разведке, и даже мне казалось, с падением вот этой идеологической преграды в виде монополии компартии на власть, что всё кардинально изменится. Нет. Не поменялось кардинально. А потому что оказывается есть ещё геопо-литические интересы, вообще не связанные ни с какой идеологией. И здесь нужно было и нашим партнёрам понять, что у такой страны как Россия есть, и не может не быть своих геополитических интересов. И нужно, с ува-жением относясь к друг другу, искать балансы, искать взаимоприемлемые раз-вязки.
В. Соловьёв — Но уважение базируется на силе и на справедливости по-зиции.
В. Путин — Да, да, да. Вот известный деятель когда-то сказал, что доброе слово и Смит-Вессон действуют гораздо эффективнее, чем про-сто доброе слово. И, к сожалению, он был прав.» — фрагмент диалога из фильма Владимира Соловьёва «Президент».
«…считаем попытки расшатать авторитет и легитимность ООН крайне опасными. Это может привести к обрушению всей архитектуры меж-дународных отношений. Тогда у нас действительно не останется никаких пра-вил, кроме права сильного.
Это будет мир, в котором вместо коллективной работы будет главен-ствовать эгоизм, мир, в котором будет всё больше диктата и всё меньше равноправия, меньше реальной демократии и свободы, мир, в котором вместо по-настоящему независимых государств будет множиться число фактиче-ских протекторатов, управляемых извне территорий. Ведь что такое государственный суверенитет, о котором здесь уже коллеги говорили? Это прежде всего вопрос свободы, свободного выбора своей судьбы для каждого че-ловека, для народа, для государства.» — В.В. Путин, из выступления на пленар-ном заседании 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, 28 сентября 2015 г.
К сожалению, многие до сих пор не прослеживают взаимосвязь между фак-том обладания страной ядерным оружием (современным скипетром власти) и уровнем жизни в такой стране. Если страна не обладает ядерным арсеналом, то ей разрешается «быть развитой и жить в комфортном и сытом демократиз-ме», ежели она вопреки запретам западного лагеря обзаводится ядерной дуби-ной, то её на веки вечные ждёт ярлык «развивающейся», конвейер санкций и ещё много разных прелестей от защитников свободы и демократии. Исключение здесь составляют только страны, входящие в западный пул (Великобритания и Фран-ция). Также обязательным условием здесь является полная лояльность запад-ному лагерю, даже в ущерб собственным интересам.
Это очередной довод для периодически страдающих хроническим обостре-нием «западлизации» (особо по возвращении из туристических отпусков) и благо-говеющих перед прелестями «локомотивов демократии». Только из-за того, что европейские страны, в большинстве своём, отказались от притязаний на соб-ственный суверенитет и согласились быть подмятыми волей бенефициаров НАТО, из-за этого им позволяют нарисовать у себя красивую картинку комфорт-ной жизни, в которую, как это многим ни покажется странным, в том числе входит и малоэтажный образ жизни — чего не позволишь евнухам без причиндалов су-веренитета, лишь бы они не сопротивлялись быть оскоплёнными и отказались от политической воли:
«Ибо вооруженный несопоставим с безоружным и никогда вооруженный не подчинится безоружному по доброй воле, а безоружный никогда не почув-ствует себя в безопасности среди вооруженных слуг.» — Никколо Макиавелли, книга «Государь».
«Отказаться от ядерного наследства СССР было непросто» — призна-ётся президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, вспоминая искушение, воз-никшее на заре независимости республики. Четвёртый по мощности ядер-ный арсенал в мире стал бы эффективным инструментом сдерживания потенциального противника. По состоянию на 1991 год на территории рес-публики находились 1216 ядерных боеголовок — больше, чем в Великобритании, Франции и Китае вместе взятых.
В Казахстане были и сторонники ядерного статуса, но в бюджете не было денег, чтобы поддерживать оружие в боеспособном состоянии. Да и со-седи Казахстана вряд ли оценили бы такой выбор. Кроме всего прочего, стране пришлось бы жить под вечным давлением мировых сверхдержав, которые вместо того, чтобы инвестировать в экономику молодого гос-ударства, тратили бы деньги на программу по его разоружению.
Сохранив ядерный арсенал, Казахстан вряд ли бы приобрёл сего-дняшний статус — самой экономически развитой страны центрально азиат-ского региона. Обрекать своих граждан на нищету и разруху казахстан-ский лидер не стал.» — из д/ф «Полигон смерти» — https://youtu.be/Jm_JTrteHjM
«По имеющимся официальным данным, ядерным оружием в настоящее время обладают следующие страны:

Таблица: https://ru.wikipedia.org/wiki/Ядерный_клуб
Кроме того, на территории нескольких государств, которые являются членами НАТО (Германия, Италия, Турция, Бельгия, Нидерланды, Канада, Япо-ния, Южная Корея) и другими союзниками, находится ядерное оружие США. Не-которые эксперты считают, что в определенных обстоятельствах эти стра-ны могут им воспользоваться» — https://ru.wikipedia.org/wiki/Ядерный_клуб
Против стран, которые отказались присягнуть на верность бенефициарам западного лагеря и предпочли осуществлять собственную политику со всеми преимуществами собственного суверенитета, ведётся противостояние с приме-нением средств из всех приоритетов обобщённых средств управления. До тех пор, пока благовидных доводов для безнаказанного развязывания военных опе-раций не найдено, ведётся приэмптивная (упреждающая) война — заражение проказой мировоззренческого, идеологического, экономического ландшафтов противника, информационные и технологические войны и т.д.:
«Мировой кризис 2008 гожа берет свое начало в кризисе реальной эконо-мики. С моей точки зрения, основная проблема заключается в том, что запад-ные государства все менее и менее эффективно справлялись с конкурен-цией со стороны быстроразвивающихся стран. Им становилось все труд-нее и труднее бороться, ведь и остальные страны мира должны развиваться. И чтобы уйти от трудностей, вызванными выходом на передний план новых крупных игроков, таких как Россия, Китай, Бразилия, Индия и другие, страны Запада начали гонку накоплений задолженностей. Тот кризис, который разра-зился в секторе ипотечного кредитования, мог произойти в любом другом сег-менте рынка облигаций. Сама проблема долгов возникла из-за того, что раз-витым странам необходимо было пересмотреть свои ставки в соперничестве с динамично развивающимися экономиками. Проблема самого долга, которая появилась, была создана необходимостью развитых стран поставить под вопрос борьбу с быстро развивающимися экономиками, которая по-казалась им слишком трудной.» — из выступления исполнительного директора МВФ Доминика Стросс-Кана на на ежегодном заседании МВФ и Всемирного бан-ка, 3 апреля 2011 г. — http://poznavatelnoe.tv/voitenkov_pravdorub_strauss-kahn
И теперь становится понятной та роль Голливуда и индустрии кино в це-лом в перекраивании мировоззренческого ландшафта. Голливуд — это тот буль-дозер, которым западная цивилизация осуществляет интервенцию на чужие ландшафты с последующей вертикальной планировкой идеалов и нравственно-сти в головах противника. При этом, истинный каток интервенции может быть скрыт под лоскутным одеялом из внешне благовидных видеообразов: а там и модели поведения в различных бытовых ситуациях, и система ценностей, и нрав-ственные стандарты и т.п. И это то, что касается межгосударственной политиче-ской арены:

Картинка: https://whatisgood.ru/
«Надо было куда-то устраиваться — денег не хватало совершенно. И я через знакомого нашёл работу в небольшой кинокомпании. Работа была дурац-кой и необременительной — я рецензировал, правил и переписывал чужие сце-нарии.
В основном это были сценарии сериалов, один другого чудовищней. Де-вяносто процентов, прочитанных мною историй касались бандитов, во-ров, преступников, уркаганов, насильников, мафиози, жуликов, шантажи-стов, убийц, растлителей, разбойников, воров в законе (и это помимо просто воров), организаторов ОПГ, костоломов, «быков», бойцов, убийц и были посвящены всем перипетиям их насыщенной и увлекательной жизни. Кажется, современные авторы не охватили только конокрадов, и меня подмывало мстительно заполнить пробел. Мне попадались настоящие шедев-ры жанра, когда садистскими методами уничтожались десятки людей. Неверо-ятность вымышленного мира завораживала. Я читал про то, как два гопника утром избивают скулящего байкера в электричке. Мой взгляд бегал по строч-кам, и я с изумлением узнавал, как безоружные школьницы выпускного класса сломали нос, руку и что-то там ещё чемпиону России по боксу. Апофеозом стал синопсис, в котором бандиты изнасиловали невесту на свадьбе, предва-рительно переломав ноги женижу и заботливо положив его рядом.
Я не выдержал и пошёл к руководству с выраженным намерением уво-литься…
…Я не уволился. Просто перекинул этот синопсис другому редактору. И попросил повысить зарплату. Меня удивляло только одно: за месяцы и месяцы работы я лично завернул или переделал до неузнаваемости множество сцена-риев по чудовищным синопсисам. Но они не умирали! Они возвращались ко мне снова и снова. Худшие из них я видел на телеэкранах. И поток неверо-ятной, невыразимой херни не иссякал. Этому я и изумлялся. Откуда бе-рётся этот поток? Куда он уходит? Кто пишет подобное говно? И по-чему никому не удаётся это прекратить?» — Чихачёв С.И., книга «КУНСТ (не было кино)».
Надгосударственного Колизея арена — театр концептуальных действий, содержание которых выходит за рамки содержания данной книги. Потому что мы в достаточной степени не сведущи в делах надгосударственной канцелярии, а также из-за того, что включение материалов этого уровня приведёт к повышению и без того уже высокого возрастного ограничения и в итоге скажется на доступно-сти книги. По этим причинам мы ограничимся лишь цитатами в описании этого уровня.
Укажем единственно лишь несколько вещей надгосударственного уровня из тех, которые мы выявили в процессе работы над книгой:
1). +200 м по БСВ (Балтийская система высот) — при выборе места для дома на длительную перспективу ищите участок как можно более близкий к этой высотной отметке, но никак не ниже +150 м;
2). невежество в вопросах вакцинации несовместимо с жизнью.
3). …
Цитаты, дающие представление о масштабах надгосударственной арены:
• «Мы играли в эти игры, когда этой планеты ещё не было (речь о пла-нете Марс). И будем играть после того, как погибнет ваша (речь о пла-нете Земля). Но не мы доводим планеты до гибели, капитан. Мы управ-ляем ими. Кормимся ими, если угодно. Но на каждой из планет каждый раз происходит одно и то же: рост населения, раскол в обществе, повсеместные войны. А в это время планета опустошается и тихо угасает…» — Матаи Шанг (терн — образ иерофанта), к/ф «Джон Картер».
• «Я в политике не так давно. До этого, как вы знаете, я в специальных органах, в органах разведки. Я считал, что я всё знаю изнутри. Но когда я пришёл в политику, то я понял, что и я, и мои российские коллеги, и мои французские и другие коллеги, которые работают в специальных органах, — дети по сравнению с политиками.» — Путин В.В. в интер-вью телеканалу TF1 (Франция).
Цитата про тандем иерофантов с глазком камеры и пифию рядом с ними:
«Алексей заметил, как в зале появился телеоператор с камерой и ас-систент, переносивший штатив. Оператор направлял камеру на гостей, на плафон, водил по стенам, по пустым креслам, снимая предварительные, не-обязательные планы. Им сопутствовала молодая женщина, указывала опера-тору объекты для съемки, поводя рукой по сторонам.
Телевизионный оператор неслышно перемещался по залу, снимал профессора с одной, с другой стороны. Женщина в малахитовом платье по-являлась и таяла.
Он увидел, как в дверях появились телеоператор с камерой, асси-стент и сопровождавшая их женщина, та, что присутствовали на вчераш-ней встрече с монархистами. Она что-то неслышно поясняла оператору, поводила рукой по стенам, где висели иконы и картины с религиозными сюже-тами.» — Проханов А.А., книга «Виртуоз»
Масштаб конфронтации кубов социальных правил разных государств и тех, кто играет этими кубами, как игральными костями, — мы рассмотрели. Те-перь обратим свой взор на внутригосударственный масштаб происходящего в социальном ландшафте. Здесь мы разберём неизбежности при управлении большими массами, необходимые для этого иллюзии, девиантность элит, пропа-сти в доходах, беспечность толпы, хронические недуги градостроительства
Неизбежности внутригосударственного управления. Следует признать, что управление массовыми процессами всегда обременены издержками. В угоду интересам большинства для сохранения устойчивости системы приходится жерт-вовать тонкостями и деталями. Чем более массовый характер имеет процесс, тем выхолощенее методы для управления им.
Социометрическую матрицу изменения режимов управления можно про-следить на примере роста типичной компании. Поэтапно при увеличении числа сотрудников в компании меняется и схема управления ею. Если при коллективе до 8-10 человек вполне хватает личных команд от директора, адресованных каж-дому, то при числе сотрудников 100 и более приходится управлять более опо-средовано через регламенты, инструкции, ERP-системы (Enterprise Resource Planning, планирование ресурсов предприятия) и прочие корпоративные инстру-менты. Это дань большому масштабу компании.
И чем больше штат сотрудников приближается к порогу в несколько сот тысяч (например, Сбербанк или РЖД), то тем больше режим управления ею при-ближается к режиму управления государством: не зря такие компании называют «государством в государстве». При этом, управленческие воздействия становят-ся более грубыми, менее разборчивыми, менее чувствительными к тонкостям и деталям. И при больших масштабах, подобных махине под названием «государ-ство» — порог чувствительности модели управления резко снижается. И это тех-нологическая неизбежность:
«Когда я достиг вершины власти, то понял, что меня обдувают ледя-ные ветры государственной необходимости», — Шарль де Голль, прези-дент Франции.
Но в последнее время благодаря цифровизации (которую мы далее ещё затронем) тонкость восприятия, чувствительность государственной махины по-степенно увеличиваются. В моменты же, когда нарушается дисциплина и порядок действий на уровне государства, наступает неразбериха и потеря управления:
«Я думаю, что самый главный вопрос, который мы начали сами себе за-давать: «А что будем делать после этого?». Никто не понимал до конца, что нужно делать?
Мы тогда сделали первую попытку проанализировать ситуацию в эконо-мике, в финансах, в социальной сфере, в судебно-правоохранительной сфере. И я помню, как-то мы вечерами время от времени собирались, и кто-то сказал фразу, что: «похоже, что у нас везде «Чечня»». «Чечня» была не географиче-ская, а «Чечня» была, по факту, во всех сферах деятельности.» — Герман Греф о состоянии страны в начале 2000-х гг., цитата из фильма Соловьёва В.Р. «Президент».
Приведём пару примеров для лучшего осознания возникновения подоб-ных особенностей при больших масштабах.
Представьте, что вы руководите стройкой 25-этажного жилого дома. Строй-ка уже подходит к концу и нужно рассчитать количество рулонов обоев для фи-нишной отделки всех комнат в здании. Вы сперва рассчитываете это для типово-го этажа, а потом умножаете полученную величину на 25 этажей. И оттого, насколько точно вы сделаете расчёты, будет зависеть успешность последнего этапа и соблюдение сроков стройки. Для этого необходимо учесть случаи и веро-ятность обрезки обоев из-за проёмов; также брак в партии обоев, человеческий фактор и квалификацию рабочих. Плюс к этому, есть вероятность того, что при ошибке в расчётах, которая может привести к тому, что дозаказанная партия обо-ев будет отличается по цветовому оттенку от заказанных ранее. И в этих услови-ях при низкой возможности предвидеть все нюансы и риски, к полученному при расчётах объёму обоев приклеивается повышающий коэффициент, размер кото-рого может достигать +35-65% и даже более. Ведь никто не хочет потом из-за та-кой мелочи, как финишная отделка, быть виноватым в срыве сроков строитель-ства. В итоге, для обеспечения гарантии устойчивости широкомасштабного про-цесса волей-неволей образуются излишки и перерасход материалов. А теперь представьте, какие коэффициенты и излишки неизбежно сопровождают расходы на государственные нужды, когда размер мультипликациий далеко не 25 этажей, а счёт идёт на десятки миллионов и более.
Второй пример будет связан с образовательным процессом в школе. Шко-ла также крупномасштабный потоковый процесс. К школьному этапу все дети подходят с разным уровнем подготовки. Плюс к тому, характер усвоения новой информации у всех разный, — поэтому универсальный обучающий режим подо-брать невозможно. В итоге, выбирается усреднённый темп обучения в классе, подходящий для большинства: быстро схватывающим часто становится скучно, трудно успевающим всё равно мучительно. И по случайности выборки выходит, что успеваемость учеников также зависит от комбинации школьников в классе, от комбинации по скорости усвоения знаний. Всё это с учётом изначальной разности ландшафта мозговых структур у детей, которая была рассмотрена в предыдущих главах, приводит к необходимости признать — неконтролируемый отсев суще-ствует, социальный сортинг начинается уже на этапе школы. Медленно осваива-ющие материал нещадно порицаются оценкой, быстро запоминающие, наоборот, — поощряются. Другой вопрос, что быстрое запоминание часто сопровождаются столь же быстрым забыванием. В результате, качество экспресс-запоминания чаще всего хромает, т.к. необходимого осознания новой информации в такой спешке не происходит. И разве это имеет какое-то значение, когда положитель-ная оценка уже получена?
Если к этому ещё подгрузить особенности обучения мальчиков и девочек, то выбраковка принимает безобразные масштабы. Сейчас уже широко всем из-вестно, что девочки на ранних этапах взрослеют на 1,5-2 года быстрее мальчи-ков; вдобавок к этому характер подачи учебного материала, особенности мотиви-рования интереса у мальчиков и девочек — совершенно разные. И невзирая на всё это, формирование классов сейчас до сих пор происходит из одногодок. Про разделение на классы мальчиков и на классы девочек мы даже не упоминаем, эта мысль и без того вызывает у либеральной тусовки неадекватные приступы агрессии и гнева — и у этих приступов очень большая предыстория…
«Мужчина не станет делать то, смысл чего не понимает. Когда ученик не понимает, для чего он учит дроби и правописание, он будет это де-лать спустя рукава, только из–под палки, а кто–то и вовсе не станет их учить. Девочки же будут усердно заучивать материал, надеясь получить одобрение со стороны учительницы. Однако если мальчиков мотивировать, объяснив внутреннюю логику процесса обучения, социализации и рангового ро-ста, то они тут же примутся изучать предметы, причём даже безотноси-тельно учительницы. Мальчики будут постигать даже те науки, которых нет в школьной программе, если поймут, что эти знания станут фунда-ментом для успешной карьеры или великих открытий.» — Бирюков А.Н., книга «Ненастоящий мужчина».
«…что действительно круто изменило школьную жизнь, так это введе-ние с 1 сентября 1943 года раздельного обучения. Это нововведение вместе с цифровыми баллами закончило реставрацию в СССР старорежимной школы. С 1918 года в наших начальных и средних учебных заведениях мальчики и девочки учились вместе. Теперь снова, как и до революции, ученики были разделены по полам. Противники совместного обучения указывали на то, что мальчики и де-вочки развиваются не одновременно. Сначала девочки обгоняют в развитии мальчиков, потом мальчики девочек. Кроме того, настаивая на раздельном обучении, они ссылались на большую склонность мальчиков к точным наукам, технике, на создание в условиях однополости обстановки большей дружбы, то-варищеской поддержки и взаимопонимания.» — Г.В. Андреевский, книга «Повсе-дневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху. 1930–1940-е годы».
Картина усугубляется ещё и тем, что дети, особенно в первых классах, очень ранимо и болезненно воспринимают негативное оценивание со стороны взрослых — для ребёнка сложно отделить оценку за предмет и оценку к своей личности — поэтому это так сильно влияет на самооценку в будущем, не говоря уже про их последующее отношение к обучению в школе. Совокупная Матрица ландшафта также влияют на этот процесс. С уровня экономического ландшафта через безадресную настройку объемлющих условий мужчины вымываются из пе-дагогического коллектива школ. На обращение мужчин о перенастройки экономи-ческого ландшафта для увеличение числа учителей-мужчин в школах их надмен-но посылают на «бизнес»:
«Один из участников форума учитель из Дагестана задал российскому премьеру вопрос: «Получается так, что молодые учителя и преподаватели по-лучают зарплату 10-15 тыс., в то время, когда силовые структуры и полиция получают 50 и выше. Я считаю, что наша задача не менее важная и ответ-ственная, тем более они работают с последствиями наших ошибок, а у нас есть возможность, если государство поддержит, искоренить эти причины».
«Знаете, меня часто об этом спрашивают — и по учителям, и препода-вателям. Это призвание. А если хочется деньги зарабатывать, есть мас-са прекрасных мест, где можно сделать это быстрее и лучше. Тот же самый бизнес. Но вы же не пошли в бизнес, как я понимаю, ну вот», — заявил пре-мьер Дмитрий Медведев» — https://youtu.be/AJoutVR0TSM?t=47m51s
В Китае же, похоже, что руководство более вменяемое и лучше осознаёт последствия: «В Китае опасаются поколения женоподобных мужчин и набирают учителей мужского пола — из 15 млн учителей, которые обучают 270 млн китайских детей от детского сада до выпускных классов школ, 80% всего преподавательского состава — женщины. Китайское руководство обеспокоено тем, что такое подавляющее большинство женщин может воспитать в будущем робких и женоподобных мужчин, и намерено доуком-плектовать преподавательский состав детсадов и школ учителями-мужчинами» —
https://russian.rt.com/article/147429
И, как бы это не было непедагогично, необходимо сказать о существовании риска предвзятости в оценке с женской стороны, обусловленного особенностями полового диморфизма. Мы догадываемся, что затрагивая эту щепетильную тему, вызовем в некоторых волну негодования; но призываем успокоиться и припом-нить массовую дискриминацию в школах по признакам «любимчик-нелюбимчик»:
«Для мужчины виноват тот, кто совершил преступление, при этом сте-пень вины возрастает с увеличением тяжести проступка. Мужчина рассужда-ет с точки зрения абсолютной справедливости. Не смотрит на лица.
Для женщины всё совершенно иначе. Для неё вина зависит не от по-ступка, а от того, кто этот поступок совершил. Если точнее, то от то-го, как лично она относится к человеку. Чем лучше, чем этот человек при-ятнее женщине, тем меньше, по её мнению, на нём вины. Самые близкие люди (дети, родители, брат, сестра) вообще не могут быть ни в чём винова-ты по определению (если они не действуют против самой женщины). Работа-ет та же самая формула Колмогорова – что приятно, то истинно. Соответ-ственно, чем более неприятен человек женщине, тем более он для неё будет виноват. Даже если на самом деле он абсолютно невиновен.
Мужчина судит на основании фактов. Ему необходимо убедиться, что именно этот человек совершил именно такое преступление. Жен-щине это ни к чему. Она руководствуется личным отношением к обвиня-емому.
Для мужчины всегда виноват тот, кто совершил преступление. Да, мо-гут быть обстоятельства, смягчающие вину, но сама вина никуда не девает-ся. Для женщины виноват тот, к кому выработались негативные эмоции. Если мужчине человек не нравится, но факты на его стороне, то мужчина от-делит личное отношение от объективной реальности. Если человек не нравится женщине, то она будет давить его до последнего, невзирая ни на какие факты, пусть он даже будет трижды невиновен. Её эмоции для неё важнее любых фактов.
В советско-российской (читай женской) системе образования высовы-ваться можно, но тоже по-женски — в строго обусловленное для этого время, на олимпиадах. Если неординарная мысль придёт вне олимпиады, то печально.
Женская система образования очень хороша для обучения средне-статистических, ничем не примечательных индивидуумов и даже людей со сниженными интеллектуальными способностями. Из них вырастают старательные, исполнительные работники, которые чётко и без лишних во-просов выполняют то, что им поручено. Это хорошо для людей со средними или сниженными интеллектуальными и волевыми качествами. Но вырастить талантливых учёных при таком подходе крайне трудно. Те, кто стал изоб-ретать и открывать, развили свои способности не благодаря, а вопреки усредняющему школьному образованию.
Девочки-любимчики, навязывание мальчикам женского поведения и мыш-ления, принижение мальчиков перед девочками — всё это из детского сада пе-реносится в школу. Мальчик даже не покидает атмосферы женопочитания, а также неполноценности, даже опасности всего мужского. Женское образова-ние признаёт подвижность мальчиков и их тягу к познанию и преобразо-ванию мира как болезнь. Если он не сидит в углу и не играет в куклы, не ле-пит куличи из песка, а лезет на дерево и бегает, то он болен «гиперактивно-стью», и ему необходим препарат для лечения «заболевания». Так биологиче-ское свойство мужского пола под воздействием идей об одинаковости мужчин и женщин признано болезнью. Родители обязаны лечить своих сыновей психо-тропными препаратами фактически от мужского пола!
Каждый мальчик непременно должен стать девочкой по поведению. Как скоро феминистки прикажут кастрировать всех новорождённых мальчиков, дабы они формой своих половых органов не нарушали желаемой идиллии одина-ковости полов?
Борьба со всем мужским из детского сада плавно перетекает в школу. В детском саду это методичное принижение мальчиков перед девочками. Безнаказанность девочек и вечная виноватость мальчиков ещё не ассоцииру-ются у последних конкретно с полом и половой ролью, а воспринимаются как личная досада, отторжение «противных девок». Однако в школьном возрасте мальчики уже отчётливо понимают своё отличие от девочек, а с началом по-лового созревания видят в девочках объект тяготения. И в это самое время принижение мальчиков перед девочками наносит самый болезненный удар по мужской психике. Мальчик под публичную ругань учительницы и насмешки одно-классниц на всю жизнь получает комплекс неполноценности по сравнению с женщинами. При любом контакте сразу же и добровольно занимает позицию подчинённого, ведомого, просящего. Добровольно унижается, ведёт себя подо-бострастно. Это происходит неосознанно под воздействием материнских, воспиталкиных и училкиных окриков и скандалов. Или попросту боится их. Или ненавидит. Или начинает наперекор всему этому вести себя прямо противо-положным образом: развязно, нарочито грубо, пошло, даже агрессивно.» — Би-рюков А.Н., книга «Ненастоящий мужчина».
Таковы издержки массовых процессов. Ради стабильности системы прихо-дится жертвовать деталями, а порой и судьбами. Устойчиво выживают те, кто двигается со скоростью близкой к скорости основного потока. Считанным едини-цам удаётся выживать вопреки системе, сопротивляясь поначалу её жесточай-шему давлению. Особенностями остальных приходится пренебречь.
«Ледяные ветры государственной необходимости» также обременяют сво-ими жгутами при формировании единых для всех правил и законов. Все люди разные. И общий социальный режим, оптимальный абсолютно для всех, подо-брать невозможно — «соломоновых решений» в государственном управлении практически не бывает:
«В расчёте на какого человека создавать законы? — в расчёте на человека злого. Если подвернётся возможность он н упустит своих интере-сов. И поэтому в законе, как и в сосуде не должно быть брешей, иначе всё уте-чёт.» — Владимир Тарасов, аудиокурс «Управление по Макиавелли».

 

Продолжение следует…

 

По причине увеличения материала книги и разрастания её объёма до 500 стра-ниц глава 13 «Социальный ландшафт» отправлена на доработку
до конца октября 2017 г.

 


Матрица ландшафта. Основная часть
Глава 14. Выводы и решения

 


Правила созданы для тех, кто не умеет принимать решения.
Доктор Хаус

 

Самый лучший довод — это трагедия или катастрофа —
когда дальше оттягивать принятие решения уже просто некуда.

 


После того — не значит вследствие того.

 


Даже если идея ещё только-только родилась в вашей голове, то она уже сразу, повинуясь диктату Матрицы ландшафта, попадает в матрицу возможных состояний конкретной локальной среды, в которой вы находитесь или в которой вы собираетесь реализовать задуманный проект. Один и тот же проект будет иметь разную судьбу и качество воплощения в зависимости от ландшафта своей реализации.

Все слои Матрицы ландшафта, которые мы рассмотрели или только вскользь упомянули в этой книге, будут работать над глыбой вашей идеи как ар-тель скульпторов над мраморной глыбой, отсекая всё лишнее и нежизнеспособ-ное. Артели скульпторов одних Матриц ландшафта будут бережно отсекать всё лишнее, чутко сохраняя ядро идеи; артели скульпторов других Матриц ланд-шафта будут грубо освежёвывать идею, отрезая всё невысокодоходное и без-жалостно втискивая суть идеи в железобетонный корсет суровой рентабельности:
«Можно сравнить процесс бюджетирования с искусством. Как скульптор из глыбы вытачивает прекрасные произведения, отсекая все лишнее, так и министерством финансов — когда сталкивается с глыбой потребностей и предложений наших коллег из других министерств и ведомств, которые зна-чительно превышают тот уровень, который мы можем себе позволить. Нам приходится точно так же отсекать все ненужные предложения и заявки, оставляя только то, что жизненно необходимо: то, что влияет на рост» — из выступления Силуанова А.Г. (министр финансов РФ) на Московском финансо-вом форуме, 08.09.2017 г. — https://youtu.be/GaSRJSlT9XQ?t=1h18m37s
Именно по причине смены Матрицы ландшафта люди переезжают в дру-гие страны или города, реализовывают свои проекты за рубежом или даже пере-возят целые производства на другие континенты. К примеру, если вы решили от-крыть производство, то уже на этапе выбора места для его расположения можно заведомо определить последующую успешность или неуспешность сего начина-ния. Здесь будет очень уместно привести некоторые цитаты из открытого письма владельца тракторного завода Константина Бабкина «Почему тракторный завод останется в Канаде», подробно обосновывающий, что прибыльный канадский за-вод, перенесенный на российскую почву, тут же разоряется:
«Средняя годовая ставка по кредитам в России в 2012 году составила 11,75%. На заводе в Канаде средняя процентная ставка в 2012 году составила 2,30%. Расходы на выплату процентов по кредитам тракторного завода в Ка-наде в 2012 году составили 3,5 млн. долларов США. Соответственно, расходы на аналогичные кредиты в России были бы в 5,1 раза больше и составили бы 17,9 млн. долларов США, что выше всей чистой прибыли, полученной на производстве в Канаде в 2012 году. Таким образом, в России расходы на оплату процентов по кредитам будут на 14,4 млн. долл. выше, чем в Канаде.
… Ставка налога на прибыль в Канаде составляет 35,0%. Однако с уче-том различных вычетов и льгот по стимулированию НИОКР и модернизации производства эффективная ставка налога на прибыль составила на заводе в Канаде в 2012 году – 16,7%, что на 3,3% ниже, чем в России (ставка нало-га на прибыль в РФ – 20%).» — http://babkin-k.livejournal.com/182898.html
«…покуда в России стоимость капитала и кредитов втрое выше, чем в той же Корее – кто станет вкладываться в производство ком-плектующих где-нибудь на Урале, если можно вместо этого приобрести предприятие в Корее, где есть и развитая материально-техническая база, и высокопроизводительные трудовые ресурсы, и при этом не остается никаких преград для ввоза этих комплектующих в Россию для последующего сборочного производства? Таковы современные реалии.» — Олег Дерипаска, генеральный директор компании «РУСАЛ» — https://russian.rt.com/article/3471
И таких примеров можно привести бесчисленное множество. Более того, условия Матрицы ландшафта изменяются не только для компаний в случае смены страны, такая же картина происходит и в обратную сторону — компании меняются до неузнаваемости при их размещении в другой стране, т.е. в условиях другой Матрицы ландшафта — Quod licet Iovi (Jovi), non licet bovi (лат. «Что доз-волено Юпитеру, не дозволено быку»):
«Кредиты Сбербанка: для чехов — 2%, для россиян — 20% — офис, так сказать, «нашего» народного Сбербанка в центре Праги даёт кредит на неотложные нужды 6.99% и (внимание!!!) на строительство (ипотеку) 2.26%.» — http://shri-boomer.livejournal.com/343504.html

Без изменения объемлющих параметров Матрицы ландшафта (неважно —по причине нежелания или отсутствия на это полномочий) создать что-либо на территории, противоречащее Её законам, практически невозможно. В этом слу-чае, для обхода диктата Матрицы нужно прилагать экстраординарные усилия, чтобы создать хотя бы островки другого климата — например, тепличные условия в виде особых экономических зон или пилотных проектов:
«…И предприняты экстраординарные меры для того, чтобы людей защитить, я сам встречался с рабочими, был в городке, с ними по телефону разговариваю каждый день – сейчас ситуация нормализуется.» — Дмитрий Ро-гозин о ситуации на космодроме «Восточный» —
http://api.duma.gov.ru/api/transcript/780167-6
«Батареи (радиаторы — батареи чугунные) ввозились самолётами. Это, конечно, — абсурд с точки зрения эффективности и себестоимо-сти, но это абсолютно оправдано с точки зрения того, чтобы не дать людям замёрзнуть.» — Дмитрий Песков о зиме 2000-2001 гг. на дальнем Во-стоке, когда без тепла остались целые города и населённые пункты, цитата из фильма Соловьёва В.Р. «Президент».
Когда ни желания, ни интереса менять Матрицу ландшафта нет, то тогда начинается поиск компромиссов и комбинированных схем для достижения иско-мого комфорта. Например, современная элита нашло решение в создании для себя комбинированного/составного государства (комбинированную Матрицу ландшафта) — гражданство иметь российское, деньги хранить в Швейцарии, от-дыхать в Европе, лечиться в Израиле, детей учить в Англии и т.д.
Диктат Матрицы ландшафта, распространяется на всю подвластную ей площадь подобно тому, как частицы песка послушно выстраиваются в опреде-лённый орнамент, находясь в звуковом поле определённой частоты — звуковые узоры из песка (https://youtu.be/FMdsKtwmE44). Любые попытки поменять, сме-стить, перенести рисунок из песка будут безуспешны: орнамент каждый раз будет восстанавливаться на прежнем месте вновь и вновь. Не поможет даже перенос точки звуковой модуляции — орнамент будет неустанно восстанавливаться в том же исполнении, но уже только на новом месте.


По этой же причине являются абсолютной глупостью всякого рода попу-листские призывы о переносе столицы на новое место для исправления сложив-шейся ситуации в стране — это абсолютно ничего не изменит. Москва возродится в том же виде, в той же иерархической конструкции только на новом месте. Будут лишь истрачены впустую огромные капиталы, потраченные на её клонирование. От прежней Москвы пустой скелет останется, и к этому ещё добавится клониро-ванная копия Москвы на новом месте. В этих агитационных диверсиях мы усмат-риваем хорошо замаскированное лоббирование интересов определённых отрас-лей и кланов.
Тот же диагноз можно вынести разного рода фильмам «секрет» и прочим сказкам. Подобная снедь для лопоушестой публики никогда и никому не поможет изменить Матрицу ландшафта, и матрицу своей судьбы в частности, это только иллюзии для лохов и легковнушаемых. «Денежный поток» — откуда ему взять-ся? — если фиатных денег не будет больше, чем их запущено в экономику Цен-тральным банком при эмиссии!
До тех пор, пока не будет изменена и переформатирована Матрица ланд-шафта — и в итоге чего будет исправлена морфология ландшафта, — всякая активность и агитационный зуд будут пустыми и бесплодными содроганиями.
Сейчас самый подходящий момент, чтобы привести очень весомую по смыслу цитату о морфологии ландшафта. Мы сознательно приберегли эти звон-кие и тяжеловесные аргументы для этой главы, т.к. только в контексте уже изло-женного в предыдущих главах можно в полной мере прочувствовать её смысл. Слова эти принадлежат географу Владимиру Леопольдовичу Каганскому, зани-мающегося развитием теоретической географии и лимологии, про которого мы уже упоминали в главе «Эргономика границ». Содержание этой цитаты в высшей степени токсично для хранителей существующего порядка, у которых она может вызвать приступы мировоззренческой аллергии и церебрального удушья:
«И это очередной парадокс. Россия самая обильная пространством страна. Ни шестая, так седьмая, а если посчитаем океан, то намного меньше. Но всё равно, страна очень богатая пространством. Страна, которая черпает из этого пространства огромные ресурсы. Но страна, которая, к сожалению, плохо знает, плохо понимает своё пространство. И, к сожалению, не очень озабочена тем, что плохо знает и плохо понимает это пространство.
Ну вот, например, когда сравнивают нашу страну с Соединёнными Штатами. Географически это сравнение очень сомнительно. Дело же, от-нюдь, не только в том, что Соединённые Штаты лежат гораздо южнее, чем Советский Союз даже. Дело в другой структуре пространства! И это уже при-водит нас к теме морфологии культурного ландшафта.
Ну, например, — воспользуюсь тем образом, который позволяет мне пробить моих нерадивых студентов, я им говорю следующее — представьте себе, что вы перенесли столицу Соединённых Штатов в Нью-Йорк. Потом пе-ренесли в Нью-Йорк Ниагарский водопад. Потом перенесли в Нью-Йорк Голли-вуд. И так далее, и так далее… Они (студенты), конечно, смеются, понимая, что это невозможно.
Но вот именно такое пространство, в котором все ведущие цен-тры сосредоточены в одном городе — пространство моноцентричное — это пространство наше российское и наше советское. В этом смысле, Америка, — которая не может являться эталоном, — это пространство по-лицентричное. Не говоря уже о том, что чрезвычайно полицентричным в Со-единённых Штатах является производство национальной элиты. Лучшие уни-верситеты находятся отнюдь не в столичных городах, и не в промышленных «Питсбургах» — они разбросаны по стране. Где у нас в России получают луч-шее образование? — по-моему, этот вопрос совершенно понятен. Точно так-же, как и понятно, что Москва до сих пор является крупнейшим промыш-ленным центром России; также как она является крупнейшим центром административным, культурным, финансовым — каким угодно ещё… Мы с трудом найдём какое-то отношение, в котором Москва не была бы Центром.

Кадр из видеопрезентации Налоговой службы РФ на Московском финансовом форуме, 08.09.2017 г. — https://youtu.be/GaSRJSlT9XQ?t=2h39m32s
И тоже самое касается не только России в целом, но касается всех других уровней иерархии — в каждом регионе есть один крупнейший го-род, который является крупнейшим центром, в том числе центром тера-певтическим — наши люди едут болеть-лечиться в стольные города. Тоже самое в каждом районе — вот такая вот матрёшка моноцентрических рай-онов.
В то время как, мы в других странах якобы этого не обнаруживаем, и это совершенно необязательно — такой моноцентризм. И вот как бы на таких примерах мы можем показать — чем реально отличается пространство независимо от природных условий, чем отличается само культурное пространство.» — географ В.Л. Каганский — https://youtu.be/ByCT9f7rCxk?t=20m
И уже к моменту завершения работы над книгой случайно на одном фору-ме (кстати, посвящённых обсуждению картинки экономического ландшафта — http://joyreactor.cc/post/3209507#comment14756774) удалось найти ландшафт распределения населения по территории США. И теперь появилась возможность их сравнить, хоть наша картинка и посвящена экономике, но рельеф на картинке распределения населения от него не сильно отличается.
Вся правая половина американского ландшафта заселена равномерно — очень густая сеть небольших городов и посёлков. Без острых пиков, конечно же, также не обошлось, но их гораздо больше — Нью-Йорк, Бостон, Филадельфия, Майями, Кливленд, Чикаго, Даллас, Денвер, Феникс, Лас-Вегас, Лос-Анджелес, Сиэтл. — http://content.time.com/time/interactive/0,31813,1549966,00.html



И как бы это не было неполиткорректно, но всё же… Помните в главе 1 «Ландшафты и матрицы», где в качестве экономического сканера была приведе-на карта покрытия мобильной сети. Так вот, мы также нашли такую же карту и для территории США — http://www.hallsofavalon.com/verizon-4g-coverage-map.html. И уж простите нас, господа-либералы, — как бы вам это не было неприятно и не-удобно — картинку эту мы здесь всё же продемонстрируем в сравнении с нашей.
Вот, что бывает при низкой процентной ставке, — экономически рентабель-ной для освоения становится вся территория страны, и даже самые «труднодо-ступные места»:
«MEGAFON» (5,5-8-10-12-150-210%) vs «VERIZON» (0,25-2,5-5,25%).

График: Процентная ставка Федеральной резервной системы США с 2008 по 2015 держалась на уровне 0,25% —
https://www.teletrade.ru/analytics/currency/stages/federalnaia-rezervnaia-sistema

Картинка: зона покрытия сети Мегафон, 2017 г.
https://moscow.megafon.ru/corporate/help/offices/#coverage

Картинка: зона покрытия американского оператора сотовой связи Verizon, 2013 г. Бордовым и красным обозначены области покрытия сетью, белым — её отсут-ствие. Притом эта карта ещё аж за 2013 год — сейчас сеть стала более плотной.
http://www.highpointmktg.com/coverage-map-for-verizon-wireless


Даже тогда, когда нам в процессе изучения и наблюдений удалось выявить и затем умозрительно увидеть тело Матрицы ландшафта, мы долго не могли распознать ключи и пароли доступа, позволяющие изменять и переписывать этот алгоритм. Даже когда уже были известны принцип подобия Матрице ландшаф-та, её разбивка по слоям, морфология пространства и т.д., всё же оставалось непонятным — кто держит ключи от системы, и кто прописывает алгоритмы её функционирования?
Ответ удалось найти в результате сопоставления множества фактов из различных источников и в результате наблюдения за сбоями в работе Матрицы ландшафта, обусловленных постоянно ускоряющимся ритмом жизни (смена эта-лонных частот биологического и социального времени) — стабильность и пред-сказуемость колоссальной по размерам Матрицы ландшафта покоится на предпочтении большинства членов общества действовать на автопилоте лимбической системы.
Другими словами, — текущая Матрица ландшафта сцементирована молчаливым одобрением большинства.
В главе «Инстинкт в шкафу» мы по ходу изложения неоднократно акценти-ровали, что многие вещи были возможны только вплоть до последних 20-30 лет. Чем же характерны эти последние 30 лет? — резко возросшим увеличением чис-ла факторов внешней среды, при которых решения, принятые по привычке на ав-топилоте лимбической системы, как минимум, — неэффективны, при благоприят-ном развитии событий — они отягчают положение, но всё чаше они оказываются — безапелляционно губительными. Инстинкты просто оказались беспомощны пе-ред скоростями за 150 км/ч, перед современными наркотиками, перед бездонной индустрией удовольствий, перед обилием товаров на прилавках, перед магией доступной роскоши и т.д. Это, как в известном анекдоте, — «мыши плакали и ко-лолись, но продолжали жрать кактус». Также часто и с людьми — пищат, визжят, как мышки, но не могут оторваться от корыта.
В результате, в последние 30 лет хранители Матрицы ландшафта впер-вые столкнулись с редением своей кадровой базы. Одна часть которой теряется в результате гибели под давлением новых факторов среды, другая часть — в ре-зультате того, что некоторым удаётся опомниться и осознать картину происходя-щего. Эти процессы имеют сейчас не столь заметное влияние на общую тенден-цию, но при желании их можно прослеживать:
«Почти 40% россиян вообще не употребляют алкоголь, выяснил ВЦИОМ — Почти половина потребителей алкоголя в России за последний год стали меньше его употреблять, вообще не пьют спиртного 39%, свидетель-ствуют результаты опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения. Социологи отмечают снижение уровня потребления алкоголя в России. По их данным, в 2009 году о том, что вовсе не пьют спиртные напитки, сооб-щала четверть опрошенных, а в текущем – уже 39% (среди женщин и 18-24-летних – по 47%). «С другой стороны, мы отмечаем, что здоровый образ жизни, как самостоятельная ценность, получает все большее распро-странение. Стоит отметить, что наиболее ярко эти тенденции прояв-ляются в молодежной среде», — добавил руководитель практики информа-ционной политики и коммуникационных технологий ВЦИОМ» — https://ria.ru/society/20170816/1500433575.html
«За год доля водки на алкогольном рынке России сократилась с 41 до 40,6 процента. Причиной сокращение доли стало падение продаж, зафиксиро-ванное статистиками. Так, за период с января по март они упали на 4 про-цента. В итоге, по данным первого квартала, алкогольный рынок не смог про-демонстрировать позитивной динамики. Согласно Росстату, за первый квар-тал 2016 года продажи всех спиртных напитков снизились на три процента в пересчете на абсолютный алкоголь.» — https://rg.ru/2016/04/28/dolia-vodki-na-rynke-sokratilas-do-406-procenta.html
«Завязали всем миром»: как жители одного села совсем перестали пить — жители башкирского села Минзитарово уже четыре года ведут трез-вый образ жизни: здесь запрещена продажа алкоголя и табачных изделий, на праздниках наливают только чай, а на местных сходах граждан агитируют ве-сти здоровый образ жизни.» — https://ria.ru/society/20170922/1505228502.html
Если размотать в ретроспективу клубов событий, через которые пришлось пройти стране, то лет 15-20 назад в эту статистику с алкоголем сложно было бы поверить. Но также сквозь строки подобных статей заслуженно проступает роль тех, кто в те непростые времена активно противостоял алкогольной заразе.
Многие социологи и политологи вынуждено признают, что общество стано-вится менее инертным в своём поведении: людей становится всё труднее и труднее вовлекать через ухищрённые агитации в сомнительные мероприятия и проекты. В итоге, им приходится идти на крайние меры — они вынуждены наби-рать толпу из подростков, как это в своё время приходилось делать известным деятелям при обороне Берлина. И как бы не были сладки для некоторых симво-личные года 2005 и 2017, им так и не удалось собрать достаточной массовки для запуска необратимых процессов. Ни помогли им в этом ни деньги, ни попытки за-деть людей принижающими обвинениями в «бездействии и равнодушии», ни по-казательные репетиции на «топких» площадях. Дирижёрам народных масс до сих пор невдомёк, что общество как объект управления качественно изменилось за последние 15-20 лет.
Мы выделили две главных причины, повлиявших на это изменение. Про первую мы уже упомянули — это возросшее давление новых факторов среды. А вторая причина — это резко возросшая скорость обмена информацией. На рас-смотрении механизма возникновения второй причины стоит особо остановиться.
В первой книге «Мера в урбанистике» был отрывок про особенность эрго-номики человека при восприятии пространства — что человек измеряет даль-ность пространства временем, необходимым для его преодоления. В том приме-ре рассмотрение касалось только увеличения скорости передвижения современ-ных транспортных средств. Но не стоит упускать из вида, что конечной мотиваци-ей для любого физического перемещения в пространстве является получение доступа к новой информации. И если оставить за скобками полноту восприятия всех деталей информации, доступных лишь при физическом перемещении, то в этом случае становится допустимым сравнить скорость автомобиля-поезда-самолёта со скоростью интернета, как инструментария доступа к новой информа-ции. Тогда скорость интернета, как средства «передвижения» может быть приня-та почти равной скорости света, т.е. пространство всего земного шара, а тем бо-лее любой страны, при таких скоростях сжимается в точку в силу своей ежемо-ментной доступности к обмену информацией. Очень сложно было подобрать тер-мин для этого явления, но совсем недавно нам удалось его лексически выразить, мы назвали его — пространственно-временной субстрат. А другими словами, взаимозависимость (функция) между увеличением скорости средства пере-движения и ответным сокращением пространства.
Интернет как сверхскоростное средство передвижения информации бук-вально выворачивает-сжимает-скручивает физическое пространство стра-ны, что позволяет эффективно общаться-работать-сотрудничать людям, находя-щимся при этом в разных концах страны или планеты. В особо ответственные моменты, конечно же, потом всё же приходится перемещаться физически в об-щее место сборки, но для большей части ведения дел, возможностей интернета вполне достаточно.
Для большей наглядности мы сделали макет на примере территории нашей страны, чтобы лучше изобразить это явление. Вот как будет выглядеть взаимодействие команды, участники которой физически находятся в Москве, в Петербурге, в Екатеринбурге и в Новосибирске — поверхность пространства сво-рачивается словно в рулон. Это будет подобно тому, как если высокоэластичную ткань натянуть на каркас в виде цилиндра, и потом взяться на ней за четыре точ-ки-города и притянуть их в одну общую точку взаимодействия — на картинке это красный «куб взаимодействия».


В итоге, интенсифицировалась циркуляции информации в обществе. Лю-дям стали доступны знания, для сбора которых раньше не хватило бы и десяти жизней. Происходит насыщение информационной среды общества, которая раньше была обезвожена многие тысячелетия.
В том числе, в итоге увеличения информационных скоростей, многие уже взаимодействуют и осуществляют проекты командами, участники которых нахо-дятся в разных точках пространства. Также это даёт ещё одну очень важную воз-можность, которой не было за всю предыдущую историю, — с помощью интерне-та можно в безбрежном социальном море находить своих единомышленников и сторонников со схожими взглядами, идеалами, целями. Это подобно социальной поисковой системе, в которой, вместо поисковых фраз-запросов, поиск осу-ществляется через опубликование идей, мыслей, проектов. Люди, цели которых резонируют с изложенными в подобных «интернет-импульсах», бесструктурно выявляются и в последующем выходят на связь друг с другом.
Отсутствие подобного инструмента в прошлом не позволило состояться многим инициативам и преобразованиям, ведь в вербально-жестикуляционном режиме невозможно было просеять целое общество для выявления одинаково мыслящих, которые несомненно существовали и были современниками, но, к со-жалению, так никогда и не объединяли свои усилия и возможности. И прежде, судьба инициативных людей была чаще всего обречена стать судьбой одиночек. Раньше информационный ландшафт был дремучий и непролазный — выявить единомышленника было крайне сложно, сейчас же ландшафт стал прозрачен — свою тусовку найти проще.
Если подгрузить к этому кривую нормального распределения, то становит-ся понятным, что те 3-5% инициативных граждан, раскиданных по всей террито-рии, никогда прежде не имели возможность опознать и выявить друг друга для достижения синергетического эффекта в совместной деятельности. И, кстати, массовое появление городов на рубеже девятнадцатого и двадцатого веков не-сколько сконцентрировало инициативные элементы и в какой-то мере позволило облегчить процесс взаимного отыскания.
Как уже читатели догадались, полагаясь на этот же механизм, нами была опубликована интернет-книга «Мера в урбанистике» — она была первой волной для превентивной разведки ситуации и выявления состояния общества. Теперь второй волной является эта книга — «Матрица ландшафта». Стоит здесь также отметить, что первая книга довольно мечтательная и в чём-то наивная, особенно в сравнении с этой, второй книгой — более зрелой и практичной.
Социальная система (читай, социальный ландшафт) теперь обладает низ-ким порогом чувствительности и чутко реагирует на малейшие колебания, быстро консолидируется в ответственные моменты. Резко возросла скорость реагирова-ния на социальные перемены, ускорилось течение социальных процессов. Потен-циал современного состояния, в котором находится пространственно-временной субстрат, большинством ещё до конца не оценен и не осознан. Хотя для осозна-ния достаточно связать всего несколько выводов: ведь если произошли такие ка-чественные изменения в социальном ландшафте, то значит это также и в той же мере затрагивает города и посёлки, которые, как мы уже отметили в главе 12 «Инстинкт в шкафу», также являются социальными структурами. Любой город или посёлок — всего лишь формат социальной организации. И многие проблемы, которые прежде не имели альтернативных решений, или же вовсе не имели со-всем никаких решений, теперь обретают свои решения и необходимый для этого инструментарий. Здесь ниже в этой главе мы сейчас опишем главные из них. Процесс этот будет не быстрым, т.к. придётся углубиться в историю вопросов, поэтому устраивайтесь поудобней.
Во все времена самыми сложными вопросами при создании города или по-сёлка являются следующие пять:
1). Где найти деньги для приобретения земли и строительства посёлка?
2). Где жители будут работать, или — как обеспечить рабочие места?
3). Где и как дети будут получать образование?
4). Как обеспечить посёлок инженерными системами для комфортного про-живания (дороги, водоснабжение, отопление, электричество, канализация)?
5). Как обеспечить защиту и оборону посёлка (в том числе и продоволь-ственную безопасность)?
Если обобщить, то получится такой блок: деньги, работа, образование, инженерия, безопасность. Начнём постепенно раскрывать каждый вопрос с учё-том современных инструментов для их решения.
Где найти деньги для приобретения земли и строительства посёлка?
Вопрос самый сложный, поэтому начинаем с него. Для его рассмотрения придётся снова слегка потрепать кредитно-финансовую систему, затронуть фе-номен допинга в нашей культуре.
В процессе изучения феномена под названием город мы пришли к выводу, что город — это плод капитализма, а точнее, плод западной кредитно-финансовой системы, основанной на ссудном проценте. Ссудный процент задаёт первичную скорость всей механической системе экономики. Те, кто движется медленнее заданной скорости — отсекаются, те, кто движется общем в ритме по-тока, — выживают, те, кто к тому ещё умудряются двигаться быстрее первичной скорости и опережать конкурентов, — становятся успешными. Даже само слово «успешность» выбрано не зря: «успех» значит — успеть, значит — опередить остальных. Ссудный процент, непрестанно обесценивая покупательный потенци-ал денег, уподобляет экономику постоянно проседающему зданию, этажи которо-го медленно, бесследно и неумолимо проседают в зыбкий грунт. И дабы оста-ваться на плову и быть всегда выше нулевого уровня, люди постоянно надстраи-вают сверху новые этажи. Тех, кто в этой гонке выдыхаются, теряют скорость и застревают на своём проседающем этаже, — ждёт ранняя гибель. Тем, кто регу-лярно изобретают и находят новые решения, — им удаётся постоянно находится на самих верхних этажах и выживать, а если повезёт, то им позволяют выйти «из порочного круга» по особому мостику, ведущему в оазис с устойчивым фунда-ментом.
Этот забег горнолазов по отвесной стене ссудной экономики агрессивно через нужду стимулирует людей на постоянные изобретения, открытия, прорывы, инновации и т.п. Главная цель которых, это сохранение за собой лидерства любой ценой в данной гонке. Другими словами, через экономический ланд-шафт для людей бесструктурно создаются условия, вдохновляющие их на пер-манентную генерацию преимущества перед остальными.
Вам это ничего не напоминает?... Вспомните сейчас, пожалуйста, — где вы уже до этого слышали данное словосочетание «преимущество перед осталь-ными»?
Правильно — это допинг. Допинг в спортивных соревнованиях — это ис-пользование спортсменами веществ, позволяющих им добиться улучшения спор-тивных результатов и получить в итоге преимущество перед конкурентами. Слово допинг по своему происхождению означает наркотик, стимулятор. Офици-ально допинги запрещены в спорте, так как в нечестной борьбе ради получения преимущества в жертву приносится здоровье спортсмена. Но негласно допинги разрешены всем, кто по уровню развития своей науки и технологий способен син-тезировать невыявляемые тестами допинги. Порочность спорта состоит хотя бы в том, что в качестве допинга признаются только химические вещества, принимае-мые внутрь спортсменами. Мы же считаем, что реальный допинг у спортсменов — это их личная жизнь, образование, семья и т.д. Спортсмен, добровольно пре-вращая себя в мышечно-кинематическую машину, жертвует всем своим свобод-ным временем, жертвует своей личной жизнью, жертвует своим развитием и об-разованием, жертвует даже своим детством — и в обществе это до сих не счита-ется допингом. Но оставим спортсменов с их слабостями до круглых и блестящих «прелестей».
Вернёмся снова на стадион ссудной экономики. Здесь правил нет никаких — допингуют все — «кто сильнее…», «кто хитрее…», «кто изобретательнее…», «кто проворнее…» — того и тапки.
«Прибыль — ВСЁ, всё остальное и все остальные — НИЧТО».

http://www.rbc.ru/business/28/09/2017/59ccba389a79473979c21f41

http://www.rbc.ru/rbcfreenews/59a39ab09a794774904497f6
«Глава Ted Travel, задолжавшей туристам 27 млн рублей, находится за границей и не выходит на связь. Четин Бозаджы Джафер — владелец и президент компании Ted Travel, которая ранее заявила о приостановке дея-тельности, — находится за границей, сообщила «Интерфаксу» пресс-секретарь Российского союза туриндустрии (РСТ) Ирина Тюрина. По ее сло-вам, Джафер, хоть и является президентом компании, формально в ней не числится. Тюрина посчитала преждевременным говорить о том, что ком-пания «появилась на российском рынке, чтобы собрать деньги и исчезнуть», пишет РБК, ссылаясь на ее слова. «Но то, что ее президент Четин Бо-заджы в столь трудные для туроператора дни находится за пределами России и вообще не выходит на связь, говорит о многом», — сказала Тю-рина.» — https://www.business-gazeta.ru/news/355731
И если обратиться к истории, то можно чётко выявить, различные допинги, предпочитаемые различными государствами во все времена — набеги, захваты рабов, захватнические войны, золотые лихорадки, изобретение пороха, изобре-тение огнестрельного оружия, изобретение двигателя, изобретение авиации, изобретение баллистических ракет и т.д. Это всё является допингами в борьбе за преимущество перед остальными государствами, или перед остальными внутри одного государства. И, как правило, почти все достижения использовались в си-ловых методах. Ведь не у всех хватало сил, желания и таланта на изобретения и открытия (смотрите главу 12 «Инстинкт в шкафу»); проще было по старинке: «украл, завоевал — получил преимущество перед остальными»:
«Все новейшие достижения всегда использовались для главных це-лей – для войны. И у протолюдей, и сейчас все передовые достижения отно-сятся к военной сфере. И всегда мирное использование технологии было ре-зультатом последующей конверсии. Последователи Маркса¬-Энгельса будут огорчены, но человека создал не труд. Человека создала война.» — Морозов С.Б., книга «Секс и ранг».
Подобные шалости полностью прекратились с изобретением ядерного ору-жия — распускать вооружения теперь стало нельзя, и миру ничего другого не оставалось делать, как всем стать цивилизованными — и все стали цивилизо-ванными. Международные границы словно застыли после долгой хмельной пляс-ки, пришлось забыть про работорговлю и про колонизаторские замашки — на эти допинги для всех было наложено табу, на всех — но кроме касты исключитель-ных:
«Опыт второй мировой войны показал эволюционную бессмысленность ядерных ударов, массовых бомбардировок, геноцида по национальному, религи-озному или партийному признаку. В таких условиях никакого избирательного отбора нет, а гибель людей случайна. По этой причине глобальные кон-фликты тщательно предупреждаются, а мелкие войны, с высокой изби-рательностью уничтожения населения, — поощряются.» — Савельев С.В., кни-га «Церебральный сортинг».
И, когда более безнаказанно разбойничать стало нельзя, стали шалить, во всём где это было не запрещено — так была заложена сплошная эпоха открытий, изобретений, инноваций. Допинговать стало можно креативом — чем все активно и занялись. Ведь чем-то же всё равно надо было завоёвывать преимущество пе-ред остальными, чтобы перекрывать ускользающий баланс, нарушаемый ссуд-ным процентом.
И начались невообразимые чудачества, которые потом в официальной науке назвали постиндустриальным обществом. «Если китайцев больше и труд их стоит гораздо дешевле, то давайте перевезём все заводы в Китай» — приду-мали европейцы, и этого допинга им хватило на 30 лет. Теперь Китай стал силь-ным и потихоньку сбрыкивает с себя заморских бездельников. Этот допинг неми-нуемо подорвал здоровье китайской экологии и сейчас в Китае есть две погоды — смог и непереносимый смог:
«Сегодня развитие Китая экологически несбалансировано, а когда ВВП страны повысится, ущерб для окружающей среды станет необратимым.» — глава Государственного управления по охране окружающей среды КНР Се Чжэньхуа.
«В Пекине впервые за год объявлен оранжевый уровень опасности из-за смога. Предпоследний уровень эко-опасности введён в китайской столи-це впервые за текущий год, сообщает ТАСС. Смог, зависший над городом, представляет собой взвесь из вредных для здоровья твёрдых частиц. В воздух они попадают из выхлопных газов автомашин и выбросов уголь-ных теплоэлектростанций. На данный момент их уровень превышает допу-стимую Всемирной организацией здравоохранения норму почти в 11 раз. Жи-телям и гостям Пекина местные власти советуют не находиться на улице без необходимости и использовать защитные маски. По прогнозам экологов, смог рассеется только через два дня с приходом холодного фронта.» — https://russian.rt.com/article/133494

Фото: смог в Китае (справа) — https://twitter.com/george_chen/status/670462857859854336

Фото: http://kristof-blog.ru/post.php?id=10940
Все стали ловчить-допинговать, и все это делали по-разному. Но в чём все были одинаковы и похожи друг на друга, так это в употреблении самого дей-ственного допинга в виде Мегаполиса. Состоялось открытие Всемирной Финан-совой Олимпиада, в соревнованиях которой в качестве допинга используется Ме-гаполис. Последствия рекордов от употребления мегаполис-допингов оплачива-ется за счёт здоровья населения страны. Следует заметить, что как раз время начала бурного роста мегаполисов чётко совпадает по времени с моментом со-здания ядерного оружия: до 50-х годов двадцатого века количество городов-миллиоников было не более десятка, сейчас их насчитывается около 400. До-пинг под названием мегаполис давал мощный импульс экономике любой страны; интенсифицировал развитие промышленности, науки, технологий; давал колос-сальный бассейн дешёвой рабочей силы; взвинчивал до небес стоимость земли под пятой мегаполиса — все эти преимущества настолько соблазнительны и ис-кушительны для правительства любой страны, что всегда заставлял руководите-лей закрывать глаза на сопутствующие издержки от мегаполизации эконо-мики:
«Я бы мог добавить еще один рецепт к тому, что мои коллеги говори-ли по поводу роста производительности труда и роста экономики стран, в том числе, развивающихся стран. Один из таких рецептов — это увели-чение количества крупных городов, развитие агломераций. В крупных аг-ломерациях производительность труда на порядок выше, чем, скажем, в сельской местности или в местности, где присутствует очень много ста-рых промышленных небольших городов.» — из выступления Собянина С.С. (мэр г. Москвы) на Московском финансовом форуме, 08.09.2017 г. —
https://youtu.be/GaSRJSlT9XQ?t=1h13m19s
«Все эти годы население Москвы в значительной степени увеличи-валось за счёт приезжих. Увеличение рождаемости, кстати, было также свя-зано с этим явлением: плодились приезжие. Ежегодно за счёт приезжих населе-ние Москвы увеличивалось на 25 тысяч человек Прибывали люди, как правило, из губерний, окружавших Москву. Пристраивались они обычно в качестве до-машней прислуги (23 процента), рабочих транспортных, трактирных, торго-вых и прочих заведений, а дети и подростки – учениками ремесленников, поло-выми в трактирах, мальчиками в лавках и т. п. Ежегодно прибывали в Москву и тысячи сезонных рабочих.» — Г.В. Андреевский, книга «Повседневная жизнь Москвы на рубеже XIX–XX веков».
«Москва оказалась самым криминальным регионом России — Москва возглавила рейтинг регионов по числу совершенных преступлений, следует из данных на сайте Генпрокуратуры. За январь-июнь в столице совершили почти 72 тысячи преступлений. На втором месте оказалась Московская область — 41,5 тысячи.» — https://ria.ru/society/20170925/1505459859.html
«Село катится в многомиллионные городские агломерации — в де-ревнях, особенно в Нечерноземье, практически не осталось людей репродук-тивного возраста, только пожилые. Нет молодых, значит, некому обраба-тывать землю, работать на тракторе в поле. Оно зарастает подлеском или за копейки выкупается латифундистами из агрохолдингов, на которых вахтовым методом работают неместные работники. Падают налоги в мест-ные бюджеты, на которые сейчас обрушилась вся нагрузка по содержанию со-циальных объектов. Следовательно, условия жизни ухудшаются ещё сильнее, и из села вместе с детьми уезжают последние работники. Из-за оптимизации закрываются школы, клубы, медпункты, почта. Село умирает… Эти факты констатирует заведующий кафедрой экономической и социальной географии России географического факультета МГУ доктор географических наук, про-фессор Вячеслав Бабурин.
Несколько лет назад активно вбрасывалась идея создания нескольких многомиллионных городских агломераций. Туда должны переехать жители села и сельских поселений – а это более 37 миллионов человек. Тогда это даст ко-лоссальную экономию бюджета. Сейчас эта идея на словах не поощряется, но на деле активно претворяется в жизнь.
Начало положила Великая Отечественная война. Это и призыв в армию, и последствия оккупации, и переезд в послевоенное время в Калининградскую область, в Крым, на Северный Кавказ. Москва и Ленинград как гигантские пылесосы выкачивали наиболее активные и молодые трудовые ресурсы с половины страны. Но в те годы уровень рождаемости в сельской местности был выше, чем в городах, и в какой-то мере компенсировал отток населения.
Сегодня он либо сравнялся, либо стал ниже, чем в городе. Рожать про-сто некому. Сокращение рождаемости до 9% ежегодно. Демографическая пирамида подрубается: детей нет, молодые уезжают, пожилых уносят на погост.» — http://argumenti.ru/society/2017/10/552148
Притом, что интересно: странам с низким ссудным процентом для дости-жения нужного уровня преимущества требовалось меньшее количество мегапо-лисов, чем странам с высокой процентной ставкой. Например, общее число мега-полисов в странах-локомотивах капитализма (США + Великобритания + Германия + Франция) почти равняется числу мегаполисов в «развивающейся» России — 16 против 15 соответственно. — https://ru.wikipedia.org/wiki/Список_стран_по_числу_городов-миллионеров
То есть бремя ставки рефинансирования в России настолько тяжело для её экономики, что для его преодоления страна вынуждена должна отрабатывать ссудный процент на пределе своих возможностей — для чего почти всё трудо-способное население было согнано в 15 мегаполисов. Вы удивитесь, но Россия находится на 4 месте в мире по уровню мегаполизации территории. Перед ней только Китай, Индия и Бразилия, что объяснимо не высоким ссудным про-центом, а просто гораздо большим числом населения. Россия уверено обогнала даже Японию (6 место — 12 мегаполисов) по степени концентрации населения страны.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Список_стран_по_числу_городов-миллионеров
Тут мы снова повторимся и приведём ставки рефинансирования упомяну-тых стран, чтобы окончательно закрепилась у читателей взаимосвязь между раз-мером ссудного процента и уровнем мегаполизации: США = 1,25%; Великобрита-ния = 0,25%; Евросоюз = 0%; Япония = -0,1% (минус ноль целых и одна десятая процента); бесспорно малоэтажная Швейцария = -0,75% (минус ноль целых и семьдесят пять сотых процента); Россия = 8,5%. — https://www.fxteam.ru/forex/cb-rates/
«А сейчас мы пытаемся развивать экономику страны, не имея рын-ка ссудного капитала; пытаемся продвигать инновации, пытаемся восполь-зоваться выгодами от вступления в ВТО, не догадываясь сравнить стои-мость капитала в России и в странах, с которыми мы намерены конкуриро-вать, – в Германии, Соединенных Штатах, Южной Корее. А ведь у нас стои-мость капитала вчетверо выше, чем в США, и втрое выше, чем в Корее. И это, конечно же, никак не повышает наши шансы.» — Олег Дерипаска, гене-ральный директор компании «РУСАЛ» — https://russian.rt.com/article/3471
В силу этих причин, мегаполис всегда наделялся статусом урбанизацион-ной неприкосновенности. Судьба мегаполиса неприкасаема для обсуждений по причине экономического допинга, который он даёт экономике. Главным и един-ственным обоснованием неприкасаемости мегаполиса является экономический рост и финансовая прибыль. Экономический рост — это алиби мегаполиса во всех его деяниях. Чтобы понять и осознать это достаточно ознакомиться с содер-жанием любого урбанистического форума: все разговоры, только об экономиче-ском росте, прибыли, финансовых выгодах и т.д.:
«Должен сказать, что мы видим, что Москва развивается, и будет развиваться, и будет одним из главных драйверов развития экономики нашей страны.» — из выступления Собянина С.С. (мэр г. Москвы) на Москов-ском финансовом форуме, 08.09.2017 г. — https://youtu.be/GaSRJSlT9XQ?t=1h13m19s
«Сегодня мировая экономика всё сильнее стремится, сдвигается больше в мегаполисы, и мы давно вступили в эпоху агломераций. На двух процентах сухопутной территории земли — это совокупная площадь городов — три миллиарда проживает в городах. Россия несмотря на свою тоже огром-ную территорию — это страна городов. Более двух третей наши граждан живут в городах. Именно поэтому вопросы урбанистики, городского раз-вития, формирования комфортной городской среды находится в непре-рекаемом приоритете в деятельности правительства Российской Феде-рации.» — из выступления заместителя председателя правительства РФ Козака Д.Н. на Московском урбанистическом форуме 2017 — http://mosurbanforum.ru/_video/
Но цинизм всей ситуации состоит в том, что при всей своей агитационной прыти правительственных чиновников с призывами к толпе жить в мегаполисах, сами чиновники при этом живут в малоэтажных районах Московской агломера-ции. После своих красноречивых выступлений про мегаполисы и их преимуще-ства они все как один возвращаются в свои малоэтажные коттеджи — весь за-падный сектор от МКАД на глубину 50-70 км («Рублёвка», «Барвиха», «Новая Ри-га») буквально усеян малоэтажной застройкой:

https://dacha.fbk.info/#neverov
«Одни дворцы на подлётах к Москве! — вы знаете, это для меня был урок. Сто километров мы летели и сто километров от Москвы - дворцы. Не особняки, не коттеджи, а дворцы. Смотрю: лес стоит, а в лесу деревьев меньше, чем дворцов. Они, конечно, вмонтировали эти коттеджи, особняки и дворцы в лес, но там деревьев было меньше. Было жуткое впечатление. Я помню Подмосковье советское, оно хлеб давало, капусты очень много возделы-валось, картофеля, кормило практически Москву. А сейчас у вас там нет ни одного поля.» — впечатления Лукашенко А.Г. после полёта с Путиным В.В. на вертолёте в Москву из резиденции «Завидово» —
https://realty.newsru.com/article/16dec2011/lukashenko

Вот почему, если первые лица государства так славят мегаполисы, сами же при этом свои резиденции устраивают не в небоскрёбах Москва-Сити, а в за-городных малоэтажных усадьбах? — ведь по вашим же собственным словам — «будущее за мегаполисами».

Каррикатура Carlos Tovar (Carlín) — https://youtu.be/RrA4fZTjTVE

Вид с набережной в сторону Москва-Сити.

Но вернёмся снова к мегаполисам. Матрица капитализма, основанная на ссудной экономике, способна порождать только мегаполисный формат урбаниза-ции. Правительства многих стран, не желая отказаться от ссудной экономики и не желая тратить на это силы, предпочитают, как умопомрачённые и зазомбирован-ные, повторять на публику бесконечную мантру об экономическом росте и финан-совой выгоде в оправдание мегаполисов. При этом жестокость и безжалостность издержек мегаполиса всегда остаётся в умолчаниях.
То, что рентабельно и экономически выгодно, — часто несовместимо с жизнью. Рентабельность и экономическая выгода, как критерии оптимальности, не являются гарантией разумности и целесообразности предлагаемого решения. В традициях современного госуправления экономическая выгода (которая на по-верку часто оказывается лишь выгодой финансовой и номинальной, положитель-ный эффект которой обнуляет инфляционная зыбь) превратилась в святую икону, в символ веры, в аксиому. Объективно, это похоже на секту «экономического ро-ста и финансовой выгоды». Но эта слепая вера не обеспечивает алиби её фана-тикам и, тем более, не обеспечивает устойчивости управления и защиту от по-следствий.

Фото: коллаж из экономической повестки РБК — http://www.rbc.ru/
Здесь стоит несколько слов сказать про регионы и континенты, которые долго не принимали у себя капиталистическую экономику. Но, столкнувшись на определённом этапе с западной цивилизацией с её хищнической и агрессивной тактикой, им пришлось выбирать — или погибнуть (народы Африки, Австралии и Северной Америки), уйдя в цивилизационное небытие; или выжить (Китай, Япо-ния, Индия, ОАЭ и весь АТО), приняв капиталистические правила игры с её атри-бутами, одним из которых являются мегаполисы. Все эти страны были втянуты в этот водоворот, в мегаполисную воронку. Для выживания им необходимо было достигать того же уровня технического развития, которым уже обладали «белые люди», и мегаполис в этом был самым лучшим инструментом интенсификации процессов развития — индустриализации, ликбеза, инноватизации:
«Хотите ли, чтобы наше социалистическое отечество было побито, и чтобы оно утеряло свою независимость? Но если этого не хотите, вы должны в кратчайший срок ликвидировать его отсталость и развить настоя-щие большевистские темпы в деле строительства его социалистического хо-зяйства. Других путей нет. Вот почему Ленин говорил накануне Октября: «Либо смерть, либо догнать и перегнать передовые капиталистические стра-ны». Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет. Мы должны пробе-жать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас со-мнут.» — из речи Сталина И.В. на Первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности «О задачах хозяйственников», 4 февраля 1931 г. — http://grachev62.narod.ru/stalin/t13/t13_06.htm
Чтобы прочувствовать степень зависимости судьбы подобных регионов от доступа к «аглицким пушкам», советуем посмотреть фильм «Лоуренс Аравий-ский», где наглядно показано, как технически развитые англичане, обладая пре-имуществом в вооружении, в переговорах выкручивали локти бедуинам.
Бесструктурно поощряя и подталкивая на интенсивный путь мегаполиза-ции, западный конгломерат совсем не осознавал, чем это обернётся в остальных регионах. Города-миллионники — от слова миллион, и те регионы, которые об-ладают большим человеческим капиталом, гораздо быстрее пройдут путь эконо-мического развития и быстрее достигнут высшей степени мегаполизации — агло-мераций. Достигнутая при этом скорость роста увеличивается по геометрической прогрессии, и порой из-за этого становится даже жутко: на онлайн-счётчике роста численности населения Земли — цифры бегут быстрее, чем секундная стрелка. — http://www.worldometers.info/world-population/

Притом, основной прирост осуществляется за счёт увеличения населения Индии и Китая. Проклятие размерности состоит в том, что здесь вступают в дей-ствие невидимые инстинктивные причины неуправляемого роста населения. Эко-номика стран-передовиков не может обеспечить благосостояние для всех. В ито-ге, бедные слои населния рожают больше детей, чтобы было больше помощни-ков и легче было справиться с житейскими трудностями. И получается закмнутый порочный круг…
Теперь в одном только Китая около 100 мегаполисов, а в Индии — 50. Притом, как мы уже упоминали, у локомотивов капитализма их несравненно меньше: в США их только 9, в Германии — 4, в Великобритании — 2, а во Фран-ции всего 1. — https://ru.wikipedia.org/wiki/Список_стран_по_числу_городов-миллионеров
Такая затяжная историческая справка к ответу на первый вопрос нужна была для того, чтобы показать, что Мегаполис заведомо обладает преимуще-ством в концентрации и в обладании ресурсами, в том числе и денежными.
Моноцентричная морфология российского ландшафта предопределяет концентрацию денежной массы в стольном центре. Центр, обладая сильной гра-витацией, вовлекает в свою орбиту основной поток денежной массы, обезвожи-вая в свою очередь пространство на периферии — всё то, что за МКАДом:
«Сегодня все доходы бюджета стекаются в Москву и уже оттуда распределяются. Это лишает региональных губернаторов и городские адми-нистрации стимула что-либо у себя развивать…» — Олег Дерипаска, гене-ральный директор компании «РУСАЛ» — https://russian.rt.com/article/3471
Такой магнетизм Центра, тем более в условиях дефицита денежной мас-сы, искусственно создаваемой Центробанком в угоду красивым показателям по инфляции, делает практически невозможной любую деятельность, кроме как в поле притяжения Стóльной орбиты:
«Жители Подмосковья не должны ездить на работу в Москву — подмосковные власти решили серьезно ограничить застройку жилья не только в Балашихе и Королеве, находящихся на грани транспортного коллапса, но и в других городах региона.
Чиновники теперь не будут согласовывать новые проекты, если девело-перы не возьмут на себя обязательства создавать новые рабочие места. Это может привести к сокращению на четверть числа новостроек в Московской области — одного из крупнейших в России рынков строительства.
«Таким образом мы уменьшаем маятниковую миграцию в Москву. Не должны люди из Подмосковья ездить на работу в Москву. Это ведет к большой нагрузке на транспортные сети. Безусловно, главный фактор принятия такого решения — обеспечение налогооблагаемой базы. Налоги должны идти в бюджет Московской области с тех предприятий, которые зарегистри-рованы на территории Московской области», — подчеркнула руководитель Национального агентства по архитектуре и градостроительству Елена Косо-ренкова.» — https://www.pravda.ru/news/economics/realty/06-03-2016/1294392-kosorenkova-0/
А теперь представим себе гипотетическую ситуацию, что объявился нако-нец-таки долгожданный всеми мифический иностранный инвестор. Сей инвестор окидывает взглядом всю территорию экономического ландшафта России и отчёт-ливо видит, что наибольшую прибыль он получит в точке максимального пика — в Москве, а на периферии он получит прибыль гораздо меньшую. И он, как вся-кий порядочный инвестор, просчитывающий всё до пятого-шестого знака после запятой, соблюдая этикет, делает многообещающую паузу на раздумье. И по возвращении на публику с решением, как вы думаете куда он в итоге вложит свои средства? — вопрос риторический…

Экономический ландшафт современной России неизбежно порождает индуцированный спрос на инвестирование исключительно только в Москву. Инерция индуцированного спроса делает неконкурентноспособными все осталь-ные регионы, кроме как Санкт-Петербург или территорию в радиусе 100 км от Центра. Иностранный инвестор не обременён порывами патриотизма к объекту инвестирования и не отягощает себя думами и ответственностью за сбалансиро-ванное (усточивое, как сейчас модно говорить) развитие территории — у него на уме в первую очередь прибыль. Внеконкурентные преимущества Москвы со-здают инерцию, необратимо схлопывающую все остальные альтернативы — пе-риферия иностранным инвесторам абсолютно не интересна.
И пора уже наконец сознаться, в том, что бессмысленно приманивать и возлагать надежды на некий спасительный десант иностранных инвесторов. Да-же, если они и появятся, то вложат они свои средства только в Москву — там уже достаточно насыщенна инфраструктура, огромная потребительская аудито-рия, высокие темпы получения прибыли. Ни один инвестор не станет вкладывать в периферию, если только не получит гарантии особых для себя условий при та-ком «подвиге».
Вот вам и перспективы развития сети городов и поселений по ВСЕЙ тер-ритории страны — их просто нет в существующей Матрице ландшафта. Госу-дарство деликатно открестилось от обязанности настраивать кредитно-финансовую систему. Центробанк высокомерно отмахивается от всех претензий торжественным предъявлением прогнозных показателей по инфляции, прилежно достигнутыми ими в непосильном труде. У крупного бизнеса тоже теперь тяже-лейшая форма аллергии на крупное инвестирование в стратегические объекты (особенно после неудачного инвестирования в сочинскую мегастройку), отчего сейчас в государстве с трудом удаётся находить средства даже на завершение строительства керченского моста:
«СМИ узнали о принятом в правительстве решении повысить акци-зы на бензин — решение о повышении акцизов на топливо на 1 руб. за литр (в два этапа по 50 коп.) принято в правительстве. Ранее о том, что с таким предложением выступил Минтранс, писал РБК. Деньги пойдут на дороги в Крыму и Калининграде.
Ранее РБК со ссылкой на федеральных чиновников сообщал, что Мини-стерство транспорта предложило собрать нужные для завершения строи-тельства трассы «Приморское кольцо» в Калининградской области 40 млрд руб. путем повышения акцизов на топливо. Источники РБК говорили, что Минтранс предлагает провести повышение акцизов на бензин и дизельное топливо в 2018 году в два этапа по 50 коп. за литр.
Помимо трассы «Приморское кольцо», как писал РБК, претендентом на деньги от повышения акцизов является трасса «Таврида», отмечают «Ведомости». В 2018 году правительство выделит на ее строительство бо-лее 14 млрд руб., говорил премьер Дмитрий Медведев. С марта 2016 года оно подорожало с 85 млрд до 140 млрд руб.» —
http://www.rbc.ru/politics/18/09/2017/59bef32d9a79479b9659970d?from=main
В связи со всем этим в России сейчас парадоксальная ситуация — территория есть; строительные материалы есть; проекты есть; квалифицирован-ные рабочие, строители, специалисты, как правило, сидящие без работы, есть; энергоресурсы есть — а строительство невозможно, потому что денежных знаков нет — «ребетня и взрослые пропадают зря». Тем более нет дензнаков в больших объёмах, достаточных для подобных проектов. Центробанк эмитировать деньги на это не собирается — ему удержание циферных показателей по инфляции до-роже жизни. Доступ к дешёвым зарубежным кредитам отрезан санкциями. В итоге экономика обескровлена и обезвожена, без элементарных денежных знаков, мо-нополией на изготовления которых обладает только Центральный Банк России. Одним словом, — и шах, и мат.
Ситуация, как один в один, похожа на историю одного городка в коротко-метражном фильме, который так и называется — «Парадокс»:
«В городок приехал богатый турист. Оставив в залог купюру-двадцатку хозяину гостиницы, он поднялся посмотреть комнаты отеля. Хозяин гостини-цы, не медля ни минуты, берёт купюру и бежит с ней к мяснику отдать долг. Мясник, с купюрой в руках, бежит к фермеру и отдаёт ему долг за говядину. Фермер отдает долг владельцу автомастерской. Владелец мастерской направляется в местный магазин и отдаёт долг за продукты. Хозяин магазина бегом к местной девочке по сопровождению, которая из-за кризиса «обслужива-ла» его в долг… Девочка сразу бежит к хозяину гостиницы и отдаёт ему долг за комнаты, которые она снимала для клиентов. В этот момент обратно спускается турист и говорит, что не нашёл подходящей комнаты, забирает залог и уезжает.» — https://youtu.be/yF-TkoOUD2s


В городе не изменилось количество денег, но исчезли все долги. Как такое смогло произойти? Дело в том, что в экономической системе есть не только платёжеспособный, но и неплатёжеспособный спрос, который и был эффективно реализован такой нехитрой операцией. Использование неплатёжеспособного спроса является одним из ключевых источников реального роста благосо-стояния населения любого региона (не путать с так называемым «ростом эко-номики»).
На повестке дня стоят новые экономические модели и системы, поз-воляющие адекватно оценивать и вводить в локальную экономическую систему денежные эквиваленты труда, компетенций, ресурсов, управленческих знаний, материальных ценностей и пр. Успешные эксперименты внедрения местных локальных валют или товарных талонов уже есть (эксперимент в с. Шайму-ратово — https://youtu.be/qcgKsUM9vGY), активно развиваются и другие подоб-ные проекты.

График: http://davletbaev.livejournal.com/tag/кейнс
Ситуация кажется настолько безвыходной, что «небо готово расколоться, земля готова разверзнуться, а горы готовы рассыпаться в прах» (Коран, сура 19, аят 90). Но даже в рамках капиталистической системы её решение было найдено, и здесь, как раз-таки, интернет оказал неоценимую помощь.
Рассмотрим современную финансовую систему, а именно её часть, — свободные деньги, которые потенциально пригодны для инвестирования. Если представить их в виде пирамиды, то на самой её вершине будут банки (Б), потом олигархи (О), следом крупный крупный бизнес (КБ), средний бизнес (СБ), мелкий бизнес (МБ) и в самом основании пирамиды будут покупатели (П) — конечные потребители. И чем выше уровень в этой пирамиде, тем соответственно выше концентрация денег. И соответственно, так как у банков, олигархов, крупного биз-неса бóльшая концентрация денег, они поэтому благодаря этой аккумуляции мо-гут инвестировать в крупные миллиардные проекты. У покупателей тоже есть свободные деньги, но их у каждого немного, и они разбросаны по всей площади основания пирамиды, отчего эти капиталы непригодны для инвестирования в проекты крупные.

На фото слева — схема из видео «Как стать автором проекта на сервисе OPENi.RU и реализовать его» — https://youtu.be/jzMCtXNjZPk
В реальности финансовая пирамида не столь геометрически правильная, но всё равно — пирамида — пирамида, больше похожая на Зиккурат финансо-вый. Размеры ярусов при её построении были взяты качественные — на основе приблизительных ощущений, — т.к. реальные цифры нам никто и никогда не предоставит.

Но если собрать все деньги покупателей в равносторонний куб, а деньги на других слоях распластать на площади, равной основанию этого куба, то окажет-ся, что общей объём денег у покупателей гораздо больше, чем на всех вышеле-жащих слоях вместе взятых:


И если найти способ концентрации денег покупателей, гарантирующий их сохранность, то можно будет инвестировать в масштабные проекты, в том числе и в создание малоэтажных посёлков. Осталось только найти этот способ.
И здесь неоценимую помощь оказал интернет, который благодаря своей способности сжимать географическое пространство, легко позволяет объединять-ся и договариваться людям из разных уголков страны. Многие уже наверно слы-шали про краудфандинг, который появился относительно недавно как раз именно благодаря возможностям, которые предоставляет интернет. Краудфандинг — это народное финансирование, от английского крауд — народ и фандинг — финанси-рование. И, кстати, появления этой книги — «Матрица ландшафта» — стало воз-можным именно благодаря краудфандинг проекту, с помощью которого через крауд-платформу PLANETA.RU были собраны необходимые средства для её написания — https://planeta.ru/campaigns/58839

За последние 3-4 года в интернете появилось несколько краудфандинго-вых платформ — площадок народного финансирования. С их помощью авторы проектов успешно собирают необходимые средства для реализации своих проек-тов. Инвестируют в эти проекты как раз люди в основном из нижнего слоя финан-совой пирамиды — обычные покупатели. Но существующие крауд-платформы пригодны только для небольших и средних проектов — для издания книг, для выпуска музыкальных альбомов, для организации концертов, для съёмок филь-мов, и даже для открытия мелкого бизнеса. Для создания крупных и масштабных проектов платформ народного финансирования пока ещё не создано.
Свои планы мы связываем с сервисом народного финансирования «Откры-тый Дом», который был предварительно (за год до его открытия) анонсирован в конце лета 2017 г. — https://youtu.be/jzMCtXNjZPk. Этот сервис народного финан-сирования был заявлен как раз для создания крупных проектов — предприятий, заводов, посёлков и т.д. Архитектура этого сервиса будет построена на основе успешного опыта реализации собственного крупного проекта компании «Откры-тый Дом» — Гипермаркета аренды недвижимости. Уже сейчас пайщики народной компании «Открытый Дом» благодаря потребительской программе «КопиКупи» успешно приобретают для себя квартиры и автомобили.
Примерно через год-полтора мы планируем запустить с использова-нием сервиса народного финансирования свой крупный проект — проект создания малоэтажного посёлка. С перспективой, что это не остановится толь-ко лишь на одном единственном посёлке, а перерастёт в каскад по созданию ма-лоэтажных посёлков в различных уголках страны. Пока этот информации блок ещё недостаточно проработан, и мы ограничимся лишь этим коротким сообщени-ем. Следите за новостями на сайте http://www.lowriseplanet.net/

Благодаря подобным сервисам становится возможным безопасно концен-трировать деньги из покупательского слоя пирамиды для реализации крупных проектов — авторы масштабных проектов получают средства для их реализации, а инвесторы получают гарантии сохранности и преумножения своих средств. Та-кое стало возможным только благодаря интернету и его массовому распростра-нению в обществе, до этих пор только банки-олигархи-крупный бизнес монополь-но обладали большой концентрацией денег и правом распоряжаться ими.


И на ближайшую перспективу мы пока не видим альтернативы сервису народного финансирования:
1). Банкам интересны только высокодоходные виды инвестирования.
2). Правительство никак не может повлиять на банки.
3). А у регионов денег не хватает даже на поддержание своих существую-щих городов, не говоря уже про создание новых городов и посёлков.
1). «По поводу здравоохранения. Мы действительно входим в сферу здравоохранения. Мы для себя определили наиболее интересные сферы, в которых мы можем зарабатывать безрисковый доход, тем самым под-держав нашу прибыльность на уровне не ниже 20% отдачи на капитал. И к 2030 году мы видим, что мы должны будем зарабатывать примерно такой же объём маржи за счёт других видов бизнеса и безрискового дохода, который мы зарабатываем на банковском рынке.» — из выступления Германа Грефа на Мос-ковском финансовом форуме, 08.09.2017 г. — https://youtu.be/GaSRJSlT9XQ?t=3h40s
2). «Кризис начался не из-за событий 2014 года, кризис начался ещё в 13 году — Центральный Банк начал системно поднимать процентные ставки. Ставка была 5,5% и в феврале 2013 г. начались мероприятия по ужесточению кредитно-денежной политики. Что мы имеем? — мы имеем серьезнейший спад. И спрос на сегодняшний день — его не восстановить без участия госу-дарства. Это как раз то, что сейчас правительство пытаются делать. Но с другой стороны, общий объём средств на 2/3 состоит из поддержки на субсидирование процентной ставки. То есть на сегодняшний день мы пере-качиваем деньги по схеме: правительство собирает налоги → даёт, так сказать, потребителям либо предприятиям эти средства в той или иной форме → они платят банкам → банки напрямую отправляют в ЦБ. И можно посмотреть, что прибыль ЦБ увеличилась в разы — более, чем в 5-6 раз за последний период.» — комментарий Олега Дерипаски на Съезде Россий-ского союза промышленников и предпринимателей, 19.03.2015 г. — https://youtu.be/yrXxZy1GRQI?t=3m8s
3). «Должен быть создан муниципальный рынок облигаций. Город не в состоянии сделать ни одного ремонта, потому что он не в состоянии вый-ти на рынок и занять.» — Олег Дерипаска, генеральный директор компании «РУСАЛ»
https://youtu.be/Qu0S2V5rk0A
«Поэтому Москва на сегодняшний день, я считаю, героически борется с тем, чтобы видоизмениться в существующих ограничителях. И у Москвы это более-менее получается, потому что у Москвы кошелек другой. А теперь представьте то же самое, предположим, сделать в Коврове. То есть, здесь деньги нужны на квадратный километр такие же, как для Москвы, только где эти деньги-то взять? У Коврова и у Владимирской области нет такого бюджета, как у Москвы, которая прописала к себе всех основных «доно-ров» (налогоплательщиков) то есть, компании работают в других реги-онах, а платят налоги в Москве. То есть, ларчик-то банально просто от-крывается.» — Владимир Седов, инвестор посёлка Доброград и генеральный директор ГК «Аскона» — https://zebra-tv.ru/novosti/biznes/eto-i-yashchik-pandory-i-peshchera-ali-baby/
«Более 70% россиян хотели бы перенести реновацию из Москвы в регионы — две трети россиян считают, что регионы России в большей степени нуждаются в реновации жилья, чем Москва, следует из опроса ВЦИОМа. При этом состояние регионального жилого фонда негативно оцени-ли 59% опрошенных. Некоторые регионы России нуждаются в программе рено-вации больше, чем Москва, заявили 73% респондентов в ходе опроса, сообщает «РИА Новости» по материалам исследования ВЦИОМа. Причем среди жите-лей Москвы и Санкт-Петербурга доля опрошенных, согласившихся с этим утверждением, также оказалась высока — 70%.» —
http://www.rbc.ru/society/08/08/2017/598954929a79472216fa9287?from=main
Остаётся ещё зарубежный банковский сектор, но кредиты западных банков для нас теперь закрыты санкциями, а у банков исламского мира «гранаты не той системы»:
«Россия продолжает жить в условиях санкций. В частности, отече-ственные банки по-прежнему отрезаны от западных капиталов. Это застав-ляет и власти, и компании искать новые источники финансирования. И в этой связи все больший интерес представляют капитал восточный и те, кто его выдает в виде займов, — банки, работа которых построена на законах шариа-та. Причем подобная религиозная составляющая, похоже, ни наших чиновни-ков, ни наших бизнесменов ничуть не смущает. В погоне за «свободными» деньгами они активно ищут способы привлечь исламские финансы в отече-ственную банковскую систему. Впрочем, эксперты предупреждают, что сде-лать это будет не так уж просто. Уж слишком разнятся исламский и тради-ционный банкинги. А в некоторых моментах они и вовсе противоречат друг другу.
А исламский банкинг как раз основывается на убеждениях и традициях мусульман. Если формулировать научно, то в отличие от привычных ком-мерческих банков он работает по принципу проектного инвестирования. Обычному банку в подавляющем числе случаев все равно, на что он выдает кредит, — его волнует лишь сумма с процентами, которую заемщик ему по-том должен вернуть. В исламском банке деньги даются только под какое-то конкретное дело, то есть банк как бы становится соавтором и со-владельцем инициаторов проекта. А ссудные проценты при этом в принципе не применяются: они расцениваются как ростовщичество, ко-торое запрещено Кораном.
Взяв кредит в обычном банке, заемщик волен пустить средства на что угодно — кредитной организации все равно, куда он потратит их деньги, лишь бы проценты исправно платил. Например, на эти деньги можно открыть ло-терею, потратить их на азартные игры или вложиться в алкогольный бизнес. Но в исламском банкинге на все вышеперечисленное наложено вето. Мало то-го, там считается неприемлемым зарабатывать на биржевых спекуля-циях на финансовом рынке. Никакая игра на еще не созданной продукции вестись не может: деньги «из воздуха» табуированы Кораном.» —
http://www.mk.ru/economics/2017/09/03/biznes-po-zakonam-shariata-kak-islamskie-finansovye-instrumenty-zavoevyvayut-mir.html
Ответ на первый вопрос мы подробно разобрали. Теперь вопрос второй, связанный с занятостью и рабочими местами — Где жители будут работать, или — как обеспечить рабочие места?
Решение этого вопроса мы видим на основе двух составляющих. Во-первых, за счёт средств, привлечённых с помощью того же сервиса народного финансирования, возможно строительство предприятий и заводов. Во-вторых, за счёт возможностей, предоставляемых интернетом — это удалённая работа — фриланс.
Где и как дети будут получать образование?
Здесь также поможет привлечение средств через сервис народного финан-сирования для создания образовательных учреждений начального цикла. А также строительство новых школ с применением новых методик обучения, учитываю-щих психологию восприятия и эргономику детского организма. Благо уже есть ре-ализованные на практике примеры подобных образовательных учреждений. В частности, в 2017 году коллектив проекта «Концептуал» в 2017 г. открыл в г. Сер-пухов детский сад и школу на основе здоровьеразвивающей методики Владими-ра Базарного — с применением конторок, перьевого письма и пр. — http://школабазарного.рф/

Как обеспечить посёлок инженерными системами для комфортного проживания (дороги, водоснабжение, отопление, электричество, канализа-ция)?
Инженерные системы, как и в предыдущих вопросах, сейчас — это больше вопрос финансирования, т.к. все рынки буквально забиты различными варианта-ми инженерного оборудования, как в комплексном, так и в локальном исполне-нии. Отдельно про дороги и некоторые инженерные коммуникации будет речь в главе 16 «Опыт практической реализации». Вопрос — как обеспечить защиту и оборону посёлка (в том числе и продовольственную безопасность)? — так-же будет рассмотрен в главе 16.
В завершении этой главы мы покажем на одном примере результат без-думного следования условиям существующей Матрицы ландшафта, а также приведём примеры возможных последствий пренебрежения Матрицей при со-здании посёлков.
Существующую Матрицу ландшафта можно именовать фразой всеми из-вестного деятеля — «Денег нет, но вы держитесь!»
https://ru.wikipedia.org/wiki/Денег_нет,_но_вы_держитесь.
Суровость её условий сродни той, что была у портного из мультфильма «Жадный богач» — нужно было сшить семь шапок из куска шкуры, размера кото-рого хватало только на одну — https://youtu.be/tBn7WLeEpA4

«Ну что ж, сошьёт и семь, коль в этом есть нужда!»
К сожалению, та же технология производства применяется и в Матрице ландшафта при строительстве жилья. После долгого наблюдения многоквартир-ных домов у нас родился образ, которым мы сейчас поделимся с вами. В один момент пришло озарение, что современная квартира, эдак этаже на десятом, — это не что иное, как контейнер, подвешенный на кране. К сему контейнеру подве-дена всего лишь лестница, соединяющая его с землёй, и ещё в нём прорезано окно. Если квартира двухкомнатная, то это просто два совмещённых контейнера, если трёхкомнатная — то три. Вот как выглядит этот образ:


«Новостройки в провинции — не архитектура, а склады для людей» — Для начала обозначу парочку действующих на сегодня аксиом. Первое — сейчас время архитектуры девелоперов. Сегодня в России не архитектор решает, каким должно быть сооружение, чтобы оно отвечало всем правилам архитектуры, градостроительства, эргономики, уюта и т. д., а девелопер решает, что должно быть построено и как, чтобы это приносило при-быль. Архитектор — лишь малый промежуточный инструмент, вынужденный работать в очень жестких рамках.
Второе — мы небогатая страна с очень богатой столицей. А каче-ство архитектуры напрямую зависит от бюджетов: чем выше себестоимость объекта, тем больше вероятность того, что он будет интересен с архитек-турной точки зрения.
Большинству покупателей недвижимости банально не нужно ничего, кроме ровных стен в своей квартире. Ведь за все остальное придется пла-тить, а денег нет. То есть российскому покупателю жилья, если не гово-рить о столицах, просто не нужны архитектура, благоустройство, со-циальная инфраструктура. Лишь бы одобрили ипотеку и быстрее по-строили дом. Спрос порождает предложение, и многие застройщики особо и не стремятся создавать что-то, кроме типовых коробок.» — архитектор Ники-та Маликов — https://dmrealty.ru/rubrics/urban/nikita-malikov-novostroyki-v-provintsii-ne-arkhitektura-a-sklady-dlya-lyudey/


«Не стали делать богатых архитектурных элементов, а сделали про-сто гладкую простую панель. Только её можно было сделать (не потому что мы такие дураки), только её можно было сделать на этих четырёхстах заво-дах в кассетах, их делали в вертикальных кассетах гладкие — гладкую панель, только это. И появились такие города — совершенно однообразные». — Елена Капустян, архитектор.
«И вот смотрите, ведь эти девятиэтажные дома первых лет они же — ведь это же коробки. Они же настолько были непривлекательные. И мы сами понимали, что это непривлекательно. Но для производства это было инте-ресно — легко, быстро, просто — понимаете.» — Валентин Галицкий, органи-затор первого домостроительного комбината, руководитель ДСК-1 с 1961 по 1967 г.
«Именно поэтому повсеместно возводились одинаковые дома — простые коробки на плоской как доска специально выровненной местности — так было удобнее работать подъёмным кранам». — из документального фильма «Совет-ская империя — Хрущёвки» —
http://russia.tv/video/show/brand_id/9957/episode_id/96513/video_id/96513
Теперь про невежество в понимании законов Матрицы ландшафта при проектировании посёлков.
Надеемся, что теперь многим читателям станут понятны причины неудач большинства предыдущих попыток создания посёлков. К примеру, если вы со-здали посёлок, где наилучшим образом решили градостроительные вопросы, применили все современные технологии в строительстве, в энергетике, связи и т.д., достигли также идеологического единства среди большинства его жителей, но забыли про экономический ландшафт, где царит ростовщический ссудный процент, спекулятивные инструменты и порождаемая ими инфляция, то такой по-сёлок обречён на гибель вне зависимости от стараний жителей не допустить это.
Или, если при создании посёлка были учтены все упомянутые слои-ландшафты Матрицы, и даже слой экономический, но была не учтена вооружён-но-силовая группа ландшафтов, куда входят вопросы гражданской обороны, то несмотря ни на какие достижения в организации внутренней жизни посёлка, такой посёлок будет в итоге стёрт с лица земли через непродолжительное время.
Или, если будущие жители посёлка были объединены вместе лишь благо-даря одной какой-то идеологии и достигнут в её результате декларируемого единства, но упустят из вида мировоззренческий ландшафт, то такой посёлок также развалиться под давлением внутренних противоречий, конфликтов, кото-рые рано или поздно проявятся из-за пороков нравственности жителей в процес-се совместной жизни.
Далее приведём ещё несколько примеров, но более абстрактных, чтобы лучше представить механизм устройства этого объемлющего оргáна под назва-нием Матрица ландшафта:
1). Посёлок формата «Экономическая пустыня»: все группы ландшаф-тов решены, кроме экономического. В итоге экономический ландшафт в рамках страны так и остался похож на пустыню с единичными оазисами благополучия (столичные мегаполисы, некоторые областные центры и т.д.) — в этом случае попытка создания посёлка закончится созданием посёлка-теплицы (посёлка-парника), с коротким сроком существования — пока запасы финансовой «воды» у его жителей не закончатся. Как итог, жители разбежались обратно по своим мега-полисным оазисам, обозлённые и бесповоротно разочарованные в изначально благой идее. Хотя уже поначалу — это было подобно попытке устроить в пустыне водоём, с целью разведения рыбок — озеро пересохло, рыбки погибли. Как итог, прецедент создан и поступил в копилку наглядных примеров сторонников мега-полисной урбанизации.

2). Посёлок формата «Овраг невежества»: все группы ландшафтов ре-шены, не решённым остался образовательный ландшафт. Как следствие, всё было радостно и хорошо, пока не подросли дети. И казалось бы, детские садики и школы в посёлке были, но после получения аттестатов почти вся молодёжь безвозвратно покинула посёлок и уехала в мегаполисы, потому что в нём не бы-ло высшего учебного заведения, т.к. высшее образование сейчас уже стало нор-мой. Но и после окончания ВУЗов молодёжь не вернулась, т.к. по полученным специальностям негде работать в посёлке и к тому же инфицировавшись ком-фортом мегаполиса, молодёже возвращаться к примитивным удобствам не хо-чется. В итоге, череда конфликтов формата «отцы и дети» и посёлок сам собой схлопнулся в течение жизни одного поколения энтузиастов-основателей. Как очередной итог, прецедент создан и поступил в копилку наглядных примеров сторонников мегаполисной урбанизации.
3). Посёлок формата «Мировоззренческий вулкан»: все группы ланд-шафтов решены, кроме ландшафта мировоззренческого. Как следствие, всё было радостно и хорошо, пока не стали проявляться доселе таящиеся изъяны в противоречивой и внутренне конфликтной психике каждого из жителей. В итоге, поначалу появлялись лишь межличностные конфликты, которые со временем пе-реросли в более масштабные с образованием противоборствующих лагерей. Го-да два-три и посёлок бесследно исчез, не выдержав пожарища конфликтов. И здесь снова заведомо ожидаемый итог, прецедент создан и поступил в копилку наглядных примеров сторонников мегаполисной урбанизации.
Перед тем как перейти к главе про опыт практической реализации, мы вы-делим отдельную главу, посвящённую примерам современной градостроитель-ной индустрии. Выводы и решения не заканчиваются на этой главе — она равно-мерно распределены с главы 14 по главу 18 включительно.

Матрица ландшафта. Основная часть
Глава 15. Рынок альтернативы

 

Трудно заставить человека понимать что-либо,
если ему платят зарплату за непонимание этого что-либо.
Эптон Синклер (1878 — 1968)

 

Будучи описанными на бумаге, эти условия Матрицы ландшафта не про-нимают сознание в должной мере. Полноценное их восприятие и осознание по-является только на практике, в режиме реального контакта с ними. В полной ме-ре с жестокостью их натиска и бескомпромиссностью сталкиваются предпринима-тели, управленцы в бизнесе, когда приступают к воплощению проектов. Незави-симо от того, — проект ли это многоэтажного дома или проект малоэтажного по-сёлка — приступив к реализации любого из них, оказываешься словно в тоннеле, выход из которого существует только один — лишь в самом конце пути. Свобод-ное пространство этого тоннеля жёстко ограничено, и по мере его прохождения сечения тоннеля на отдельных участках могут неожиданно сужаться.

Фото: PARALLEL - фото со спутников и дронов — https://vk.com/noparallel
Для преодоления таких узких участков неминуемо приходится прибегать к различного рода ухищрениям и схематозу (схематоз — опасный вирус в управ-ленческой сфере, инфицированность которым неизбежно заражает любой про-ект обходными схемами и махинациями). В таких ситуациях неизбежно прихо-диться чем-то жертвовать: и так приходится поступать независимо от качества и уровня управленческой культуры предпринимателей — условия, порой, настоль-ко суровы, что издержки и компромиссы становятся неотвратимы и обязательны. Как бы управленец не ухищрялся в мастерстве управления — если с деньгами полный сушняк, то скакать и выписывать па приходится практически всем, и даже топ-менеджерам высшего звена.
Закладка трудностей происходит ещё на берегу, во время прощупывания тела проекта. Начинается всё с кредита, а точнее — с процентной ставки по кре-диту, или, другими словами, — с цены денег. Помимо того, что в стране и так — повсеместный дефицит денежной массы, состояние сверх того усугубляется пол-ным истреблением в экономике длинных денег. Существовавший прежде доступ к дешёвым кредитам от западных банков теперь, увы, отсечён санкциями.
Условия по кредиту определяют генеральные габариты туннеля — его длину и сечение. Все последующие условия, как правило, лишь сужают сечение, отталкиваясь от прежде заданных размеров коридора. Какие-то факторы могут влиять и на длину тоннеля, обычно укорачивая его. Редкие из условий, которые расширяют диаметр коридора или удлиняют его дистанцию.
В этих условиях Матрицы особо ценятся допинги в виде покровительства, в виде доступа к резервным капиталам, в виде господдержки, — дающие внекон-курентные преимущества перед другими участниками тоннельных забегов.
На ниве градостроительства, помимо стоимости денег, главными условиями являются — стоимость земли, стоимость проекта, стоимость стройматериалов, оплата труда. И так как, из-за монополии на рынке конечной эмиссии, стоимость денег практически является жёстко фиксированной, играть приходится только на параметрах этих главных, но по сути уже вторичных условий.
Довлеющим фактором над всеми этими условиями является гравитацион-ное поле Москвы: чем ближе к Центру — тем больше прибыль, но тем конкурен-ция и спрос тоже выше, чем дальше от Центра — тем дешевле земля и стои-мость работ, тем ниже конкуренция, но зато прибыль и покупательская аудито-рия, наоборот, — гораздо ниже. По схожему принципу, но в меньшей степени, воздействует близость-дальность проекта к областным мегаполисам — там дей-ствуют гравитационные подполя регионального масштаба.
Чтобы прочувствовать эти взаимосвязи, достаточно вырезать условный квадратик-участок, наложить на карту и подвигать его по поверхности, отслежи-вая как меняется стоимость земли и другие условия по мере приближения и уда-ления от Центра, а также и от остальных мегаполисов. Для этих целей можно было бы даже написать скрипт, что позволило бы в экспресс-режиме оценивать рентабельность градостроительных проектов:
«Все поселки всегда реализовывали задачу инвестора продать квадратные метры. При этом они всегда для того, чтобы можно было реа-лизовать, хотели прижаться к тому месту, которое уже хорошее. Ведь не сложно реализовывать такой проект в двух километрах от МКАДа. Больше ничего делать не надо можно только жилье построить, а Москва и ближайшее Подмосковье дает всю необходимую инфраструктуру. Ведь зачем жить по-сложному, если можно жить по-простому? Приходишь туда, где есть инфраструктура, там создаешь жилой проект, и всё» — Владимир Се-дов, инвестор посёлка Доброград и генеральный директор ГК «Аскона» — https://zebra-tv.ru/novosti/biznes/eto-i-yashchik-pandory-i-peshchera-ali-baby/
Из всего многообразия таких комбинаций, можно выделить три основные группы рабочих комбинаций, которые мы сейчас повнимательнее рассмотрим:
Первая группа — «Накладывай побольше, трамбуй поплотнее». Более точное, но менее политкорректное название этой группы комбинаций — «Градо-строительная проституция» — инвестор, девелопер, застройщик готовы «лечь» под любой проект, дающий наибольшее количество прибыли («ради прибыли в 300% капитализм пойдёт на любые преступления»). Эта прибыль закрывает им гла-за на все градостроительные извращения лоббируемого проекта, а также этой прибыли хватает, чтобы закрыть глаза на эти извращения всем остальным про-веряющим инстанциям — архитектурно-градостроительным отделам городов и посёлков, градостроительным советам, председателям общественных слушаний и всем прочим. Апогеем «градостроительной проституции» является современ-ное строительство домов для проституток, т.к. они в качестве постояльцев при-носят наибольшую прибыль с квадратного метра площади:
«В начале XX века наиболее приличные проститутки, в недавнем про-шлом какие-нибудь хористки, арфистки и пр., облюбовали кофейню при булоч-ной Филиппова на Тверской. Местом их обитания стал и тротуар от этой ко-фейни до Елисеевского магазина. Его называли «Тротуаром любви». Получила своё название и задняя часть кофейни, которая пряталась за колоннами, сто-явшими напротив входа. До появления здесь женщин кофейня была местом сбора деловых людей, которые требовали не только кофе, но бумагу и черни-ла. Не кофейня – а канцелярия какая-то. Хозяину это в конце концов надоело, и он запретил подавать посетителям письменные принадлежности. Решение такое было принять не трудно, поскольку все эти «писарчуки» не приносили кофейне дохода. С женщинами было иначе – они привлекали публику, что способствовало увеличению выручки.» — Г.В. Андреевский, книга «Повсе-дневная жизнь Москвы на рубеже XIX–XX веков».
Таких домов якобы нигде нет, но негласно в городах про них все знают. Нам известно про один такой доме в нашей культурной столице по адресу Коло-мяжский проспект, 15к2.

Но, как и в обычной, в «градостроительной проституции» есть и свои суте-нёры. И здесь, это все те, кто толкает инвесторов-девелоперов-застройщиков на сверхрентабельные градостроительные шедевры и рьяно агитирует за рост мега-полисов и агломераций ради получения такой ценой наибольшей прибыли:


«Крупные города... они более устойчивы, в силу того, что у них более диверсифицированная экономическая структура. При этом не только услуги и знания, но и современная промышленность, тяготеют к промышленным горо-дам. …Нам вряд ли удастся сохранить жизнеспособность всех малых и средних городов. Убывание городов небольшого размера - это такая непреодолимая глобальная тенденция. По оценкам некоторых экспертов, поддержка вот таких неэффективных с точки зрения экономической структуры городов стоит нам 2–3% экономического роста ежегодно.» — из выступления министра экономиче-ского развития Эльвиры Набиуллиной на Московском урбанистическом форуме, 08.12.2011 г. — http://www.ng.ru/economics/2011-12-09/1_nabiullina.html
Изделия первой группы комбинаций бывают в двух исполнениях — в мно-гоэтажном и в малоэтажном.
В многоэтажном исполнении — это всем известные бетонные коробки. Пример рассмотрим на основе той же «свечки», которую мы упоминали в главе 6 «Город-деревня».

Участок под свечку был выбран в Московской области, где земля очень до-рогая. Следовательно, для экономии под пятно застройки было выделено всего 18 соток. Но чтобы добрать до необходимой прибыли, остальные параметры бы-ли усилены по максимуму: количество этажей — 25; подъезд, а значит, и лифт — всего один; из рабочих только самые дешёвые — гастарбайтеры; на декорирова-ние фасада и на благоустройство — по минимуму; такая статься расходов — как строительство школы и детского сада — была просто вычеркнута. И раз этот дом уже стоит (а подобный дом далеко не единственный), значит — данная комбина-ция абсолютно рабочая и обеспечивает необходимую рентабельность. И количе-ство этажей можно было бы ещё увеличить, но тогда бы этот дом по нормативам попал бы в другую категорию, в соответствии с которыми строительство каждого этажа обходится дороже. А с другой стороны, зачем останавливать строительство на 9 или 12 этаже? — если каждый последующий этаж — это дополнительная прибыль, притом, что мощность фундамента позволяет выдержать эту нагрузку. И если рассмотреть поэтажно, то где-то на 7 этаже организаторы строительства выручили необходимую сумму, чтобы расплатиться с кредитом; на этаже 14 — вырученные средства закрыли собой себестоимость данной стройки. И всё, начиная с 15 этажа и выше, — это чистая прибыль. В жилом доме на каждом этаже примерно по 10 квартир, и продав каждую по 3-4 миллиона, можно в итоге обеспечить хорошую прибыльность от всей затеи. Надеемся, что теперь у чита-телей больше не будут возникать вопросы о внешнем облике наших мегаполи-сов: многоэтажные исполины — это дань высоким процентным ставкам, а также — результат отсутствия работающих регламентов, которые бы сдерживали аппе-титы застройщиков. Притом, проценты по банковским кредитам не могут быть ни-же ключевой ставки Центрального Банка, потому что она строится по простой формуле: процент банковского кредита = Ключевая ставка ЦБ + маржа самого банка, выдающего кредит. Ведь коммерческие банки деньги в свою очередь по-лучают только от ЦБ, и также под процент.

И чтобы развеять остальные вопросы, мысленно перенесём этот участок размером в 16 соток в Соединённые Штаты, где ставка ЦБ = 1,25%, и, соответ-ственно, там кредит в коммерческом банке можно будет получить под ≈ 2,5% — и вот здесь уже сразу можно снизить здание на 6 этажей. Из-за того, что там земля и стройматериалы гораздо дешевле, — можно будет ещё отбросить этажей 5. Также там есть функционирующие регламенты, которые существенно ограничат аппетиты застройщика — этажей так на 9-10. В сухом остатке останется пример-но — 3 этажа. Теперь мы также надеемся, что у читателей не останется вопросов по поводу того, почему Америка — малоэтажная в основной своей массе.

http://mechanismone.livejournal.com/23280.html

https://mechanismone.livejournal.com/37081.html / https://varlamov.ru/2385059.html

 


Прокрутив на этом примере всю перфокарту нашей локальной Матрицы ландшафта, можно наглядно проследить одну из главных первопричин её отли-чия от других зарубежных Матриц ландшафта. Земля — и у нас, и в Америке — одинакова, строительные материалы также — нисколько не уступают по качеству, квалификация специалистов тоже — на высоком уровне. Вся разница лишь в ед-ва заметной маленькой циферке, порождающей во всём экономическом ланд-шафте страны непомерный рост стоимости абсолютно на всё. Здесь также не за-будьте вспомнить про обобщённый множитель, о котором шла речь в главе 1 «Ландшафты и матрица».

http://www.cbr.ru/
«Центробанк — это, в общем-то, ключевой игрок для того, чтобы мы могли показать хорошие результаты, погоду, именно в целом как экономика, страна.» — Олег Дерипаска, генеральный директор компании «РУСАЛ» — https://youtu.be/7Z0t_XkQVTs?t=14m22s
«…дело не только в правительстве, но и в Центральном банке – его ру-ководство не должно восседать в мягких креслах и рассказывать нам, что ин-фляция-де вызвана структурными проблемами… Причем они еще и лгут нам относительно причин инфляции, стоимости капитала и стоимости кре-дитов в России. Все это нужно немедленно менять.» — Олег Дерипаска, генеральный директор компании «РУСАЛ» https://russian.rt.com/article/3471
А теперь представьте, — какова была бы судьба данного земельного участка в 16 соток в центре города, если бы он замахнулся воплотиться в мало-этажном формате? Приговор был бы однозначный — шансов никаких, пациент неоперабельный. А если в цифрах, то тот застройщик, который бы решился на этом участке создать усадьбу — построить двухэтажный коттедж, баню, заложить сад, навести ландшафтного дизайну — вынужден был бы его продавать по цене 1 млрд рублей. Ведь именно столько принёс дохода тот 25 этажный дом (каждая квартира по 4 млн. руб., которых на этаже 10, и этажей таких 25 = 1 млрд руб.). Мы очень сомневаемся, что найдутся такие желающие, приобрести усадьбу по такой ломовой цене, притом внутри городской застройки. Для этих целей есть со-вершенно другие районы и совершенно другие участки (о некоторых из них мы расскажем в этой главе), и уже там подобные усадьбы могут стоить гораздо больше.

https://dimon.navalny.com/#rublevka
Притом под основанием самого 25-этажного здания занято всего 8 соток (800 м²). И если даже просто попробовать разместить на нём всех жителей квар-тир этого дома при коэффициенте семейности = 3,2, (т.е. в среднем в каждой се-мье статистически чуть более 3-х человек: 250 квартир × 3,2 = 800 жильцов), то на каждого жителя на таком участке придётся ровно по 1 м².



Но в малоэтажном исполнении комбинации из первой группы всё-таки появляются в юрисдикции нашей Матрицы ландшафта. И в качестве примера здесь лучше всего подходит малоэтажный посёлок, а вернее — концентрацион-ная ферма — г. Самара, новый микрорайон «Крутые ключи»:
«Наконец, мы дожили до светлого будущего, когда главным в городе стал человек. Ведущие мировые ученые, архитекторы, транспортники бьются над тем, чтобы сделать наши города удобными для жизни. По всей стране по-являются пешеходные улицы и велодорожки, парки и зоны отдыха. Казалось бы, жизнь налаживается... Но тут в Самаре решили построить новый мик-рорайон «Крутые Ключи».
Это не шутка и не компьютерная графика. Они на самом деле это построили. Бараки на 50 000 человек. В микрорайоне нет вообще ничего. Нет школы и детского сада, нет ни одного двора или общественного пространства хорошего, нет деревьев и лавочек. Только бесконечные ба-раки.» — http://www.yaplakal.com/forum2/topic863368.html


Сам внешний вид данного посёлка делает избыточным и лишним подроб-ное комментирование. Следует только уточнить, что такое произведение стало возможно благодаря низкой стоимости земли. То есть, из-за более низкой стои-мости земельного участка, денег хватило на гораздо большую площадь, на кото-рой все 25 этажей той свечки просто распластали поэтажно в одном уровне. Ши-рину проездов при этом заложили самую минимальную, также сэкономили на строительных материалах, т.к. для малоэтажных построек не нужно применять железобетон, кроме как для фундамента.


Фо-то:https://yandex.ru/maps/51/samara/?ll=50.313691%2C53.318284&;z=16&l=sat%2Cskl%2Cstv%2Csta&panorama%5Bpoint%5D=50.308171%2C53.316115&panorama%5Bdirection%5D=314.251541%2C10.999321&panorama%5Bspan%5D=104.922547%2C80.000000

Вторая группа — «Западное посольство». Изделия второй группы также бывают в двух исполнениях — в многоэтажном и в малоэтажном. Исходными предпосылками, породившими эту группу, являются — обладание большими ка-питалами, отменяющее зависимость от кредитных заимствований, а также притя-зания на принадлежность к западноевропейскому гнезду или хотя бы на облада-ние атрибутов оного.
В многоэтажном исполнении — это всем известные имиджевые бизнес кварталы. Кварталы, создаваемые, в том числе, для брендирования территории по западному лекалу. Этажи в этом случае тянутся ввысь не из-за вынужденного достижения рентабельности, а для получения в первую очередь эффектных па-норамных видов — бельведеров (от итал. belvedere — «прекрасный вид»). И за этими симптомами абсолютно точно угадывается, например, — Москва-Сити.

Фото: Кирилл Умрихин — http://www.kirillumrikhin.com/

В малоэтажном исполнении примеры второй группы встречаются гораздо чаще, потому что люди живут не в башнях, подобных Москва-Сити, а там только лишь работают:
«Катерина, больше года жила в апартаментах в башне «Москва»: — Сейчас в апартаментах живут родители, мы поменялись квартирами, потому что мне стало некомфортно в Сити. Кому-то небоскребы придают сил, мне же наоборот. Панорамные окна с видом на Москву, ты наедине с городом — это сначала красиво, но потом тебе начинает казаться, что весь го-род наблюдает за тобой. Мои апартаменты находятся в жилой башне на 37-м этаже, но при этом по обе стороны от квартиры располагаются офи-сы. Люди постоянно проходили мимо моей двери, я слышала какие-то разговоры.
…Одна из проблем, наверное, всех небоскребов — это лифт. На то, чтобы просто выйти из дома, можно потратить полчаса. Во время ре-монта в моей квартире грузовой лифт иногда приходилось ждать в ча-совой очереди.» —https://ria.ru/society/20170902/1501572643.html
В силу того, что пользователи данного формата никакой нужды в деньгах не испытывают, то под запросы данной публики в ткане города отчуждаются це-лые сектора. По какому-то символическому совпадению, эти сектора, как прави-ло, выделяются в западных районах городов и мегаполисов. Ещё в первой книге «Мера в урбанистике» про эту особенность была следующая цитата:
«— Так устроены многие большие города, — подтверждает викинг. — На юге — снабжение, на севере — отходы.
Старый африканец пожимает плечами:
— И можно добавить: на западе — богачи, на востоке — бедняки. Утром рабочие с востока едут трудиться в богатые западные кварталы.» — Бернард Вербер, книга «Зеркало Кассандры».
Удивительно, но точно по такому же лекалу скроена и Москва. Для данной публики был бережно выделен весь западный сектор на глубину 75-100 км от МКАД. По сути, благодаря своим капиталам они оплатили негласную пошлину на получение права проживать в малоэтажных дворцах в непосредственной близости от Москвы. Эта пошлина даёт западному сектору иммунитет и непри-косновенность перед угрозой быть застроенным многоклеточными коробками.

Соответственно, не будучи стеснёнными финансовыми ограничениями, данная покупательская аудитория способна оплатить сполна все необходимые затраты на инфраструктуру, благоустройство и даже больше.

http://visualhotels.com/zavidovo_golf/
Ввиду результирующего контраста такой среды обитания по отношению ко всей остальной, подобные оазисы обносятся неприступной фортификационной стеной с усиленной охраной. Именно поэтому мы назвали объекты данной группы «посольствами», т.к. попасть в такие посёлки ничуть не проще, чем пройти в по-сольства иностранных государств.

В рамках работы над этой книгой по счастливой случайности удалось по-бывать в некоторых посёлках-оазисах — в элитном коттеджном посёлке «Милле-ниум Парк» (http://www.millennium-park.ru/), в посёлке премиум класса «Княжье озеро» (http://www.kn-ozero.ru/), в коттеджном посёлке «Берёзки» (http://берёзки.рф/about/). Все они как раз находится в том западном секторе от Москвы.
И, действительно, оказываясь на территории таких посёлков, ощущается, что словно попадаешь в другую страну — словно это не посёлки, а полномочные западноевропейские представительства на территории России. Матрица ланд-шафта в них кардинально другая.




Там были впервые замечены урны, которые наперекор сложившимся сте-реотипам не упираются в лицо сидящим, а эргономично отстоят от лавочек на нужном расстоянии. И в отличие от городских пространств, там не нужно никого убеждать в необходимости соблюдения таких мелочей — там их уже просто осо-знают и воплощают — столбики для разделения пешеходной и проезжей частей, искусственные неровности, покрытие дорог из плитки вместо асфальта, ограни-чение скорости знаками, большой процент озеленения, обилие водоёмов, криво-линейные трассы дорог и дорожек и т.д.
И когда в то же самое время в близлежащих многоклеточных посёлках Подмосковья на всех дорогах лежала пыль сантиметровым слоем, то в этих по-сёлках пыль с дорог уже давно была убрана и было так чисто, что можно было рядом с ними играть детям, не боясь об них испачкаться.






И более всего, что поражает в этих посёлках, — это тишина. А также отсут-ствие внутренней тревожности, т.к. автомобиль там не может появиться неожи-данно в том месте, где ему быть не положено…






И под конец рассмотрения второй группы: пару штрихов о ценах, позволя-ющих оплатить ту самую пошлину от застройки многоклеточными коробками — http://berezki.realtor.ru/selection

Третья группа — «Социальное эко-убежище». Изделия третьей группы бывают только в одном исполнении — в малоэтажном. Связано это с тем, что подавляющая аудитория из третьей группы — это те, кому неприемлемы условия жизни в мегаполисе. Одновременно у них недостаточно средств для создания полноценного посёлка: и по сути получаются посёлки на 15-25 лет — покуда не подрастут дети эко-активистов и не уедут потом в города для получения образо-вания; — и покуда не иссякнет собственная энергия родителей первопроходцев. Такие посёлки создаются, как правило, на приличном отдалении от городов; и создаются чаще всего на средства, вырученные от продажи городской квартиры.

При их создании закладываются абстрактные высокодуховные и наидоб-рейшие правила внутреннего общежития, по умолчанию признающие за каждым жителем исключительно высоконравственные помыслы и деяния, а также всеоб-щее равенство и братство. К чему эта высокодуховная душнота приводит — пре-красно знают сами жители подобных посёлков, и в особенности экс-жители. Про последствия таких непрактичных порядков общежития мы уже подробно писали в главе 12 «Инстинкт в шкафу» и повторяться здесь лишний раз не будем, чтобы не обижать без нужды и без того эмоционально восприимчивую публику.
Кадры из документального фильма про экопоселения «Отчужденное счастье» —
https://www.vesti.ru/videos/show/vid/730829/
Да, на картинке всё выглядит красиво, особенно летом. От довлеющего влияния города убежали и оборвали большую часть социальных связей с ним. Кругом свежий воздух, зелёная травка, лес — нет ни одного напоминания о горо-де. Кругом бегает беззаботная и весёлая малышня.

Кадр из документального фильма про экопоселения «Отчужденное счастье» —
https://www.vesti.ru/videos/show/vid/730829/
По нашему мнению, такие люди добровольно производят над собой акт со-циальной самостерилизации, слагая с себя ответственность за происходящие де-градационные процессы в городе. По сути, подобным актом социального само-оскопления люди превращают себя в соцально безответственных евнухов, тем самым говоря всем остальным — «мы уехали туда, где нам теперь хорошо, где мы можем спокойно медитировать в райских кущах, а вы как хотите — ре-шайте проблемы мегаполисов сами».
Кадры из документального фильма про экопоселения «Отчужденное счастье» —
https://www.vesti.ru/videos/show/vid/730829/
Им, к сожалению, невдомёк понять, что мегаполис рано или поздно добе-рётся своим железобетонным катком и до их отдалённых «уголков беззаботного счастья». И в таком неравном противостоянии им не останется ничего другого, как снова перекочёвывать ещё дальше от мегаполиса.
Обратный отсчёт судьбе таких эко-убежищ отмеряют постоянно подраста-ющие дети. По достижении совершеннолетия их взгляды могут сильно расходит-ся с родительскими. И если их выбор будет связан с необходимостью получения высшего образования, то они (как, впрочем, это уже было в 60-70-е гг. двадцатого столетия: кому интересно, почитайте труды Заславской Т.И. о необратимых про-цессах в деревнях советского времени — https://ru.wikipedia.org/wiki/Заславская,_Татьяна_Ивановна), будут вынуждены оставить родителей в их экологических гнёздышках и переселится в мегаполисы, из которых уже редко кто возвращается.
Комфорт мегаполиса с его насыщенной развлечениями жизнью, доступ к которой даёт высокооплачиваемая профессия, войти соответственно в которую можно через престижное образование, — это универсальная наживка мегаполи-са, которая уже выманила из деревень не одно поколение.
Кадры из документального фильма про экопоселения «Отчужденное счастье» —
https://www.vesti.ru/videos/show/vid/730829/
В умолчаниях также остаётся жёстко ограниченный выбор видов професси-ональной деятельности в данных эко-убежищах. Волей-неволей всё безвыход-но замыкается только лишь на — пчеловодство, растениеводство и живот-новодство. Конечно, редко кому не нравится пожинать плоды своей любитель-ской агрокультуры: ради интереса, удовольствия и в качестве довеска в продук-тах питания. Но, извините, — далеко не все готовы уходить в это полностью с го-ловой и, тем более, строить на этом свой доход и заработок. Такое отклонение в иные профессии и виды деятельности полностью исключено в эко-убежищах по причине их инфраструктурной скудости и архаичности. Наличие профессиональ-ных альтернатив напрочь отрицается самим форматом и масштабов данных со-циальных образований — 20-40 хуторов никогда не будет достаточным для со-здания школы, института, любого производства или объекта социальной инфра-структуры (лечебные заведения, аптеки, банки и т.д.).

Всю эту нагрузку жители подобных эко-убежищ молчком возлагают на от-ветственность ближайших к ним городов и посёлков, которые они в тоже самое время так неистово ненавидят и отвергают, но всё равно по-прежнему так и про-должают безропотно пользоваться этими благами цивилизации — и это просто псевдо-экологическая форма инфраструктурного лицемерия и цинизма. И в этом, при обоюдном их сравнении с малоэтажными «западными посольствами», они мало чем отличаются друг от друга — будь у эко-беженцев такие же капиталы, они бы не колеблясь превратили бы свои зелёные кущи в беззаботные элитные оазисы по образцу тех же «западных посольств».
Кадры из документального фильма про экопоселения «Отчужденное счастье» —
https://www.vesti.ru/videos/show/vid/730829/
И если обобщить эти три группы, рассмотренные выше, то первая группа — это безоговорочное и послушное следование диктату экономического ландшафта (политкорректно это называется — соблюдение рентабельности), вторая группа — это апогей превосходства и независимости от экономиче-ского ландшафта, а третья группа — это избегание и притаивание от всё то-го же экономического ландшафта.
Этот ландшафт комбинаций почти повсеместный: редко, когда встречаются исключения, не вписывающиеся в приведённые выше три группы. И это всё до-статочно просто объяснимо, т.к. за отказ быть вписанным в эти три сценария в итоге приходится расплачиваться гораздо большей нагрузкой при создании и управлении проектом. Так как, всё то, что не потакает и противоречит генераль-ным линиям рынка, требует к себе большего внимания и опеки.
И как бы такой режим не был тяжёл, посёлки альтернативного формата всё же существуют. На данный момент нам известны только два таких посёлка. Один из них — это уже многим известный посёлок «Доброград» (http://gorod-dobrograd.ru/) во Владимирской области (он же «GoodWill»), второй посёлок сей-час подходит к завершению своего строительства — это комплексный проект «М2о2» (http://m2o2.ru/), состоящий из нескольких разноформатных посёлков (его рабочее название «Мега-Деревня»). О проекте М2о2 будет подробно рассказано в главе 17 «Опыт практической реализации».


Оба этих посёлка созданы на основе целесообразного подхода к террито-рии, с адекватным учётом её потенциала и возможностей территорий смежных. Также грамотно учтён ассортимент спроса и покупательских возможностей. И не-смотря на эту прагматичность в подходе, в каждом проекте заложены вполне до-стижимые перспективы для дальнейшего роста и развития посёлков — в виде объектов социальной инфраструктуры, в виде туристического, рекреационного и оздоровительного направлений.

 



Матрица ландшафта. Основная часть
Глава 16. Архитектура без глянца

 

Красота есть высшая практическая польза.
Константин Мельников (1890-1974)

 

Толковый инженер непременно должен обладать двумя качествами:
чувством здравого смысла и чувством ответственности.
Якушев Борис Эдуардович,
легендарный преподаватель
теоретической механики в ЛИСИ

 

До чего же мы дошли с этой экономией!
Лагутенко В.П. (1904-1969),
отец-изобретатель «хрущёвки

 


Архитектор — это инженер красоты. Архитектор — это одновременно и художник, и строитель, и инженер, и скульптор, и градостроитель, и управ-ленец. При выпадении хотя бы одной составляющей из этого многоборья состо-ятся архитектором невозможно. Некомпетентность в любой из этих дисциплин превращает специалиста в подражателя профессии.
Ввиду такой сложности и многогранности профессии, не зря говорят, что полноценно состояться архитектором можно только после пятидесяти, если, ко-нечно, маразм не опередит к этому времени. Как раз именно в этом возрасте у человека накапливается достаточно практического опыта, подкрепляемого зна-ниями.
Изначально книга «Матрица ландшафта» задумывалась для написания именно этой главы и совсем немного места планировалось для описания объем-лющих процессов, опосредованно влияющих на создание архитектурных объек-тов — городов, посёлков, зданий. А в итоге, то немногое из дополнительного вы-лилось в 15 глав, против 4-х глав целевых. Это произошло так, потому что при сборе и обобщении материала для книги стала очевидна недостаточность узко-профессионального знания и опыта. Без понимания более широких и масштабных процессов — и архитекторы, и их творения становятся послушными инструмен-тами, слепо обслуживающими интересы третьей стороны. Тем архитекторам и градостроителям, кто не хочет лить воду на мельницу чужих целей и интересов, эта книга поможет проявить механику происходящих процессов. Впрочем, это ка-сается и всех других сфер деятельности, в коем качестве эта книга будет полез-на для людей самых разных профессий.
Но вернёмся снова к главной теме этой главы. Разнообразие знаний, уме-ний и навыков, необходимых для полноценного становления архитектором, предъявляют особые требования как при изначальном развитии и образовании, так и процессе осуществления профессиональной деятельности.
Что касается развития и образования, то эту тему мы уже частично затра-гивали в главе 11 «Зерно матрицы», ведя речь об особенностях развития способ-ностей у людей, обусловленных особенностями формирования морфофункцио-нальных подполей мозга человека. И в случае с архитектурной деятельностью, когда в одном человеке необходимо одновременное сочетание и художествен-ных, и технических, и управленческих навыков — к получению действительно ка-чественного образования нужно подходить особо ответственно. Проще говоря, и художник, и технарь должны гармонично сочетаться в одной личности.
Иерархический каскад учебных заведений, который предлагает образова-тельная система, избыточен по содержанию, но скуден по качеству знаний. Дет-ский сад, художественная школа, архитектурно-строительный колледж, архитек-турный институт — слишком ранее начало и чрезмерно долгая передержка. Столь долго загружаемые знания, остающийся на всём протяжении без закрепле-ния опытом, остаются непереваренными и неусвоенными. И вследствие особен-ностей работы мозга, который всячески сопротивляется сохранению практически неиспользуемой информации, накопленные в учебных заведениях знания вымы-ваются из памяти, как краткосрочной, так и долговременной. Те дисциплины, ко-торые нужны, — отсутствуют в конвейере уроков и лекций, а предметами пусты-ми учебный план наоборот переполнен.
И те, кто свято уповают на современные школы и университеты, однознач-но рискуют столкнуться с разочарованиями в обнимку с дипломом на выходе из альма-матер. Подлинное становление архитектором в нашей образовательной карусели возможно только вопреки, а не благодаря ей. Других профессий это ка-сается в той же мере. Реальный шанс стать специалистом есть только у тех сту-дентов, которые несанкционированно, начиная уже со второго-третьего курса, начинают подрабатывать в реальном секторе по своей профессии. Иначе, рафи-нированные знания, получаемые в вузе, — это просто никчёмная вата и поролон. И пока их не наполнишь опытом, они так и будут оставаться просто пустой обо-лочкой.
Также из-за особенностей нашей культуры архитектурное образование об-ладает двумя особенностями, которые потом в итоге проявляются не в самом лучшем виде: первая особенность связана с тем, что оно отчасти художествен-ное (1), вторая особенность объяснима ей сложностью и многогранностью профессии архитектора (2).
1). Художественная составляющая архитектурного образования в ка-кой-то мере уравнивает архитектурные вузы со всеми творческими. А кто в первую очередь выбирает для себя творческую сферу и стремится в подобные учебные заведения? К сожалению, приходится признать, что основной контингент творческих вузов — это девиантные личности. История большинства судеб твор-ческих людей, а также опыт практикующих психологов, курирующих их современ-ников, недвусмысленно подтверждают, что чаще всего природа творчества — это следствие декомпенсированной психики. На поверку, ядром творческой девиации являются психологические травмы, полученные в детстве — задавленные обиды, страхи, фобии, пренатальные стрессы и т.д. И для таких людей архитектурная (и прочая творческая деятельность) становится формой декомпенсации зажимов в своей психики; более того, эта форма признаётся в обществе социально прием-лемой и даже поощряется. Постоянное и назойливая тяга к самоутверждению находит своё выражение в плодах их архитектурной (музыкальной, актёрской, ли-тературной …) деятельности. И по сути получается, что архитектурные шедевры — это в некоем роде проекция заниженной самооценки и гипертрофированной (вследствие изъянов в самооценке) гордыни их ваятелей. И чем более архитек-турный шедевр затмевает творения остальных конкурентов по цеху своей ориги-нальностью и экзотичностью, тем более у его автора утоляется воспалённая гор-дыня и тем больше восстанавливается самооценка. Именно отсюда тяга к гиган-тизму, чрезмерным высотам, ярким решениям, скандальным формам и т.д. Функ-ционально такие архитектурные изыски являются антидепрессантом для деком-пенсированной психики. Но так как в этой среде большинство публики с таким диагнозом, это возбуждает постоянную конкуренцию между её членами за ориги-нальность и экстравагантность своих изделий. Все сопутствующие компоненты такой конкуренции перечислять не имеет смысла — она, как раз-таки, совершен-но банальна в своих проявлениях. И поэтому, такие названия объединений, как «Союз -художников, -архитекторов, -композиторов, -писателей и т.д.» — это сло-восочетания внутренне противоречивые по своей сути. Союз между членами та-ких объединений — абсолютно исключён: в контактном серпентарии вы будете себя чувствовать в гораздо большей безопасности. Пикантности в эту атмосферу добавляют те лицемерные чудеса поведенческой природы людей, на которые способен наш мозг (подробнее: смотрите главы 11 и 12).
Для чего мы пишем об этих вещах в архитектурной среде? — чтобы у тех, кто избрал для себя этот путь, было адекватное понимание климата Матрицы ландшафта, в который они входят. На данный момент он таков, и с этим надо считаться, к этому надо быть готовым; с этим можно жить — для этого развивай-те свои дипломатические способности — не вы первые, кто с этим справляется…
И вроде бы — всё ничего. Да вот только, если подобные алгоритмы творе-ний в виде холстов, скульптур, музыки, книг не так чреваты для общества, то в виде архитектурного воплощения это, как раз, может быть очень пагубным, а по-рой и опасным. Чего можно ожидать от творца очередного архитектурного или градостроительного шедевра, которым движут именно такие девиантные цели? На практике получается, что подобный ваятель думает в первую очередь о до-стижении ошеломительного успеха, о том, как бы выделиться посредством свое-го творения, чтобы все заметили и признали величие его гения. В ход идут все средства — новые формы, опасные конструктивные решения (смелые консоли без колонн, наклонные стены и т.д.), непродуманные технологические комбина-ции и прочее. В голове у таких зодчих пульсирует только одно, — напечатают ли потом его творение в престижном журнале и дадут ли впоследствии архи-тектурную премию: Architecture Prize, Arch Awards? А в связи с тем, что архи-тектура создаётся не быстро и, следовательно, подобных проектов много за творческую судьбу быть не может, то из каждого проекта архитектор старается выжать по максимуму для выражения своей неповторимости. Ограничивают по-добные полёты фантазии только нормы проектирования и бюджеты проектов. По нашему мнению, такое непрофессиональное поведение архитектора является откровенной спекуляцией на потребностях общества в угоду своим амбициям.
В качестве примера. Если кто ещё помнит про Обрушение торгового центра «Maxima» в Риге в 2013 г.? — в результате трагедии погибли 54 человека, около 40 человек получили ранения:
«21 ноября 2013 года, приблизительно в 17:45, крыша и стены супер-маркета прогнулись, из-за чего автоматические двери оказались забло-кированы; многие посетители и персонал были лишены возможности выйти наружу. Далее, в 17:53 обрушилась одна из стен здания и крыша прямо над кассами, у которых в час пик традиционно собирается большое количество по-купателей. Позднее, в 18:59, когда более 400 спасателей и полицейских уже приступили к расчистке завалов, рухнула ещё одна часть крыши. В результате общая площадь обрушения достигла порядка 500 квадратных метров. Утром 22 ноября из-под завалов были извлечены тела 15 погибших посетителей и ра-ботников. Кроме этого, в результате второго обвала погибло трое спасате-лей. Общее число жертв достигло 52 человек, 40 получили ранения. Последние выжившие люди были извлечены из-под завалов рано утром.» — https://clck.ru/Bwj65
Самое парадоксальное, что рухнувший торговый центр вследствие смело-сти и новизны своих архитектурных решений был обладателем нескольких ар-хитектурных премий и наград — http://www.tvc.ru/news/show/id/23417:
• В 2011 году здание торгового центра выиграло «Ежегодный приз лат-вийской архитектуры».
• В 2012 году ТЦ стал «Лучшей стройкой года в Латвии» в номинации «Новостройка» и получил от Латвийской ассоциации строителей «Се-ребряный приз».
• В том же году Maxima попал в число 17 номинантов на архитектур-ную премию Риги. Он был выдвинут на премию латвийским союзом архитекторов, строительной управой города и департаментом соб-ственности рижской думы.
Архитектурная новизна в основном заключалась в том, что торговый зал был перекрыт большепролётными балками без единой поддерживающей колонны в центре. И плюс к этому, гений архитектора додумался разбить ещё на этой крыше ландшафтный дизайн — парк с зелёными газонами, мощёнными тропин-ками, альпийскими горками и даже с детской площадкой. Как раз под весом всего этого благоустройства эта перенапряжённая в инженерном смысле крыша и об-рушилась — сопромата на них мало!
Судя по снимкам с места трагедии, до обрушения был дождь (и возмож-но, не один день), который и напитал влагой весь грунт на крыше. Совершенно непонятно, о чём думали проектировщики, когда укладывали толстым слоем столь влагонасыщаемый материал (плодородный грунт), зная, что с плоской кровли отвод воды и без того сильно затруднён — видимо, надеялись на те дре-нажные лотки, которые хорошо видны на фото до момента трагедии. В итоге, масса перекрытия резко возросла и при достижении порога допустимого напряжения запустился необратимый каскад предельных состояний конструкции ферм: сначала был пройден предел пропорциональности → потом предел те-кучести → следом предел прочности → и в самом конце была достигнута точка разрыва твёрдого тела (большепролётной балки). → бум…, и полсотни человек в тот вечер не вернулись домой после рабочего дня — чьи-то мамы и папы, бра-тья и сёстры, сыновья и дочери... И даже если обратно отозвать дипломы у всех проектировщиков из этого бюро, людей уже не вернуть.


Другой такой шедевр новизны формы есть в Лондоне — творение девело-перов LandSecurities и CanaryWarf — который своим вогнутым стеклянным фаса-дом стал работать как лупа, направленная на ближайшую улицу: алиби вслед-ствие неведения здесь невозможно, т.к. оптику проходят ещё в школе на уроках физики. В итоге небоскрёб «расплавил зеркало, эмблему и покраску кузова при-паркованного на стоянке «Ягуара», сжег сиденья нескольких велосипедов, ис-портил облицовку зданий и ковровое покрытие парикмахерской.» — https://rg.ru/2013/09/04/neboskreb-site.html
Когда это обнаружилось, фасад здания в спешке закрыли поглощающим свет экраном — https://youtu.be/Xc2i0g_88uY
«Однако прошли годы — и настал разгул лоска, блеска, шика, ещё де-сять лет — и все дома покрылись ослизлой гладью стекла, и этому беше-ному стеклянному азарту нет предела.» — Мельников К.С., книга «Констан-тин Степанович Мельников. Архитектура моей жизни. Творческая концепция. Творческая практика».

 



И так как по умолчанию, в голове архитектора сидят такие приоритеты, он даже в процессе своего обучения забивает на все «неликвидные» предметы — сопротивление материалов, механика грунтов и оснований, инженерную геологию и прочие инженерные темы. Не стоит потом удивляться, отчего у строителей и инженеров такое предубедительно негативно отношение к архитекторам, градо-строителям, дизайнерам — а как к ним в таком случае относиться, если большая часть из них только и умеет: что рисовать свои невменяемые сюрреалистичные 3д картинки, построить по которым потом практически невозможно?
Поэтому редко кто из архитекторов действительно занимается архитекту-рой и градостроительством. Такие архитекторы, необременённые деформациями своих мотиваций, есть — их немного, но они есть. С некоторыми из них нам при-ходилось встречаться в своей практике. Такие специалисты, они всегда на вес золота и очень ценятся в среде чиновников и строителей.
Мало их потому, что, во-первых, уж слишком велик соблазн и искушение ваять арх-памятник своей гордыне и амбициям вместо того, чтобы заниматься действительным архитектурным проектированием. А во-вторых, из-за того, что редко кто под давлением современной системы образования доходит до архи-тектурного вуза с неисковерканный психикой.
И здесь мы сейчас по касательной двигаемся рядом с очень ответственной темой — темой раннего детского воспитания и образования. Частично мы её уже затронули в главе 13 «Социальный инстинкт», где упоминали про школу. Но вследствие её важности, здесь мы ей также выделяем место, хоть и жертвуя связностью повествования — но возможно, эта информация потом кому-то очень пригодится в ответственный момент при воспитании детей. Выделяем этот блок тремя звёздочками сверху и снизу.
* * *
Речь в этом блоке пойдёт про необходимость детского сада в жизни ребён-ка. По нашему мнению, детский сад нужен не детям, детский сад — нужен родителям. Детский сад — это парковка для своих собственных детей, кото-рая освобождает папе и маме руки и время для работы, которая в свою очередь нужна для оплаты кредита или ипотеки (ведь не для кого не секрет, что величина кредитной нагрузки в банке рассчитывается, исходя из условия, что работают од-новременно оба родителя). Далее мы приведём всего лишь цитаты двух специа-листов, которые профессионально занимаются изучением влияния детских садов на психику ребёнка. Их содержание даёт понимание причины частого появления декомпенсированного состояния психики у подростков и взрослых, и у архитекто-ров в том числе.
«Если относиться к садику именно как к услуге для родителей, а не к учреждению, призванному воспитывать и формировать ваших детей, многое встает на место. Такая длительная игровая комната. Магазин хо-чет, чтобы вы спокойно и с удовольствием покупали, а общество хочет, что-бы вы работали. Удобно оставить в игровой ребенка, выбирая мебель? Конеч-но, если для ребенка это в удовольствие или как минимум безопасно, а вам нужно иметь свободные руки и голову. Удобно пользоваться детским садом? Да, при тех же условиях.
Никакого другого, высшего педагогического, смысла в истории с детским садом нет. И если вам это не нужно, или ребенок очень не хочет, или достаточно хорошего сада не нашлось – он ничего важного для раз-вития не потеряет.
Только очень проблемная семья, в которой родители совсем не занима-ются детьми, может дать им меньше, чем стандартный детский сад.
Если под социализацией имеется в виду общение со сверстниками, роле-вые игры с ними, то не во всяком детском саду для этого много возможно-стей, может быть, игровая комната в ИКЕЕ, дача или ближайший сквер с по-стоянной компанией гуляющих мам с детьми дадут вашему ребенку не мень-ше.» — Людмила Петрановская, семейный психолог, писатель, лауреат Премии Президента РФ в области образования, член Ассоциации специалистов семейно-го устройства «Семья для ребенка», книга «Привязанность – тайная опора».
«...Но страшнее всех картинка самая первая: меня оставляют. Уда-ляются уводимые в неизвестность брат и сестра... Спина и вполоборо-та лицо уходящей мамы... Чужое вокруг все, незнакомое, все сереет, чер-неет, ужас беспомощного одиночества, предательство бытия...
Знаю теперь - это переживание не сверхобычно, не уникально нисколько. Травму такую получает каждый малыш, впервые на неопределенное для него время (для маленького и полчаса – почти вечность) внезапно оставляемый в резко чужой обстановке – да, каждый, даже предупреждаемый заранее...
Удар, сравнимый с ядерной бомбежкой, наносится по древнейшей психо-генетической программе ребенка, почти со стопроцентной вероятностью предусматривающей возможность его выживания в первые годы жизни только в среде СВОИХ – в родительской семье или в разновозрастной стае родствен-ников, достаточно малочисленных и постоянных, чтобы всех их, еще не отры-ваясь от матери, запомнить в лицо. Так многие тысячи и миллионы лет было в Природе, такими нас сделала история нашего вида.
У очень многих детей – у меня тоже – безумный ужас первооставленно-сти становится главной закладкой, основой всех последующих невротических страхов, зависимостей и депрессий, всего недоверия к жизни и самому себе. Бездна, однажды разверзшаяся, не сомкнется – только прикроется придорож-ными кустиками... <…>
Это нам, взрослым, кажется, что походить в садик годика три, ну год – не долго и не страшно. Все обеспечено, контроль полный... Это нам даже не кажется - знаем: не так. Вранье это, самообман наш, которым прикрываем свою вину перед ребенком...
Трехлетняя (возьмем в среднем) детсадовская пора жизни ребенка по истинной, внутренней продолжительности – ничуть не меньше, чем десяти-одиннадцатилетняя школьная. И гораздо значимее, чем, скажем, время пребывания в армии или в институте. В первые годы жизни каждый ку-сочек времени вмещает в себя столько переживаний, столько развития и пре-пятствий ему, столько памяти и душевных ран, столько беззащитности, столько жестокой тупости взрослых!..» — Владимир Леви, кандидат медицин-ских наук, советский и российский писатель, врач-психотерапевт и психолог, ав-тор книг по различным аспектам популярной психологии, книга «Новый нестан-дартный ребенок».
* * *
Вторая особенность архитектурного образования, связанна со 2). сложно-стью и многогранность профессии архитектора. В обществе архитекторы за-ведомого воспринимаются как разносторонне развитые личности, что придаёт престиж этой профессии. И следуя этой логике, представители элиты стараются пристроить своих отпрысков за определённую плату (о**у *ы*я*у *у**ей) в архи-тектурные институты, полагая, что диплом с отметкой архитектор обеспечит дальнейшие перспективы их чадам. Эти проявления были и в советское время, и прежде, но особенно они усилились за последние 25 лет. В итоге представители золотой молодёжи облюбовали архитектурные вузы. К чему это обычно приводит всем известно по примерам других учебных заведений — снижение качества учебных и дипломных работ, низкая посещаемость, низкий уровень подготовки специалистов, и как следствие, — всеобщее снижение доверия к дипломам дан-ных вузов, а также их авторитета. И, конечно же, непременным атрибутом стано-вится автопарк люксовых авто возле арх-институтов. Для интереса советуем по-бывать хотя бы на занятиях у первых двух курсов по рисунку и живописи в любом арх-институте — это позволит воочию убедиться, что качество некоторых работ ниже, чем в детских художественных школах.
В результате, такой эрозии в архитектурном образ